CNN (США): глава разработчиков «Спутника V» обвинил западные СМИ в предвзятости к российской вакцине

Человек, финансировавший создание российской вакцины от covid-19, утверждает, что он ничего не имеет против экспертизы, которую Евросоюз начал в отношении российского «Спутника V». Ниже вы найдете интервью с Кириллом Дмитриевым.

Стоит напомнить, что Евросоюз потерпел неудачу в реализации программы по вакцинации населения и теперь он хочет наконец наладить этот процесс. Однако потребуется некоторое время, чтобы провести экспертизу российской вакцины, которую Москва зарегистрировала в прошлом году, не дожидаясь окончания клинических испытаний третьей фазы. Стоит также отметить, что в рецензируемой статье, недавно опубликованной в медицинском научном журнале Lancet, говорится, что вакцина «Спутник V» обладает высокой эффективностью против коронавируса. 

Итак, Кирилл Дмитриев спокойно относится к процедуре последовательной экспертизы, проводимой регулятором Евросоюза. Дмитриев возглавляет Российский фонд прямых инвестиций, который финансирует создание вакцин и их выведение на рынок. Недавно я сумела побеседовать с ним здесь, в Абу-Даби, и я начала наш разговор с просьбы объяснить, что он подразумевал, говоря о недопонимании между Россией и Евросоюзом. Послушайте.

Кирилл Дмитриев: Ключевое здесь — это то, что процедура экспертизы началась. Были назначены докладчики из трех стран, и мы будем совершенно открыто предоставлять информацию о «Спутнике V», а также о наших производственных объектах. Как вы знаете, две страны Евросоюза уже зарегистрировали «Спутник V», и мы получаем множество прямых запросов на то, чтобы работать напрямую с различными странами Евросоюза. Тем не менее, мы продолжим участвовать в процессе экспертизы Европейского агентства по лекарственным средствам, и мы будем в полной мере открыты.

— Как вы ответите на критику и инсинуации по поводу того, что Россия использует свою вакцину в качестве геополитического инструмента, чтобы нарастить свою мягкую силу?

— В сущности, дело здесь совсем не в политике. Мы считаем, что это все дело рук врагов нашей вакцины, у которых закончились все другие аргументы. И единственный аргумент против «Спутника», который у них остался, — политический, хотя, будем надеяться, они скоро откажутся и от него.

— Скажите это главе Европейской комиссии, которая публично выразила сомнения в чистоте намерений России, сказав, цитирую: «В целом, должна сказать, что мы все еще недоумеваем, почему Россия предлагает миллионы и миллионы доз, хотя до сих пор она не преуспела в вакцинации собственного населения». Это тот вопрос, на который, как мне кажется, должен быть получен ответ.

— Здесь есть несколько моментов. Во-первых, я думаю, мы можем предоставить Евросоюзу — и мы ясно дали это понять — около 50 миллионов доз начиная с июня. Этого хватит примерно на 10% населения Евросоюза. Мы не пытаемся представить себя в качестве великих спасителей Европы, мы просто можем сыграть свою роль. Во-вторых, процесс вакцинации населения в России идет очень хорошо, и вам просто нужно ознакомиться с цифрами. К примеру, если вы посмотрите на число тех россиян, которые были полностью вакцинированы, то их окажется в два раза больше, чем в Соединенном Королевстве. Соединенное Королевство считают лидером в смысле вакцинации населения, и оно действительно является таковым, однако там между первой и второй инъекцией должно пройти три месяца, а у нас — всего три недели. То есть в России число людей, получивших обе дозы вакцины, в два раза больше, чем в Соединенном Королевстве. Поэтому я считаю, что нам стоит перестать думать о каких-то злобных мотивах, и признать, что «Спутник V» уже был зарегистрирован в 44 странах. Сегодня это произошло в Лаосе и Шри-Ланке, численность населения которых равна половине численности населения Соединенного Королевства. Поэтому нам необходимо сосредоточиться на том, чтобы научиться сотрудничать — мне кажется, наводить мосты гораздо полезнее, нежели воздвигать политические преграды.

— Мы должны сосредоточиться на том, чтобы научиться сотрудничать, — фактически это ваш ответ Урсуле фон дер Ляйен. Насколько губительным это может оказаться от будущего отношений Евросоюза и России? Я понимаю, что процесс экспертизы уже запущен и что, вполне вероятно, Евросоюз одобрит вакцину «Спутник V». Однако очень многое происходит за кулисами.

— Для начала, я думаю, что здесь речь идет об упущенных возможностях. К примеру, я могу сказать вам — впервые за все это время, — что в августе прошлого года, еще до того, как вакцина была зарегистрирована в России, мы связались с Монсефом Слауи (Moncef Slaoui), руководителем операции Warp Speed («Сверхзвуковая скорость») в Соединенных Штатах, и сообщили ему: «Послушайте, у нас есть вакцина, мы считаем, что она эффективна, давайте работать над ней вместе. Мы считаем, что будет здорово, если мы объединим усилия». Три недели спустя мы получили в ответ вежливое «нет». Думаю, вы знаете, что в Европе мы уже сотрудничаем с Венгрией и Словакией, и мы видим большую заинтересованность со стороны Италии, Австрии, Чешской Республики и других стран. Мы не должны упускать возможность спасти человеческие жизни. Я считаю, что именно это должно быть ключевым мотивом. Необходимо признать, что, как было сказано в статье для журнала Lancet, эффективность нашей вакцины — 91,6%, она основана на безопасном векторе аденовируса человека. Именно это должно быть в центре внимания, а не политика.

— Что вы можете сказать о возможностях сотрудничества с Соединенными Штатами при администрации Байдена? В августе прошлого года, когда вы связались с руководителем операции Warp Speed, она находилась под контролем администрации Дональда Трампа. Обсуждали ли вы этот вопрос с новой администрацией США?

— Пока мы не обсуждали этот вопрос. Но мы наблюдаем очень интересные шаги, которые они предпринимают. К примеру, мысль о том, чтобы компания Merck начала производство вакцины Johnson&Johnson — кстати, технология Johnson&Johnson очень и очень похожа на технологию «Спутника V». По сути, их вакцина — это первая доза нашего «Спутника V» на основе вектора Ad-26. Таким образом, мы видим подход, который они выбрали в отношении двух своих вакцин, и мы считаем, что «Спутник V» может послужить эффективной бустер-дозой для многих американских вакцин, для многих европейских вакцин, а это очень важно для борьбы с мутациями коронавируса. Но пока с нашей стороны не было никаких шагов, если не считать небольшого комментария в твиттере на публикации компаний Moderna и Pfizer. Мы написали: «Присмотритесь к Спутнику». Возможно, они обратят внимание на наш аккаунт в твиттере, и в какой-то момент мы сможем начать сотрудничество.

— Вы хотите, чтобы администрация Байдена связалась с вами, не так ли?

— Как вы знаете, за последние несколько лет я много раз пытался связаться с представителями Соединенных Штатов, и я думаю, что мы сейчас находимся в такой точке, в которой мы считаем, что сотрудничество с Соединенными Штатами и Европой — это хорошо. Я считаю, что создание вакцин и борьба с covid-19 — это замечательный мост, который может быть никак не связан с политикой. Кстати, как вы знаете, сейчас наблюдается резкая поляризация среди американских демократов, республиканцев, среди европейцев. Мне кажется, что несмотря на наши политические разногласия мы должны учиться делать что-то совместно.

— Вопреки прогнозам глобальный спрос на «Спутник V» достиг невероятных высот. Когда мы с вами беседовали последний раз, звучала масса скептических комментариев по поводу того, как быстро эта вакцина была создана и будет ли ее эффективность подтверждена данными испытаний. Ее эффективность подтвердилась, и мы вас с этим поздравляем. Но внутри России ситуация развивается несколько иначе. Несмотря на то, что вакцина была одобрена, к настоящему моменту только 4% россиян прошли вакцинацию — насколько я понимаю, это намного меньше целевых показателей Министерства здравоохранения, которое говорило о необходимости вакцинировать 60% взрослого населения страны до середины текущего года. Многие участники независимых опросов сказали, что их беспокоит перспектива вакцинации. Большинство респондентов боятся потенциальных побочных эффектов вакцины, называя этой главной причиной, по которой они не хотят прививаться. Почему в России такой низкий уровень доверия к этой вакцине?

— Здесь стоит обратить внимание на несколько моментов, Беки. Во-первых, мы привьем всех, кто хочет вакцинироваться, к июню. Мы считаем, что это будет примерно половина населения России. Если вы посмотрите на Европу, то там тоже обычно половина населения выступает за вакцинацию, а вторая половина — против. Но, честно говоря, в некоторой степени это стало следствием той негативной дезинформационной кампании, направленной против «Спутника V», которая проводилась начиная с августа не только в Европе и Соединенных Штатах. Ее целенаправленно проводили многие источники, включая BBC, Financial Times и некоторые другие издания.

На самом деле мы даже думали о том, чтобы создать своего рода стену позора, куда попадут все те, кто публично атаковал «Спутник V». Однако мы наблюдаем рост доверия среди людей, потому что наша вакцина не имеет серьезных побочных эффектов, не вызывает аллергических реакций. На самом деле речь идет о доказанно безопасной платформе аденовирусного вектора и о хороших показателях иммунной реакции. Поэтому сейчас мы наблюдаем рост числа людей, желающих сделать эту прививку, и к июню, по моим прогнозам, мы вакцинируем примерно 40 миллионов человек. Это будет очень хороший результат.

— Почему тогда президент Владимир Путин до сих пор не вакцинировался?

— Очевидно, этот вопрос нужно задать президенту. Однако множество наших министров, множество людей, занимающих ключевые посты, вакцинировались. Мои родители, которым по 74 года, вакцинировались. Таким образом, уровень доверия к «Спутнику V» высок, и он таков не только в России. «Спутник V» всякий раз становится предпочтительной вакциной в Аргентине, а также в Словакии, потому что люди понимают, что в основе нее лежит платформа, успевшая зарекомендовать за себя за несколько десятилетий.

— Но при всем уважении, если бы президент Путин согласился сделать эту прививку, это сразу укрепило бы доверие общественности. Вы с этим согласны?

— Повторюсь, это вопрос к…

— Согласны или нет?

— Я скажу, я бы сказал…

— Вы хотели бы, чтобы он привился этой вакциной?

— Я бы сказал иначе. В самом начале, когда «Спутник V» критиковали, все говорили, что российские власти будут заставлять людей прививаться этой вакциной. Теперь вы видите, что никто не заставляет людей ставить эту прививку, что люди сами могут решать. Это такой выбор, который люди сами должны сделать, и мы обязаны уважать выбор каждого. 

— Оглядываясь назад, вы сожалеете о решении зарегистрировать вакцину так быстро, учитывая недоверие к вакцине внутри России и ту стену позора… тот скептицизм, с которым вы столкнулись на международной арене…

— Нет, Беки. Все прошло идеально, и теперь мир признает, что все было сделано идеально, потому что в августе у нас появилась вакцина, которая работала, которая спасала жизни. Мы начали вакцинацию россиян из групп риска в сентябре, октябре, ноябре и, честно говоря, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты последовали нашему примеру, потому что клинические испытания вакцин компаний Moderna и Pfizer завершатся только через два года. То есть они тоже зарегистрировали свои вакцины до окончания испытаний третьей фазы. Мы признаем, что в условиях чрезвычайной ситуации мы действовали очень быстро, и журнал Lancet подтвердил, что это стало правильным решением. Это было очень хорошим решением, потому что мы знали, что вакцина безопасна и у нас были все данные уже в августе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.