Global Times (Китай): оценивая отношения между Китаем и Россией, американские элиты вновь прибегают к некорректному анализу времен холодной войны

В понедельник, говоря об отношениях России с Западом и Китаем, бывший посол США в России Майкл Макфол (Michael McFaul) задал вопрос в своем посте в «Твиттере»: «Превращение Китая в зависимое государство — это что, самое лучшее, что Россия может сделать в мире?».

Высказанная Макфолом идея зависимого государства популярна на Западе. Главной основой Это заблуждение, главным образом потому, что несоответствие между Китаем и Россией по их ВВП увеличивается.

Эта риторика указывает на то, что Макфол неправильно понимает суть китайско-российских отношений в эпоху после окончания холодной войны. Представители высшего руководства Китая и России считают, что их двусторонние отношения находятся на самом высоком уровне за всю историю и характеризуются максимальным взаимным доверием. За всю свою историю китайско-российские отношения как никогда равноправны. Обе страны уважают свои взаимные основные интересы и относятся друг к другу с позиции равенства. Это резко отличается от того, как относится к этим двум странам Запад — свысока и снисходительно.

С точки зрения представителей западных элит, таких как Макфол, гегемония США оказывает благотворное влияние, ведь США и их союзники являются защитниками своих общих ценностей, таких как «демократия» и равенство. Но на самом деле гегемонистские структуры США основаны на неравных иерархических порядках. Многие представители американских элит, включая самого Макфола, установили ряд условностей и стереотипных двойных стандартов. Его риторика направлена на то, чтобы вбить клин между Пекином и Москвой.

Американский истеблишмент традиционно относится к России враждебно. Даже несмотря на то, что холодная война закончилась, старый менталитет «сторонников холодной войны» почти не изменился. Одним из результатов многолетнего соперничества между США и Советским Союзом во время холодной войны было то, что обе стороны сформировали стереотипы — восприятие друг друга как своего главного врага. Хотя после распада СССР в 1991 году общая государственная мощь и влияние России уменьшились, давние настроения США в отношении противодействия России, похоже, вполне сохранились.

Об этом свидетельствуют слова Джо Байдена, назвавшего Россию самой большой угрозой национальной безопасности США. Можно в принципе утверждать, что в ближайшей перспективе американо-российские отношения вряд ли смогут вернуться к нормальному состоянию. Кроме того, на фоне усиления китайско-американской конкуренции у Китая и России появляется больше возможностей для развития двусторонних связей.

В том же посте в «Твиттере» Макфол написал и о том, что «Путин и его партия хотят отмежеваться от Европы, ослабить с ней связь, и что Запад ей нужен в качестве врага». Его слова об отношениях России с Европой наводят на мысль, что он, похоже, неправильно понимает философию дипломатической борьбы России.

В последнее время Россия занимает жесткую позицию по отношению к ЕС. Как заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров 12 февраля, «мы исходим из того, что мы готовы [разорвать отношения с ЕС]. Если мы еще раз увидим, как мы уже чувствовали не единожды, что в каких-то областях накладываются санкции, которые создают риски для нашей экономики, в том числе и в самых чувствительных сферах, — да». Но это только одна сторона медали.

Понятно, что Москва намерена работать на двусторонней основе с относительно объективными, нейтральными и дружественными членами ЕС. Она не хочет, чтобы в политике Брюсселя по отношению к России преобладала враждебная антироссийская риторика.

Другими словами, отмежевание, ослабление связей не было приоритетом политики России в отношении ЕС. Наоборот, Москва в качестве решительного шага попыталась установить красные линии, пытаясь не допустить, чтобы ситуация вышла из-под контроля. Россия неоднократно выражала готовность быть равноправным партнером Запада. То есть, дело не в том, что Москва этого не хочет — она дает понять, что не может этого добиться. Макфола можно заподозрить в том, что он называет белое черным, его слова противоречат фактам.

Точнее говоря, китайско-российские отношения предполагают другой возможный сценарий межгосударственных отношений для гегемонии США, но они направлены не на то, чтобы играть альтернативную роль. Растущая мощь развивающихся экономик, таких как Китай и Россия, как общая тенденция в международных делах может не измениться. В то же время, Китай, США и Россия как постоянные члены Совета Безопасности ООН должны укреплять взаимное доверие. Эти три страны должны взять на себя ведущую роль в поддержании основанного на правилах международного порядка, совместном реагировании на глобальные вызовы и угрозы и совершенствовании системы глобального управления.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.