Шато де Геделон: показательный пример средневекового строительства замков (France Today, Франция)

Есть в северной Бургундии уголок, который прочно застрял в Средних веках. Глубоко в лесах всего в ста с лишним километрах от Парижа команда строителей усердно трудится над возведением настоящего замка XIII века — Шато де Геделон. Причем используются лишь те материалы и методы, которые были известны в Средневековье.

Но есть и еще одно ключевое отличие современной стройки от строительства замка Геделон: здесь активно поощряется общение посетителей с строителями. Впечатляющий факт: ежегодно на растущий замок приезжают посмотреть 300 тысяч человек. Они приносят проекту 5 миллионов евро в год, полностью его финансируя.

Здесь уделяется дотошное внимание деталям. Вместо кранов используются деревянные подъемные устройства, например, ручные лебедки, шпили и топчаки. Чтобы построить работающую средневековую печь для обжига черепицы и плитки, каменщик съездил в лондонский Британский музей и изучил подлинный экземпляр. Даже строительная смесь здесь — это раствор негидравлической извести, совершенный анахронизм на стройплощадке XXI века. Работать с ним очень сложно.

Проект с самого начала курирует комитет археологов, историков и архитекторов, которые следят за тем, чтобы все было именно так, как в XIII веке (хотя на некоторые уступки современным законам, касающимся здоровья и безопасности, они все же идут: например, на стройке есть телефон, который можно использовать в крайнем случае, рабочие должны носить каски (скрывая их соломенными шляпами или бежевой тканью) и ботинки со стальными носами, а те, кто использует долото и зубило, — еще и защитные очки).

Батист Фабр — один из 16 каменщиков на стройке. «Если выбирать между электрической дрелью и долотом с зубилом, я предпочту последние, — говорит он в ответ на мой вопрос, не раздражает ли его, что работа продвигается так медленно. — Кроме того, работать без машинного шума — одно удовольствие. Мне так больше нравится».

Тендра Шровен — еще один каменщик. Как и его коллеги, он носит пластиковые очки, чтобы защитить глаза. Он полагает, что его средневековые коллеги прикрывали глаза полупрозрачной тканью или носили на лице небольшой кусок металла с узкими прорезями для глаз наподобие тех, что были на рыцарских шлемах. «Иначе осколки камня ослепляли бы их в первые же минуты работы».

Вероник Кудре первый день работает на строительстве Геделона. Она гончар. Ее задача — на гончарном круге из накопанной неподалеку глины изготавливать тарелки, чашки, миски и бутылки для посетителей ресторана. Рядом с ней Бруно Феваль делает черепицу. В день он производит по 80 черепиц, предназначенных для крыши замка. Он рассказывает, как им с коллегами пришлось построить пять прототипов печи, прежде чем удалось создать подходящую конструкцию.

Неподалеку находится огород Геделона, где выращивается большая часть продуктов, которые потом подают в ресторане посетителям. Антуан Келен ухаживает за различными злаками, из которых делают хлеб, бобовыми и овощами, такими как фасоль, горох, нут, чечевица, стручковая фасоль и морковь. «Она просто великолепна, — говорит он о моркови. — Мы выращиваем белую и красную морковь, потому что оранжевой в средневековой Франции не было».

«На современной строительной площадке из-за электрических инструментов ты словно в мясорубку попадаешь. Здесь же у нас нет никаких шумных приспособлений. Ни ревущих двигателей, ни ядовитых смесей, ни загрязнений и токсичных испарений. Решив работать, как в Средние века, мы от всех этих рисков избавились. Очень неприятно думать, насколько опасно, например, филиппинским строителям работать на объектах в Дубае».

Хотя сейчас замок — очень популярная достопримечательность, глава проекта Мэрилин рассказывает, что ее жестоко высмеивали, когда она его только запускала. Многие считали это чистым безумием.

«Сначала люди не понимали, чем мы занимаемся, и даже проявляли к нам агрессию, — рассказывает она. — Они были уверены, что мы жульничаем». Она описывает, как в первое время скептически настроенные местные жители шпионили за ее рабочими из леса, убежденные, что после того, как разойдутся посетители, те достанут из тайников электроинструменты. Однако с годами критики отступились. Они поняли, что используемые методы и инструменты истинно средневековые.

Проект продолжается вот уже 21 год. Хотя по плану строительство должно завершиться к 2030 году, Мэрилин считает, что никогда не увидит конца своему великому творению.

«На завершение основных работ потребуется, наверное, еще с десяток лет. Но потом нужно будет заняться дизайном интерьера, декором, мебелью, окнами, коврами и гобеленами. На это уйдут десятилетия. Конца пока не видно».

Замок Геделон находится недалеко от деревни Мутье-ан-Пюизе в департаменте Йонна во французском регионе Бургундия. Ближайшие железнодорожные станции — в Кон-сюр-Луар и Жуаньи, куда можно попасть прямиком с парижского вокзала Берси. На машине из Парижа сюда можно доехать за два часа (это чуть дольше, чем на поезде).