The Washington Post (США): США не могут в одиночку выполнить свои обязанности. Поэтому мы верим в НАТО

Две недели назад президент Байден ясно дал понять, что дипломатия будет нашим основным средством взаимодействия с миром, она должна стать первым инструментом, к которому мы обратимся. В то же время президент также признает, что все наши решения и действия должны осуществляться с позиции силы.

Для министерства обороны это значит, что мы должны выставить надежные силы, готовые поддержать тяжелую дипломатическую работу. Также это означает близкое сотрудничество с нашими союзниками и партнерами для обеспечения общих интересов и продвижения общих ценностей за рубежом. Иными словами, мы не можем в одиночку выполнить свои обязательства, но мы и не должны.

Это послание я передам своим коллегам на встрече министров обороны стран НАТО в среду. Мы должны проводить совместные консультации, принимать совместные решения и действовать сообща.

Более семи десятилетий назад мы создали альянс с нациями, чей образ мысли нам близок, чтобы защищать друг друга от тирании, агрессии и угнетения. На протяжении многих лет Соединенные Штаты и наши партнеры по НАТО адаптировались к постоянно меняющемуся стратегическому ландшафту. Мы многим пожертвовали, чтобы воплотить принципы, закрепленные Североатлантическим договором.

Эти жертвы и эта служба продолжаются и сегодня. Глобальные кризисы, такие как пандемия, климатические изменения и экономические спады, представляют собой значительные угрозы, которые распространяются и за пределами наших границ. Внутренние распри многих стран, вызванные коррупцией, неравенством и поляризацией, а также транснациональные угрозы, такие как насильственный экстремизм и преступные организации, угрожают стабильности вокруг альянса. Мы по-прежнему работаем над политическим урегулированием в Афганистане, пытаясь не допустить, чтобы эта страна вновь стала прибежищем террористов. В то же время агрессивное и силовое поведение осмелевших стратегических конкурентов, таких как Китая и Россия, укрепляют нашу веру в коллективную безопасность.

Я твердо убежден, что сила Соединенных Штатов достигает своего пика, когда мы работаем в команде. Наши альянсы и партнерства — это стратегические преимущества, сравниться с которыми не может ни один из наших конкурентов. Они придают миссии уникальные возможности и авторитет, которых у нас может и не быть, когда мы действуем в одиночку.

Однако команда достигает успеха только тогда, когда всем участникам верят, когда всех участников уважают. А наши союзники в рамках альянса не всегда чувствовали это уважение.

Именно поэтому, заняв пост министра обороны, первым я позвонил генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу (Jens Stoltenberg). В последующие дни я позвонил многим своим коллегам по НАТО, а также ключевым союзникам в Индо-Тихоокеанском регионе и партнерам по всему миру.

Я хотел, чтобы они знали, что Соединенные Штаты вновь будут вести за собой. Я хотел, чтобы они знали, что мы будем хорошими товарищами по команде.

Коллективная безопасность — это общая обязанность. Создание готовой и боеспособной армии неразрывно связано с совместной работой с нашими союзниками и партнерами. Действительно, для нас и наших партнеров по НАТО задачей номер один является предотвращение конфликтов. Если этого сделать не удается, мы должны быть готовы бороться и побеждать. Мы не должны уклоняться от сложных, но необходимых обсуждений и переговоров для продвижения наших общих интересов в сфере безопасности.

Чтобы НАТО могло обеспечивать надежное сдерживание и защиту, мы все должны инвестировать в силы и возможности, как наши страны и обязались в ходе Саммита НАТО в Ньюпорте в 2014 году. Или, как выражается Столтенберг, предоставлять «деньги, возможности и взносы», необходимые для готовности альянса.

2021 год станет седьмым годом подряд, когда наши союзники по НАТО повышают свои общие расходы на оборону. Отрадно видеть, что многие из них выполняют или перевыполняют свои обязательства, даже если для достижения этой цели кому-то ещё нужно продолжать увеличение.

Мы понимаем, что каждая страна сталкивается с множеством трудностей, когда дело касается расходов на оборону. Каждый должен соотносить свои ресурсы со стратегией и национальной политикой.

По поручению президента мы проводим анализ глобальных позиций, который как раз и поможет нам добиться этого. Но мы не уходим из Европы. Действительно, мы уже остановили ранее объявленное сокращение сил США в Германии. Любое решение, которое мы примем в результате этого анализа, мы тщательно обсудим с нашими партнерами и союзниками.

Альянсы — это не обуза, они помогают нашей индивидуальной и коллективной безопасности. Наши общие принципы демократии, индивидуальной свободы и верховенства закона не делают нас более уязвимыми, они делают нас сильнее как команду.

Наша работа по обеспечению более мирного и процветающего будущего требует лидерства и решительных действий. Чтобы наш альянс остался сильным в военном отношении, требуется непоколебимая приверженность самим себе и друг другу. Под руководством президента Соединенные Штаты вновь готовы взять на себя это обязательство.

Мы готовы проводить совместные консультации, принимать совместные решения и действовать сообща.

Мы готовы возродить наши альянсы.

Мы готовы вести за собой.

Ллойд Остин — министр обороны США

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.