Новороссия 2.0. Почему снова заговорили об объединении «республик» Донбасса (Вести.ua, Украина)

Возможное объединение «ДНР» и «ЛНР» стояло на повестке дня еще в 2014 году — тогда из двух украинских областей планировали сделать так называемую Новороссию, к которой в будущем хотели присоединить другие регионы страны. От идеи отказались почти сразу же, однако перспектива объединения витала в воздухе последние несколько лет. Недавно о слиянии «республик» заговорил Виталий Захарченко — экс-глава МВД Украины времен Виктора Януковича. Он заявил, что мог бы стать президентом нового союза. Впрочем, противостояние «донецких» и «луганских» уходит корнями глубоко в советские времена — между «республиками» до сих пор есть граница, которая еще неприступнее, чем с Украиной или РФ. Поэтому объединение «ЛНР» и «ДНР» — челлендж не из простых.

Новый старый союз

Тему об объединении «ДНР» и «ЛНР» серьезно подняли примерно месяц назад. В Донецке прошел форум «Русский Донбасс» с участием топ-журналистов и политологов из РФ. По его итогам была принята доктрина с одноименным названием, в основе которой был месседж о том, что и Луганская, и Донецкая области — это оплот «русского мира». Правозащитники писали, что накануне форума «главы» «ДНР» и «ЛНР» совместно с приехавшими в командировку российскими журналистами, политологами и депутатами Госдумы также провели тайное совещание.

Руководителям республики якобы сообщили о дальнейшей стратегии и создании единого союза. Официально об этом никто не заявлял, однако местные журналисты и Telegram-каналы начали раздувать тему — писать материалы о том, что границу между «ЛНР» и «ДНР» пора бы ослабить, а совместное железнодорожное соединение — усилить. В Сети уже появляются опросы о том, кто мог бы подойти на роль «главы» объединенного «государства». Спойлер: никто из нынешних «глав» «республик» на этот пост не рассматривается.

Зачем об этом заявили именно сейчас? Во-первых, разговорами об объединении «республик» могут пытаться отвлечь внимание от тамошних социально-экономических проблем. Ведь если на Донбассе ничего не происходит в политическом плане, тогда начинают зарождаться протестные волнения. Во-вторых, об объединении раздумывают действительно серьезно, ведь многие процессы в «ЛНР» и «ДНР» проходят по-разному. К примеру, в 2014-2015 годах казаки в «ЛНР» воевали с членами боевых формирований и не подчинялись советникам из Москвы. Поэтому, вероятнее всего, с помощью объединения будет выстроена более четкая координация сил на Донбассе. В-третьих, союз «республик» можно рассматривать как экономию — в случае объединения будет лишь одна администрация и один парламент.

В Украине тоже обсуждают вопрос возможного объединения «республик». К примеру, член украинской делегации в ТКГ Сергей Гармаш заявил, что в случае союза «ЛНР» и «ДНР» Украина получит шанс вернуть контроль над Донбассом. По его словам, жители Луганска и Донецка якобы друг друга недолюбливают, из-за чего возникает соперничество. По словам Гармаша, Киеву следовало бы стравить «руководство» «республик», чтобы дестабилизировать обстановку. Он полагает, что в таком случае Украина сможет «воспользоваться моментом», но реализовать подобный сценарий на практике будет сложно.

У «ДНР» с «ЛНР» очень натянутые отношения

Как мы отмечали выше, Луганская и Донецкая области еще до войны существенно отличались друг от друга. В Луганске предпочитали не соглашаться с донецким влиянием и имели свое мнение по многим вопросам. В начале конфликта практически все внимание было приковано к «ДНР», где проходили основные действия. Журналистское внимание к политическим событиям в ОРЛО было намного ниже, чем в ОРДО. К примеру, военный парад 9 мая в 2018 году в Донецке транслировался по всем российским телеканалам, потому что начался даже раньше, чем парад в Москве и других российских городах.

Парад же в «ЛНР» по российскому телевидению не показывали.

Между «ЛНР» и «ДНР» действительно есть существенная разница. «Уровень жизни „республик» отличается довольно сильно, есть довольно большая политическая разница между Донецком и Луганском. Донецкая область была всегда более ресурсной, чем Луганская — и в плане человеческого капитала, и в плане финансовых возможностей… В „ДНР» уровень жизни был выше, количество предприятий, которые оставались жизнеспособными, больше… А „ЛНР» — меньше, беднее и намного сложнее переживает конфликт», — рассказывает Vesti.ua глава правления Аналитического центра «Донбасский институт региональной политики» Энрике Менендес.

Уровень жизни в «ЛНР» и «ДНР» отличается. В 2020 году «минималка» в республиках была одинаковой (примерно 95 долларов). Однако работы в «ЛНР» меньше и задержки выплат случаются чаще — например, в июне 2020 года на луганских шахтах протестовали горняки, которым долгое время не выдавали заработанные деньги. Масштабы протестов были настолько внушительными, что в «республике» глушили мобильную связь. Кроме того, в «республиках» очень разнятся цены на коммунальные услуги. К примеру, водоснабжение в «ЛНР» стоило почти в два раза дороже, чем в «ДНР» — 54 рубля (20 гривен) и 25 рублей (9 гривен) за 1 кубический метр воды.

Между «ЛНР» и «ДНР» до сих пор существуют блокпосты, таможня усиленно работает, бойцы «республик», по словам местных, очень тщательно проверяют документы людей, которые пересекают границу. Кроме того, отличаются «ЛНР» и «ДНР» де-юре. К примеру, согласно букве закона, для того, чтобы жениться на дончанке, жителю «ЛНР» нужно предоставить документ о том, что он стоит на миграционном учете «МВД ДНР» и находится на территории соседней республики «законно». Конституционно «ДНР» считается более независимой «республикой» — к примеру, в «Народном Совете» Луганска — 50 депутатов, тогда как в Донецке — целых сто.

«ЛНР» было бы логично передать Донецку, конечно. Но это вызовет сопротивление местных луганских элит… Даже в мирные времена Луганская область очень плохо соглашалась со своим подчиненным положением на Донбассе. Там должна быть чья-то очень мощная воля, чтобы заставить два образования объединиться«, — говорит Менендес.

Кто может быть президентом «республики»

На пост еще несуществующего квазигосударства претендует бывший экс-министр внутренних дел Украины Виталий Захарченко. В интервью RT 22 февраля он заявил, что Донбассу «необходимо придать больше государственности» и объединить области в один регион. Журналист задал ему прямой вопрос о том, готов ли он стать «президентом объединенного Донбасса». Экс-министр сказал, что готов. А на уточнение, готова ли Россия его воспринимать, смог лишь сказать: «Надеюсь, что да». Особой популярности интервью не набрало, однако уже через несколько дней местные Telegram-каналы, которые связывают с администрациями «республик» публиковали опросы, в том числе и о том, чью бы кандидатуру они поддержали. То ли из-за знаменитого однофамильца, то ли потому, что нынешних глав «республик» недолюбливают, Захарченко возглавил список возможных претендентов на должность президента «ЛДНР».

Не исключено, что именно из-за амбиций Захарченко 25 февраля Печерский суд по ходатайству Офиса генпрокурора наложил арест на три квартиры и шесть гаражей экс-министра в центре Киева. Кроме того, на следующий день СНБО ввел против Захарченко максимальные санкции по 13-ти пунктам. То есть любые попытки ввести экс-министра МВД в какой-то переговорный процесс нивелированы изначально и, скорее всего, бесповоротно — Захарченко, если он и станет президентом «ЛДНР», не будет восприниматься украинской стороной еще больше, чем любые другие возможные главы. Впрочем, по мнению Менендеса, в действительности у него не так много шансов.

«Я, если честно, не знаю, что ему дает основания претендовать на должность…», — говорит эксперт.

К слову, помимо Захарченко, на должность также рассматривают экс-главу батальона «Восток» Александра Ходаровского и замминистра информации «ДНР» Даниила Безсонова. Первый, к слову, уже заявил, что Захарченко не рассматривает как конкурента, и добавил, что «жители Донбасса настолько специфичны, что заяви о себе Янукович — и его приласкали бы».

Так будут ли объединять

По сути, объединением областей хотели заняться еще в самом начале конфликта. Весной 2014-го близкие к Кремлю политтехнологи заявили о создании нового государства под названием Новороссия, а представители «ДНР» и «ЛНР» в мае 2014 года подписали соглашение о союзе с таким названием. Позже этот проект был свернут — видимо, в Кремле решили, что создавать Новороссию на базе только двух областей — это несерьезно.

Впрочем, мнения по этому поводу в РФ сейчас разделились — если одни политологи и журналисты говорят, что объединение упросит процесс контроля над Донбассом, то другие считают, что наличие двух республик повышает вероятность появления новых субъектов на Украине, что будет очень выгодно Кремлю. К тому же, как мы уже упоминали, между «ЛНР» и «ДНР» существует хоть и небольшая, но неприязнь, а объединение и вовсе может означать подчинение Луганска Донецку, что не очень луганчанам понравится.

«Об этих планах говорят давно уже, идея витает в воздухе, но почему-то до сих пор ее не реализовали… С точки зрения администрирования процессом, конечно же, было бы логичнее объединить «республики» в одну единицу… Но с политической точки зрения, имеет смысл два отдельных субъекта, потому что это в Минской переговорной группе позволяет иметь больше представителей. Минские соглашения ведь подписаны отдельно представителем «ЛНР» и «ДНР», — говорит Менендес.

По его словам, на Донбассе идет «вялотекущая политическая жизнь», там образовались новые элиты, несколько сильных кланов. Поэтому в случае, если объединение все же состоится, Донбасс станет рингом для жаркой борьбы за власть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.