Türkiye (Турция): Россия раскалывает Европу?

Резкая критика в отношении вызывающего споры газопровода «Северный поток — 2» и даже последовавшие от США санкции были привычной для всех ситуацией. Однако тот факт, что Франция откровенно и недвусмысленно потребовала от Германии остановить этот проект, показывает, как велико влияние Москвы на будущее Европейского союза (ЕС).

Франция — это не просто член ЕС.

Всем хорошо известно, что сотрудничество Франции и Германии является источником жизненной силы ЕС. Если это сотрудничество будет подорвано, наступит время вести речь о конце этого объединения.

Об отношениях Германии и Великобритании или Франции и Великобритании нельзя сказать того же. Так, отделение Великобритании, хотя и вредит ЕС, но не имеет такого большого значения для будущего союза.

На прошлой неделе французский министр по европейским делам Клеман Бон (Clement Beaune) в одной программе на радио заявил, что во Франции с самого начала испытывали сомнения по поводу проекта газопровода «Северный поток — 2», протягивающегося из России в Германию, и выступали за остановку проекта. Задержание российского оппозиционера Алексея Навального в России по возвращении из Германии, где он проходил лечение после отравления, и вынесенный ему приговор в виде тюремного заключения, судя по всему, усилили сопротивление Франции на этот счет.

Требуется остановить проект «Северный поток — 2», чтобы наказать администрацию Путина, которую обвиняют в том, что произошло с Навальным.

Несомненно, столь недвусмысленные высказывания французского министра вызвали серьезное беспокойство в Германии, поскольку остановка «Северного потока — 2» накажет и Германию наравне с Россией.

Отказ от строительства трубопровода, незаконченного всего на несколько километров, с одной стороны, нанесет Германии значительный экономический ущерб, с другой — разрушит ее отношения с Россией, крупнейшим поставщиком газа.

А главная проблема с точки зрения позиции Франции состоит в том, что такое отношение соседа будет рассматриваться как своего рода вмешательство во внутренние дела Германии, где и так идет жаркая дискуссия на эту тему. В Германии, где также есть круги, требующие остановить проект «Северный поток — 2», чтобы наказать администрацию Путина, столь четкий сигнал со стороны Франции не будет приветствоваться сторонниками строительства трубопровода.

Если учесть, что новый председатель правящего «Христианско-демократического союза» (ХДС) Армин Лашет (Armin Laschet) тоже входит в группу политиков, поддерживающих достройку «Северного потока — 2» и минование проблем с Россией из-за этого вопроса, тогда еще понятнее станут возможные последствия этого требования со стороны Франции.

Измерение, связанное с отношениями с США и суверенитетом, делает проблему еще более сложной с точки зрения Германии и отношений Берлин — Париж.

Когда США при Трампе оказывали сильное давление на Германию из-за проекта «Северный поток — 2» и особенно тогдашний посол США в Германии Ричард Гренель (Richard Grenell), нарушая все правила дипломатического этикета, отправлял участвующим в проекте европейским компаниям письма с угрозами, это привело к тому, что в Германии данный вопрос стал рассматриваться как вопрос суверенитета. Некоторые немецкие политики даже требовали высылки американского посла.

Иными словами, проект «Северный поток — 2» стал для Германии своего рода символом суверенитета. Шаг назад в этом вопросе будет означать преклонение колен перед США и их «союзниками» в Европе.

То, что бывший посол США в Германии Гренель является близким другом Йенса Шпана (Jens Spahn), возможного соперника лидера ХДС Армина Лашета в преддверии сентябрьских выборов, еще более осложняет ситуацию с точки зрения внутренней политики Германии.

В этой связи споры вокруг проекта «Северный поток — 2» напоминают один из вышедших на авансцену актов борьбы между атлантистами и националистами в Германии, которая готовится к выборам. И роль Франции в этом акте, похоже, отнюдь не случайна.

Идет ли речь о ситуации, когда некоторые средства массовой информации в Германии, критикуя умеренную политику лидера ХДС Лашета в отношении России, стремятся блокировать его кандидатуру на пост канцлера, в то время как Франция и США пытаются расчистить путь «другу Гренеля» Йенсу Шпану?

С точки зрения администрации Байдена, которая объявила борьбу с Россией в качестве одной из основных целей своей внешней политики, это кажется логичным, но чего добивается Франция?

Требуя остановки проекта «Северный поток — 2», французский министр Бон действовал с осознанием того, что это требование усилит позиции атлантистов в Германии и повысит напряженность в отношениях между Россией и Европой? Если да, означает ли это, что при Байдене Франция, ранее известная умеренной политикой в отношении России, будет придерживаться атлантистской линии?

Судя по всему, российский вопрос будет и дальше волновать Европу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.