Project Syndicate (США): Путин проигрывает битву за будущее России

Москва — После начала протестов россиян против заключения в тюрьму оппозиционного лидера Алексея Навального правоохранительные органы явно получили карт-бланш на арест демонстрантов: они арестовывают их тысячами. Достаточно просигналить в машине в знак солидарности с протестующими, чтобы подвергнуться риску преследования. Официальная реакция на нынешний протест намного превосходит размах прежних репрессий Кремля. Это война.

Навальный уже давно являлся видным оппонентом президента Владимира Путина. Но его арестовали сразу после возвращения в Москву из Германии, где он провел несколько месяцев, выздоравливая после (предположительного) отравления по приказу Кремля, и этот арест придал ему — а также его товарищам, многие из которых тоже арестованы, — еще и моральный авторитет.

Сейчас, когда его приговорили почти к трем годам тюрьмы (этот срок может быть продлен, если власти обвинят его в новых преступлениях), по уровню морального авторитета Навальный встал вровень с диссидентами позднего СССР, такими как Андрей Сахаров. Россияне, которые еще несколько недель назад даже не представляли, что будут готовы рисковать арестом из-за моральных императивов, сегодня выходят на улицы. А многие из тех, кто сидит дома, сочувственно следят за новостями о протестах и за судьбой Навального.

Для путинского режима протесты, конечно, не новость. В 2011 году россияне наводнили улицы городов, протестуя против результатов парламентских выборов; эти демонстрации продолжались всю первую половину 2012 года. Но тогда реакция Кремля была совершенно другой. Хотя некоторым протестующим действительно были предъявлены уголовные обвинения, демонстрации не подавлялись таким жестоким образом. В конце 2011 года даже ходили слухи, что Путин готов начать настоящий диалог с гражданским обществом, породив надежды, что он впал в отчаяние, а его режим, возможно, находится на грани краха.

Но крах не наступил. И на этот раз Кремль уже никак не намекает, что намерен вести переговоры с демонстрантами. Кремлевский квартал и квартал Федеральной службы безопасности окружены охраной, а полиция и Росгвардия арестовали так много протестующих, что центры временного содержания трещат по швам.

Однако для тех, кто хотел бы увидеть падение Путина, такой результат может выглядеть более обнадеживающим, чем происходившее десять лет назад, потому что он показывает, что президент перешел в оборону. Кремль, по сути, превратился в бункер. Путин, постоянно избегающий ответов на обвинения в коррупции, даже начал отрицать факт владения роскошным черноморским дворцом, о котором Навальный недавно снял видео, ставшее очень популярным.

Такие перемены стали следствием развития событий в России после аннексии Крыма семь лет назад. Западные санкции, введенные в ответ на этот шаг, постепенно ослабляют экономику России. А поскольку для поддержания авторитарного режима требуется государственное вмешательство в экономику (такой подход почти неизбежно заканчивается попытками регулировать цены), вскоре началась и политическая эрозия. Добро пожаловать в эпоху позднего СССР.

В современной России экономическая политика становится все более примитивной: собрать деньги с налогоплательщиков и потратить их по желанию Путина и его «друзей», например, на правоохранительные органы и бюрократию (основа системы патронажа). Это значит могущество спецслужб и ОМОНа в черных шлемах, гоняющегося за молодежью на улицах и избивающего ее дубинками. Это значит судьи, подписывающие любые приговоры, которые пожелает Кремль. И это значит огромная бюрократическая машина с миллионами работников, которые бездумно вторят линии Кремля (например, что отравление Навального было постановкой, устроенной Западом).

Очевидно, что нормальное функционирование экономики становится менее важным. С тех пор как Россия вторглась на территорию Украины, частные и иностранные инвесторы потеряли к ней интерес. Темпы роста экономики почти на нуле, а реальные доходы с 2014 года упали на 10,6%. Российские власти сообщили о спаде ВВП на 3,1% в 2020 году, но это в рублевом выражении, а рубль слабеет с каждым днем. В долларах США российский ВВП в 2020 году стал на 10% меньше, чем в 2019-м.

Экономисты говорят, что рубль недооценен из-за «политических факторов». Но эти факторы сам же Кремль и создает. Путин решительно отвергает не только демократизацию и экономическую либерализацию, но и любые попытки модернизации, и поэтому экономика опустилась на колени.

Впрочем, страдает не только экономика. Судебная система Россия утратила авторитет и доверие. Университеты теряют интеллектуальную силу, поскольку преподаватели вынуждены помалкивать, а студентов-активистов исключают из вузов. Даже качество государственной бюрократии снижается. Если министерство иностранных дел не способно вести продуктивные переговоры с Западом, что в этом хорошего? Сводится ли весь его смысл к производству бесконечной грубой пропаганды в сталинском стиле?

Это институциональное гниение показывает, насколько устарел путинский режим — морально, политически и технологически. В полицейских участках висят портреты Генриха Ягоды, руководителя жуткого НКВД (такой портрет можно было увидеть во время выездного судебного слушания по делу Навального). Статую Лаврентия Берии — самой страшной фигуры в российской истории ХХ века после Сталина — планируется установить в выставочном павильоне российской государственной корпорации по атомной энергии Росатом.

Пока государство цепляется за прошлое, российское общество модернизируется. В этом суть реального конфликта в сегодняшней России: устаревшее и современное конкурируют за сердца и умы рядовых россиян. В этой войне не будет уступок. Оппозиционную деятельность объявляют уголовным преступлением. На некоммерческие организации и независимые СМИ вешается ярлык иностранных агентов.

Власти думают, что, отправив Навального в тюрьму, они уменьшили его влияние. Но они добились прямо противоположного результата: его популярность выросла, причем даже среди тех, кому раньше он не очень нравился. Навальный стал моральным авторитетом для многих, сумев привлечь огромный интерес к себе и к протестам. Одновременно он выставляет на показ жестокость властей. Да, его рейтинг неодобрения тоже повысился, потому что лоялисты Путина увидели в нем реальную угрозу стабильности.

Но по данным того же самого опроса, Навальный пользуется большой поддержкой у молодежи, особенно в возрасте от 18 до 24 лет. Иными словами, Путин начинает проигрывать Навальному битву за будущие поколения.

Протесты сделали российскую политику бинарной: вы либо с Навальным, либо с Путиным. И это соперничество, в котором Путин уже не уверен в возможности своей победы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.