Южнокорейские СМИ: в Пхеньяне трудно, почти все иностранные посольства покинули столицу Северной Кореи (Yahoo News Japan)

В связи с описанным рядом отечественных и зарубежных СМИ случаем с третьим секретарем российского посольства в Пхеньяне Владиславом Сорокиным, который был вынужден покинуть посольство и вывезти семью в Россию по медицинским соображениям, использовав для этого…ручную дрезину, в японском и южнокорейском медиапространстве появилось много публикаций.

Крупнейший японский новостной агрегатор Yahoo News Japan перепечатывает две статьи из японского интернет издания известной южнокорейской газеты Chosun Shimpo Online.

Не лишенные естественных западных и «антикоммунистических» стереотипов, статьи, тем не менее содержат некоторые любопытные сведения и зарисовки сегодняшней жизни в Пхеньяне и присутствующего там дипломатического корпуса.

Первая статья под названием «Операция по выезду семьи российского дипломата из Северной Кореи в Россию» собственно и рассказывает о том, как в условиях абсолютной изоляции КНДР от внешнего мира семья третьего секретаря российского посольства и несколько других сотрудников — всего 6 человек — уезжали из Северной Кореи. Уезжали по уважительным причинам, в том числе и медицинского характера, связанного с детьми.

При этом у нее было два пути — через Китай, где россиянам пришлось бы провести три недели в карантине, или напрямую через корейско-российскую границу по железной дороге. Сорокин предпочел второй вариант — его детям требовалась срочная медицинская помощь (младшей дочери дипломата всего 3 года). Автор честно сообщает о том, что инициатором этого маршрута был сам Сорокин, и что северокорейские власти дали разрешение российскому дипломату на такой вариант.

Добираться до расположенного на границе с Россией корейского города Раджин группе пришлось около 32 часов на поезде. Северокорейские железные дороги сильно изношены и составы идут по ним со скоростью не более 40 километров в час. Из Раджина до пограничной станции Хасан поезда в настоящее время не ходят. Но северокорейцы сделали для россиян подобие ручной дрезины на «человеческой тяге», на которую погрузили вещи и посадили детей. Роль «локомотива» выполнял сам Сорокин. Ему пришлось толкать тележку по неиспользуемому отрезку железной дороги целый километр. Когда группа наконец миновала пограничный мост через реку Туманная, все от радости закричали «Ура!». Здесь их встретили сотрудники российского МИДа и доставили на автобусе до Владивостока, откуда россияне благополучно добрались самолетом до Москвы.

В связи с жестким режимом изоляции, установленном в Северной Кореи для предотвращения попадания в страну коронавируса, в Пхеньяне возникла ситуация с активным «исходом» дипломатических представительств и их сотрудников из страны. В стране нарастают трудности, когда даже иностранным дипломатам становятся недоступными товары первой жизненной необходимости.

Недавно посол России в Северной Корее Александр Мацегора в интервью российским СМИ рассказывал, что сейчас в Пхеньяне «стало сложнейшей проблемой купить муку, сахар, растительное масло и другие базовые продовольственные товары, и что российские дипломаты вынуждены организовывать обмен детской одежды для своих детей по цепочке — от более старших к более младшим».

Хотя Северная Корея имеет дипломатические отношения со 161 страной, даже в нормальное время в Пхеньяне имелось чуть более 30 иностранных посольств. В настоящее время большинство из них закрыто. Не работают посольства Великобритании, Германии, недавно закрылось посольство Чехии. Сегодня их остается в стране около 10. Мацегора рассказывает, что для общения послы используют Facebook, а также вспоминает о недавней встрече руководителей иностранных миссий в посольстве Индонезии. Там, помимо него, присутствовали еще послы Китая, Вьетнама, Сирии и других стран. По словам Мацегоры, послы обсудили нынешнюю ситуацию в Северной Корее. По мнению многих из них, ситуация в стране осложняется в связи с чем даже некоторые наиболее «стойкие» страны не исключают возможности сокращения состава миссий, выведения их работы в «пассивный режим» или даже временного закрытия посольств.

«Бегство» иностранных дипломатов из Северной Кореи отражает углубление экономических трудностей в стране. Из-за полного закрытия страны, по имеющимся данным, объем внешней торговли упал в прошлом году на 80%. И все же Пхеньяну удается как-то выживать. Это и понятно, в нем проживает политическая, административная и военная элита страны.

Но провинция и регионы живут невыносимо трудно. В стране резко обострилось социальное расслоение. Жители других регионов называют столицу «Пхеньянской республикой». Сейчас для поддержания в ней хоть какой-то жизни из страны «вымываются» все ресурсы. Население регионов несет тяжелые жертвы. Эксперты утверждают, что при сохранении такого положения в течение длительного времени «устойчивость северокорейского режима может серьезно нарушиться».

Вторая статья называется «Русский дипломат бежит из Северной Кореи на допотопной тележке».

В ней автор вспоминает беседу с одним китайским дипломатом, который в 1970-х годах учился в Северной Корее в Университете Ким Ир Сена. «Тогда у нас в общежитии было так тепло, что зимой мы даже открывали форточки. В университетской столовой нас кормили на убой. Я даже поклялся себе, что приложу все свои силы к тому, чтобы организовать в Китае такую жизнь!». Тогда КНР жила трудно после хаоса и беспорядков «культурной революции». Китайские дипломаты, которых в 1990-е годы направляли на работу в Пхеньян, с гордостью говорили: «Это самая лучшая наша братская страна, работать там — счастье!». А теперь при получении назначения на работу в Северную Корею китайские МИДовцы тяжело вздыхают, а в случае с Южной Кореей — кричат «Ура!».

И все же даже при этом, по словам одного китайского дипломата, работавшего в консульстве КНР в городе Чхонджине: «В Пхеньяне еще как-то можно жить». А что касается его самого, то в Чхонджин он не мог взять с собой семью, поскольку школы и медицинские учреждения там никуда не годятся. Круг общения ограничивался только сотрудниками российского консульства, располагавшегося неподалеку. «Два года я ел там одну рыбу и читал книги. Потом вернулся домой».

Судя по всему, даже иностранные дипломаты в Пхеньяне начали на себе ощущать тяжелое давление экономических санкций, ужесточенных против Северной Кореи после 2017 года. В северокорейских банках исчезли доллары, и для получения наличных сумм на расходы по содержанию посольств и выплату зарплат сотрудникам теперь приходится ездить в Китай и таскать «наличку» с собой. Со стороны представителей северокорейских властей иностранные дипломаты нередко слышат совет: «Вам лучше эвакуироваться. так как в скором времени, возможно, начнется война».

После того, как в январе прошлого года Северная Корея полностью закрылась от внешнего мира и самоизолировалась, даже в жизнь дипломатического корпуса в стране пришли большие сложности. Сахар, мука, макаронные изделия и крупы исчезли даже из спецмагазинов для иностранцев. Чашка кофе стала стоить 30 долларов, упаковка шампуня — 50. И то даже по таким ценам достать что-либо очень сложно. В дипломатическом городке в районе набережной реки Тэдонган в центре Пхеньяна, где сосредоточено около 20 посольств, их сотрудники занимаются «натуральным обменом» поношенной детской одеждой. Даже в этом анклаве часты отключения электричества.

Жизнь в Пхеньяне становится все труднее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.