Президент Литвы: меня беспокоят намерения России проглотить Белоруссию как независимое государство (Delfi, Литва)

Литва после начала протестов в Беларуси начала играть важную роль в политике ЕС. Страна одной из первых предложила ввести санкции против Александра Лукашенко и ряда белорусских чиновников, заявила о готовности предоставить убежище белорусам. В эксклюзивном интервью Констатину Эггерту литовский президент Гитанас Науседа ответил на вопросы о дальнейшей поддержке белорусского гражданского общества, возможной стратегии НАТО в период президентства Джо Байдена и о санкциях Евросоюза в отношении соседней с Литвой России в ответ на отравление Алексея Навального и на фоне заявлений Сергея Лаврова о возможном разрыве дипломатических отношений с ЕС.

Константин Эггерт: Недавно министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Россия будет готова разорвать отношения с ЕС в случае, если Евросоюз введет санкции, которые нанесут вред российской экономике. Вы не считаете, что ЕС первым должен приостановить сотрудничество с Россией?

Гитанас Науседа: Наша политика должна основываться на ценностях, важных для Евросоюза: права человека, верховенство закона. И мы не можем мириться с происходящим. Речь идет об отравлении Навального, о том, что в этой стране (России — Ред.) преследуют его и других лидеров оппозиции. Я согласен с тем, что должны быть введены санкции со стороны Евросоюза. Если возникнет ситуация, в которой все увидят, что Россия — это угроза соседям и региону, мы сможем найти общее решение и ввести санкции, когда потребуется. Я надеюсь на улучшение наших отношений. Но, конечно, мы не можем закрыть глаза и сказать, что в 2014 году в Украине ничего не происходило, что в Беларуси ничего не происходит, что Россия в этом не участвует. Мы не можем игнорировать эти факты. Считаю, что для ЕС важно иметь четкую стратегию отношений с Россией. Иногда мы совершаем разовые действия без последовательной стратегии.

— Какие санкции вы хотели бы видеть в отношении Кремля?

— Это должны быть персональные санкции в отношении субъектов, связанных с репрессиями против оппозиции, как в случае с Беларусью. И, конечно, мы должны включить в этот спектр санкций проект «Северный поток — 2», потому что это, возможно, единственные ограничительные меры, которые были бы болезненны для российского режима.

— Вам не кажется, что Германии следует приостановить этот проект?

— Мы ожидаем, что наши немецкие друзья поднимут эту тему, но понимаем, что этот проект уже находится в стадии реализации. Но санкции работают, и я думаю, что те ограничительные меры, которые были введены в отношении России с 2014 года, оказывают влияние на российскую экономику, они были болезненными. Так что, может быть, это и есть причина, по которой российские власти так нервничают в последнее время.

— Некоторое время назад глава европейской дипломатии Жозеп Боррель приехал в Москву и был откровенно унижен Кремлем. В день его визита из Москвы были изгнаны три европейских дипломата. Каким образом можно смягчить последствия этой ситуации, ведь произошедшее считают дипломатической катастрофой для ЕС?

— Думаю, что в таких случаях мы должны гораздо тщательнее готовиться к подобным визитам. У меня сложилось впечатление, что он (визит Борреля в Москву — Ред.) не обсуждался комплексно: с партнерами, с коллегами, а само решение было не совсем основано на ситуации, на фактах и просто было неподготовленным и провалилось. Я могу признать, что это был провал.

— Литва предоставила убежище довольно многим оппозиционным деятелям из Беларуси и поддержала продемократическое движение в стране. Что еще, на ваш взгляд, Вильнюс мог бы сделать для Беларуси, ее продемократического движения?

— С начала кризиса в Беларуси мы представили план его мирного разрешения, состоящий из трех ключевых элементов: освободить всех задержанных, прекратить преследование людей, наладить диалог с гражданским обществом. Но режим Лукашенко не был готов принять эти условия. Вместо этого он начал диалог с Россией. И конечно, в таких условиях возможности для разрешения кризиса крайне ограничены. Сейчас речь идет о санкциях, и некоторые из них уже введены на национальном уровне и на уровне Европейского Союза. Мы также ввели дополнительные санкции вместе с нашими соседями, Латвией и Эстонией. Но сейчас власти (в Минске — Ред.) пытается усилить свои позиции. Мы видели это Всебелорусское народное собрание. Оно было организовано, вероятно, для того, чтобы создать впечатление цивилизованного диалога между народом и режимом. Но я не думаю, что это эффективно. Мы должны говорить с гражданским обществом Беларуси, попытаться создать для него некую перспективу и обеспечить план на период после правления Лукашенко. Уже есть проект программы, который подготовила Еврокомиссия. Речь об облегчении торговли Беларуси с ЕС, доступе к его финансовым ресурсам, безвизовом туристическом режиме и, конечно, поддержке гражданского общества.

— Безвизовый режим для граждан Беларуси, как в случае с Грузией, Украиной и Молдовой?

— Да, похожий. Думаю, у нас будет возможность обсудить позже этот план на уровне Европейского Союза, чтобы мы могли начать действовать. Но, конечно, в первую очередь, мы должны говорить о правах гражданского общества в Беларуси, которые были украдены. Право на свободные и справедливые выборы в Беларуси, где народ имеет право избирать лидера и расставлять свои приоритеты.

— Лукашенко на Всебелорусском народном собрании сказал, что в следующем году в Беларуси пройдет референдум по новой конституции. Вы верите, что это что-нибудь изменит?

— Думаю, что это попытка выиграть время и организовать управляемую передачу власти. Но я очень сомневаюсь, что это приведет к свободным выборам в Беларуси. Неважно, кто будет там следующим лидером. Главное, чтобы это было решение народа. Может быть, этот лидер будет развивать отношения с Россией, может быть, с Евросоюзом, это не имеет значения. Самое главное — это свобода воли и волеизъявления белорусского народа. Я думаю, что люди в XXI веке заслуживают права выбирать, кого они хотят. Меня беспокоят намерения России проглотить Беларусь как независимое государство.

— Совсем скоро, предположительно, в марте, состоится саммит НАТО, на котором впервые для альянса будут представлены новый президент США Джо Байден и его администрация. Как вы думаете, какую роль могут сыграть Соединенные Штаты в новых условиях — с ужесточающим свою политику Кремлем, с продемократическим движением в Беларуси? Что бы вы порекомендовали администрации США?

— Я не хочу гадать. Посмотрим, какова будет позиция новой администрации Соединенных Штатов. Но я действительно надеюсь, что она будет основана на базовых ценностях. Господин Байден лично осведомлен о ситуации с безопасностью в Балтийском регионе, и мы очень надеемся, что он будет уделять внимание вопросам безопасности здесь и в Польше, и, конечно, в том числе, всем этим факторам, возникающим вокруг белорусского вопроса, и поведения России. Поэтому я думаю, что на этом саммите будут очень четко определены приоритеты, и они будут выгодны для безопасности восточноевропейских стран.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.