Project Syndicate (США): почему США должны стремиться к сотрудничеству с Китаем

Нью-Йорк — Со времён Второй мировой войны американская внешняя политика опиралась на простую идею, которую, наверное, лучше всего выразил президент Джордж Буш-младший после терактов 11 сентября 2001 года: вы либо с нами, либо против нас. Америка должна лидировать, союзники должны за ней следовать, и горе тем странам, которые выступят против её превосходства.

Эта идея одновременно и простая, и слишком упрощённая. А сегодня она ещё и устаревшая: у Америки больше нет непримиримых врагов, она больше не лидирует в мощнейшем военном альянсе и, наконец, она выиграет намного больше от сотрудничества с Китаем и другими странами, чем от конфронтации с ними.

Бывший президент Дональд Трамп был гротескной карикатурой на американское лидерство. Он бросался оскорблениями, угрозами, вводимыми в одностороннем порядке пошлинами, а также финансовыми санкциями, пытаясь заставить другие страны подчиниться его политике. Он порвал в клочки свод правил многосторонних отношений (мультилатерализм). Но внешняя политика Трампа встретила на удивление мало отпора внутри США. Китайская политика Трампа находила больше консенсусной поддержки, чем возражений, а его санкции против Ирана и Венесуэлы почти не наткнулись на сопротивление, несмотря на их катастрофические гуманитарные последствия.

На этом фоне внешняя политика президента Джо Байдена стала просто манной небесной. Америка уже вернулась в Парижское климатическое соглашение и Всемирную торговую организацию, она стремится вернуться в Совет ООН по правам человека и обещает вернуться в ядерное соглашение 2015 года с Ираном. Это крайне позитивные, вызывающие восхищение шаги. Тем не менее, первые внешнеполитические заявления Байдена по поводу Китая и американского лидерства выглядят проблематичными.

Недавнее выступление Байдена на Мюнхенской конференции по безопасности позволяет познакомиться с мыслями его администрации в первые дни её работы. Есть три причины для озабоченности.

Во-первых, прозвучала достаточно наивная идея, что «Америка вернулась» в качестве мирового лидера. США лишь сейчас начинают возвращаться к мультилатерализму, они крайне неудачно борются с пандемией сovid-19, а вплоть до 20 января активно выступали против борьбы с изменением климата. США ещё только предстоит залечить множество глубоких ран, оставленных Трампом (среди них мятеж 6 января), и заняться причинами, по которым 75 миллионов американцев проголосовали за Трампа в ноябре прошлого года. Это означает, что надо разбираться с культурой белого превосходства, которая питает энергией значительную часть нынешней Республиканской партии.

Во-вторых, Байден провозгласил, что «партнёрство между Европой и США остаётся и должно оставаться краеугольным камнем во всём, чего мы надеемся достичь в XXI веке — так же, как это было и в XX-м». Неужели? Я еврофил и преданный сторонник Евросоюза, но на долю США и ЕС приходится лишь 10% человечества (а на долю стран НАТО — 12%).

Трансатлантический альянс не может и не должен быть краеугольным камнем «во всём, чего мы надеемся достичь» в этом веке; это лишь один из важных, позитивных кирпичиков. Нам надо делиться глобальным управлением со всеми регионами мира, а не только с Северной Атлантикой или каким-либо иным, но единственным регионом. У значительной части мира Северная Атлантика давно ассоциируется с расизмом и империализмом, а Трамп эти ассоциации усилил.

В-третьих, Байден утверждает, что в мире разворачивается великая идеологическая битва между демократией и авторитаризмом: «Мы на распутье между теми, кто доказывает, что на фоне всех стоящих перед нами сегодня проблем (от четвёртой промышленной революции до глобальной пандемии) авторитаризм является наилучшим вариантом движения вперёд… и теми, кто понимает, что демократия абсолютно необходима… чтобы справиться с этими проблемами».

Объявив об этой предполагаемой идеологической битве между демократией и авторитаризмом, Байден провозгласил, что «мы обязаны вместе готовиться к долгосрочной стратегической конкуренции с Китаем», и добавил, что приветствует эту конкуренцию, «потому что я верю в глобальную систему, над строительством которой Европа и США, вместе с нашими союзниками в Индо-Тихоокеанском регионе, так активно работали на протяжении последних 70 лет».

США могут считать себя участником долгосрочной идеологической битвы с Китаем, но это чувство не взаимно. Американские консерваторы настаивают, что Китай вознамерился править миром, и именно эта идея стала основой для консенсуса двух главных партий в Вашингтоне. Но цель Китая не заключается в том, чтобы доказать превосходство авторитаризма над демократией, и она не заключается в том, чтобы «ослабить американскую безопасность и процветание», как утверждается в тексте «Стратегии национальной безопасности» США 2017 года.

Взгляните на январскую речь председателя КНР Си Цзиньпина на Всемирном экономическом форуме. Си не говорил там ни о преимуществах авторитаризма, ни о провалах демократии, ни о великой борьбе между политическим системами. Вместо этого он выступил с предложением заняться, опираясь на систему многосторонних отношений, решением общих глобальных проблем и назвал «четыре главных задачи».

Си Цзиньпин призвал мировых лидеров «усилить координацию макроэкономической политики и совместно содействовать сильному, устойчивому, сбалансированному и инклюзивному росту мировой экономики». Он также призвал их «отказаться от идеологической предвзятости и совместно идти по пути мирного сосуществования и взаимовыгодного сотрудничества». В-третьих, они должны «сократить разрыв между развитыми и развивающимися странами и совместно обеспечить рост и процветание для всех». Наконец, они должны «объединить усилия для решения глобальных проблем и совместно создавать лучшее будущее для человечества».

Си заявил, что путь к глобальному сотрудничеству требует сохранения «приверженности принципам открытости и инклюзивности», «международному праву и международным правилам», а также «консультациям и сотрудничеству». Он провозгласил, что важно «идти в ногу со временем, а не отвергать перемены».

Внешняя политика Байдена в отношении Китая должна начинаться со стремления к сотрудничеству, а не с идеи конфликта. Си Цзиньпин пообещал, что Китай будет «принимать активное участие в международном сотрудничестве по вопросам сovid-19», продолжит открываться для мира, будет содействовать устойчивому развитию и «новому типу международных отношений». Американская дипломатия поступит мудро, если нацелится на взаимодействие с Китаем на этих направлениях. Нынешняя риторика вражды рискует превратиться в самосбывающееся пророчество.

Вопреки неоднократным заявлениям американских консерваторов, сотрудничество — это не трусость. Благодаря сотрудничеству, и Америка, и Китай многое выиграют: мир на планете, расширение рынков, ускорение технического прогресса, предотвращение новой гонки вооружений, прогресс в борьбе с сovid-19, уверенное глобальное восстановление рабочих мест, совместные усилия в борьбе с изменением климата. Благодаря снижению глобальной напряжённости Байден смог бы направить усилия администрации на преодоление неравенства, расизма и того недоверия, которое привело Трампа к власти в 2016 году и продолжает опасно раскалывать американское общество.

Джеффри Д. Сакс — профессор устойчивого развития и профессор политики и управления здравоохранением Колумбийского университета. Является директором Колумбийского центра устойчивого развития и Сети решений ООН в области устойчивого развития. Был специальным советником трех Генеральных секретарей ООН. Среди его книг — «Конец бедности», «Общее богатство», «Эпоха устойчивого развития», «Построение новой американской экономики» и совсем недавно — «Новая внешняя политика: за пределами американской исключительности».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.