Neue Zürcher Zeitung (Швейцария): поразительное единение двух давних заклятых врагов России и Турции

Хотя имперские замашки и авторитарные методы правления Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина весьма схожи, турецко-российское сотрудничество последних лет просто поразительно. При этом общая история двух стран свидетельствует об их непримиримом соперничестве.

Когда канцлер Германии Ангела Меркель осенью этого года покинет большую политику, президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган останутся двумя лидерами, занимающими свои посты дольше всех в Европе. Турция уже некоторое время демонстрирует геополитические амбиции в значительной части Евразии, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, которые когда-то входили в Османскую империю. Политика экспансии, которую ведет Эрдоган, нацелена на то, чтобы вновь превратить Турцию в одну из доминирующих держав, застолбив ей тем самым место под солнцем.

Тот факт, что Турция отвернулась от западных союзников и повернулась к историческому врагу России, — следствие нового национального самосознания, целью которого является реванш за подавление Османской империи европейскими империалистами в конце XIX — начале ХХ века. Благодаря особому географическому положению на стыке двух континентов и контролю над Босфором и Дарданеллами Турция, будучи членом НАТО, стала гарантом ограничения могущества России на Черном море.

Концепция сделки

Теперь же как Россия, так и Турция преследуют цель восстановить былое влияние в мире и вернуться к имперскому величию. Несмотря на все сопротивление со стороны Брюсселя и Вашингтона, они продолжают расширять военно-техническое сотрудничество, а их товарооборот достиг к настоящему моменту 100 миллионов долларов. Турция постепенно укрепляет позиции в качестве энергетического хаба, распределяющего российский газ. В первую очередь это касается Юго-Восточной Европы.

Вероятно, в основе российско-турецких отношений лежит концептуальное соглашение по поиску взаимоприемлемого консенсуса и избеганию прямых конфликтов. Слишком уж тесными стали постоянно развивающиеся политические, военные и экономические связи, чтобы Анкара и Москва могли хотя бы подумать о разрыве своего вынужденного партнерства. Тем не менее Россия считает вызовом для себя постоянно растущее влияние Китая на Босфоре.

По настоянию Пекина Турция должна стать одним из главных движителей проекта «Нового Шелкового пути», а между городом Карс на востоке Турции и китайским Сианем предполагается построить железную дорогу. Аэропорт Стамбула должен еще шире распахнуть ворота азиатского экономического пространства. Китай планирует до конца 2021 года инвестировать в Турцию 6 миллиардов долларов. При этом в стране уже работают более 1 тысячи китайских компаний. Ввиду всего этого правительство Эрдогана не поднимает вопрос о судьбе подавляемого уйгурского меньшинства в провинции Синьцзян.

Эта политика дарит определенную свободу действий, когда речь заходит о не связанных с большими рисками военных операциях, дающих возможность извлечь выгоду из конфликтов между другими сторонами. Так, год назад наступление исламистских боевиков на позиции армии Асада заставило турецкие войска вмешаться. 36 турецких солдат погибли в результате воздушной атаки российских ВВС. Анкара попыталась добиться поддержки со стороны НАТО, но тщетно. Достигнутая в марте 2020 года договоренность о перемирии стала демонстрацией силы России, которую Путин в Москве с удовольствием выставил напоказ.

Российское государственное телевидение показывало в прямом эфире кадры из президентского дворца, на которых заметно уставший турецкий лидер на фоне картинной галереи несколько минут был вынужден дожидаться президента Путина. На картинах были изображены маршал Александр Суворов (1730-1800) и другие полководцы Русско-турецких войн.

Членов турецкой делегации запечатлели на фоне портрета Екатерины Великой, которая в 1774 году отвоевала Крым у османов, а позднее аннексировала полуостров. Для турецкого руководства это стало унизительным и весьма болезненным ударом. Российские журналисты говорили о победе над турками, а Кремль в социальных сетях провел параллели с Сан-Стефанским миром, положившим конец Русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Следом за этим османы понесли большие территориальные потери и на Балканах.

Стратегический план Игнатьева

Архитектором той российской победы был посол в Стамбуле граф Николай Игнатьев, занимавший этот пост с 1864 года. Он смог создать прочную и могущественную сеть, в которую вошел, в частности, ряд революционных движений на Балканах, выступавших против Османской империи. Игнатьев обещал им помощь России в борьбе за независимость на основании общей православной и славянской идентичности.

Внутриполитический кризис Османской империи, разразившийся в 1870-х годах, лишь упростил выполнение этой задачи. В 1875 году агенты Игнатьева разожгли в балканских провинциях империи обширные беспорядки и восстания.

Параллельно Игнатьев активно влиял на османского главного министра Махмуда Недим-Пашу, которому он рекомендовал действовать по отношению к бунтовщикам максимально жестко. Кровавое подавление восстаний вызвало волну возмущения в Европе и привело к охлаждению отношений между османами и их западными союзниками, на что и рассчитывала Россия.

Правительство постепенно утрачивало контроль над ситуацией, а в конце 1875 года ему пришлось и вовсе объявить дефолт. А отказ выплачивать проценты по кредитам европейским банкам в соответствии с советом Игнатьева не только уничтожил иностранные кредиты Турции, но и привел весной 1876 года к свержению правительства, а затем и самого султана.

Таким образом, пробил час России. Она заставила нового султана Абдулхамида II начать переговоры о перемирии с бунтовавшими сербами и черногорцами и предоставить больше автономии боснийцам и болгарам. Великобритания настояла на организации международной конференции в Стамбуле, чтобы решить «балканский вопрос». Объявив о принятии новой, более современной конституции и учреждении парламента, османские политические круги сумели вернуть расположение западных держав и минимизировать собственные политические потери.

Европа приняла такое развитие событий к сведению, но больше беспокоилась о сохранении баланса сил на континенте — за счет территории Османской империи. Решения конференции в Стамбуле предусматривали территориальные уступки по отношению к Черногории, объединение провинций Боснии и Герцеговины, раздел Болгарии и создание областей влияния России и Австрии, а также оккупацию восточной части Болгарии российскими войсками.

Для России это стало большим внешнеполитическим успехом. Султан отверг эти требования, подчеркнув, что османская конституция и так перевыполняет требования европейцев по проведению реформ, а западные державы не имеют права вмешиваться во внутренние дела Османской империи. Посреднические попытки Великобритании провалились, так что Россия 24 апреля 1877 года объявила Османской империи войну.

Новая карта Южной Европы

На объявление Россией войны отреагировали балканские народы, отозвавшись на имевший религиозную подоплеку призыв к освобождению православного мира от турецкого владычества и направив совместно с российским царем свои войска против османской армии, которая, однако, оказалась весьма боеспособной. Оборона крепости Плевен под командованием генерала Османа Нури-Паши в Турции до сих пор считается олицетворением героизма турецкого народа. Таким образом, туркам удалось воспрепятствовать дальнейшему продвижению русских войск на Стамбул.

Через пять месяцев голод и болезни заставили ослабевшую турецкую армию сдаться. Это произошло 10 декабря 1877 года. А 20 января 1878 года русские и их союзники во главе с наследником престола и графом Игнатьевым вошли в Эдирне. Османское правительство попросило о перемирии и 21 февраля было вынуждено согласиться на условия Сан-Стефанского мирного договора.

Война 1877-1878 годов вызвала небывалую волну миграции мусульман — турок и татар — в сторону Анатолии. По словам историка Кемаля Карпата (Kemal Karpat), в 1878-1900 годах более 5 миллионов мусульман вынужденно переселились в новообразованные балканские страны, спасаясь от преследования и этнических чисток.

Чтобы помешать укреплению российской гегемонии на Балканах, Отто фон Бисмарк созвал в Берлине конгресс, на котором условия Сан-Стефанского мирного договора были смягчены. Босния и Герцеговина фактически достались Австро-Венгрии, но де-юре и далее принадлежали Османской империи. Румыния, Сербия и Черногория получили независимость от султана, а Болгария осталась под османским владычеством.

Своими политическими интригами Россия добилась значительной перекройки карты Юго-Восточной Европы и изолировала османов от их недавних западных союзников.

В начале этого года Турция заняла пост командующего «силами быстрого реагирования» НАТО. В связи с этим ей волей-неволей придется пересмотреть свои на удивление затянувшиеся «особые отношения» с Россией. Исторический опыт свидетельствует, что Запад поступит правильно, если не станет отвергать протянутую руку турок. Таким образом, вызывающая массу вопросов оппортунистическая политика Турции может закончиться для Европы хеппи-эндом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.