Fox News (США): семь легких вопросов Байдену от медийного мейнстрима

Недавно прошла видеодискуссия, участники которой оценили взаимоотношения Джо Байдена с прессой. На ней репортер NBC в Белом доме Джефф Беннет (Geoff Bennett) сделал откровенное признание. Штаб Байдена и его переходная команда воспользовались ограничениями из-за коронавируса, чтобы ограничить количество журналистов на пресс-конференциях, и предлагали задавать вопросы только тем репортерам, которых мы назвали бы «дружественными».

Беннет сказал об этом так: «Они не знали, какие мы будем задавать вопросы, но они определенно знали нас, все репортеры были им хорошо известны. Так что у какого-нибудь местного репортера из безымянной газеты не было ни единого шанса задать Джо Байдену трудный или неудобный вопрос».

Так что им было понятно, что не будет вопросов о коррупции Хантера Байдена. Ничего о Таре Рид (Tara Reade), обвинившей Байдена в сексуальных домогательствах. Никаких заявлений о мягкости демократов по отношению к бунтовщикам или о «сведении расовых счетов», как любят выражаться СМИ.

После Трампа, при котором любые вопросы прессы были недостаточно грубыми, «потенциально трудные» вопросы Байдены стали отсеивать. Беннет не жаловался, он просто объяснял.

Какие же самые легкие и удобные вопросы задавали Байдену, когда он пришел в Белый дом (при содействии прессы)?

1. Начну с вопроса Эдвард-Айзека Довера (Edward-Isaac Dovere) из журнала The Atlantic от 4 сентября. В тот самый день, когда это либеральное издание опубликовало антитрамповскую статью на основе заявлений анонимных источников, где утверждалось, что Трамп называл погибших на войне американцев жалкой кучкой «лузеров» и «простофиль», Байден как-то очень кстати предложил задать первый вопрос Доверу. Вопрос получился просто сногсшибательный.

Довер: «Спасибо, сэр! Этим утром Хизр Хан (Khizr Khan), сославшись на статью в The Atlantic и созванную вашим штабом пресс-конференцию, заявил, что жизнь президента Трампа является свидетельством его эгоизма, и что у него душа труса. Вы говорили об этом в другом контексте, когда объясняли свою точку зрения на должность президента. Но когда вы слышите такие ремарки — лузеры, простофили, вызывающие отвращение инвалиды — что это говорит вам о душе президента и о той жизни, которой он живет?

2. На том же мероприятии репортер CBS Эд О’Киф (Ed O’Keefe) потребовал от Трампа продемонстрировать ярость. «Сегодня вы сказали, что очень сильно злитесь, что никогда не испытывали такой злости во время президентской гонки. Но вы также сказали, что стараетесь сдерживаться. Многие поддерживающие вас люди могут спросить: почему Джо Байден не проявляет в связи со всем этим больше возмущения и злобы?

Кто-то может сказать, что репортеры «сурово» обошлись с Байденом, когда потребовали, чтобы он больше возмущался поведением Трампа. Но это не попытка призвать его к ответу. Это требование озвучивать линию против Трампа, которой следуют они.

3. 30 июня Александра Джаффе (Alexandra Jaffe) из Associated Press задала следующий вопрос: «Вчера мы сообщили, что президента Трампа еще в марте 2019 года проинформировали о вознаграждении, которое Россия предлагала талибам за убийство американских солдат. Вы назвали его бездействие в этом вопросе предательством. Как вы думаете, какие последствия должны быть для президента за такое предательство? И в частности, что в связи с этим должен сделать конгресс?»

4. После выборов, когда Байдена называли избранным президентом, такие мягкие подачи продолжались. 10 ноября неизменный автор удобных вопросов из NBC Майк Мемоли (Mike Memoli) спросил: «Во время кампании вы предупреждали, что когда стены вокруг президента начнут рушиться, он будет вести себя все более беспорядочно. Вчера он уволили своего министра обороны, сделав это через Твиттер. Вас не беспокоит то, что он лишает правительство дееспособности?

5. 16 ноября Джефф Беннет повел себя как явный сторонник Байдена. Он спросил: «Что вы считаете самой большой угрозой для вашего переходного периода с учетом беспрецедентных попыток Трампа устраивать обструкцию и задерживать передачу власти?

6. Спустя три дня его коллега по NBC Кристен Уэлкер (Kristen Welker) поддакнула ему: «Вы говорили, что будут погибать люди, если вы не начнете получать брифинги от администрации Трампа. И вот теперь получается так, что может быть потеряно более 250 000 жизней. Как вы можете оправдать то, что не было предпринято никаких правовых действий, чтобы вам направляли материалы брифингов, которые, по вашим словам, являются чрезвычайно важными, и которые были вам нужны?»

Такая тенденция сохранялась на всем протяжении переходного периода.

7. 22 декабря Дженнифер Эпстайн (Jennifer Epstein) из Bloomberg News с тревогой рассказала о том, как Трамп будет и впредь доставлять неприятности Байдену: «Беспокоят ли вас последствия, долгосрочные последствия его президентства, этого переходного периода, его неуступчивости, его противодействия на выборах для американской политики, для Республиканской партии, особенно если он через несколько месяцев потребует провести перевыборы или выставит свою кандидатуру в 2024 году? Беспокоит ли вас то, что он будет здесь околачиваться?»

Если репортеры даже спустя два месяца после прихода Байдена в Белый дом продолжают умолять его задать трепку Трампу, понятно, что они не верят в свою собственную риторику о том, что людей надо привлекать к ответственности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.