Манфред Грин: «Нет причин отказываться от российской вакцины» (Visão, Португалия)

По другую сторону экрана 74-летний мужчина, который уже прошел полную вакцинацию в стране, начавшей этот процесс с лиц старше 65 лет и работников здравоохранения, уже год борющихся с пандемией. Однако он отнюдь не считает, что можно опускать руки перед невидимой угрозой под названием covid-19. Эпидемиолог Манфред Грин (Manfred Green) в 2008-2014 годах руководил центром контроля заболеваний Израиля.

Находясь в Школе общественного здравоохранения города Хайфа, он говорит, что сохраняет оптимизм относительно нашего будущего рядом со сложным микроорганизмом, которым является SARS-CoV-2. Однако, настаивает он, только работая совместно, человечество может стремиться к жизни, близкой к той норме, которую мы знаем. Именно по этой причине он подписал предложение, сделанное целевой группой по covid-19 Ассоциации школ общественного здравоохранения Европейского региона (ASPHER), к которой он принадлежит. Несколько дней назад это предложение было опубликовано в British Medical Journal, одном из наиболее влиятельных и престижных медицинских журналов мира.

Visão: Прошел год с того момента, как Всемирная организация здравоохранения объявила, что мы столкнулись с эпидемией covid-19, а мы уже вакцинируем население. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию?

Манфред Грин: Год назад никто и подумать не мог, в какой ситуации мы окажемся, и очень впечатляет, что на рынке уже существует несколько вакцин с достаточно высоким уровнем эффективности. Технология применяется хорошая, и мы можем её постоянно улучшать. Сегодня проблема заключается в том, что планы по вакцинации приняли националистический характер, что плохо сказывается на ходе процесса.

— Как правильно проводить этот процесс?

— Конечно, страны могут индивидуально заказывать вакцину у фармацевтических компаний, но было бы лучше, если бы все они присоединились к Covax, глобальной инициативе, направленной на предоставление вакцин против covid-19 наиболее бедным странам. Процесс должен протекать в сотрудничестве, нельзя никого оставлять за бортом, особенно из соображений национализма.

— И поэтому вы подписали предложение, опубликованное в British Medical Journal, в котором говорится, что «мы видим уродливое лицо вакцинации» и «богатые страны покупают больше вакцин, чем им необходимо»?

— Безусловно. Так у нас ничего не получится. Покончить с пандемией — это вызов для всего человечества. Если мы добьемся локального коллективного иммунитета, то в определенных регионах время от времени будут вновь вводить карантин. И весь сегодняшний процесс окажется совершенно неэффективным.

— Недавно в Европе поднялся шум вокруг российской вакцины «Спутник V», к которой относились с недоверием с того момента, как о ней впервые сообщили летом. Есть ли причины не использовать её?

— Нет, абсолютно. Понятно, что нужно соблюсти все требования, и она должна получить одобрение надзорных органов, однако нельзя забывать, что у русских большой опыт в разработке вакцин, они производят множество препаратов для собственного населений. Известно, что они применили технологию, сходную с той, что используется в вакцине AstraZeneca, и поэтому, когда подадут соответствующую заявку, её нужно рассмотреть. Нет никаких причин отказываться от вакцины только потому, что она сделана в России.

— Израиль, в свою очередь, лидирует в процессе вакцинации на мировом уровне. В чем секрет?

— Прежде всего, у нас хорошая система здравоохранения, которая охватывает всё население. Кроме того, мы потратили много средств на закупку вакцины и одновременно провели широкомасштабные компании по информированию населения. Однако, нужно признать, что некоторые группы ещё недостаточно вакцинированы. К примеру, женщины больше сопротивляются вакцинации из-за слухов, что это может сказаться на репродуктивной функции.

— Беременным можно вакцинироваться?

— Да-да, и лучше всего делать это между вторым и третьим триместрами. Были даже случаи, когда дети рождались уже с антителами, что очень хорошо.

— Большинство стран решило вакцинировать в начале пожилых, представителей групп риска и работников здравоохранения, борющихся на первой линии, а потом всех остальных. Что вы думаете о стратегии, например, Индонезии, где решили начать с активного населения, которое чаще всего и переносит вирус?

— Основная цель вакцины — спасти жизни. Поэтому было бы логично вакцинировать сначала тех, кто в случае инфицирования может не выжить и, конечно же, тех, кто заботится о них. Ограничить распространение вируса — также одна из задач, но добиться этого сложнее, особенно за короткий срок. С этим лучше всего справляется изоляции.

— Недавно все были шокированы появлением новых вариантов covid-19. Нам теперь придется как-то изменять вакцины?

— Нужно изучить, какие результаты показали вакцины, уже вышедшие на рынок, и те, появление которых ожидается в скором времени, например, разработки Johnson&Johnson и Curevac. Во всех этих препаратах используются очень эффективные технологии, но, если будет необходимость, мы всегда можем их модернизировать. Кроме того, вполне вероятно, что время от времени нам придется усиливать вакцинацию.

— Можно ли смешивать вакцины разных производителей?

— Да, если в этих вакцинах применяются одинаковые технологии. Это вопрос эффективности, не думаю, что подкрепление одного препарата другим может нанести вред. Однако, вероятнее всего, полученный ответ будет слабее, чем предполагалось. Другой вариант заключается в том, чтобы вводить одновременно вакцину против гриппа. К счастью, существует много вариантов, которые можно обдумать.

— Можно ли предположить, когда мы покончим с этим вирусом?

— Пока у нас не очень хорошие успехи в искоренении вирусов. По меньшей мере в последние 40 лет нам этого не удавалось, но мы пытались избавиться от полиомиелита, кори, краснухи и т.д. Кроме того, мы ещё в самом начале нашего пути с SARS-CoV-2. Сейчас нужно сосредоточиться на том, чтобы научиться сдерживать его на низком уровне и сделать его как можно менее опасным для всех.

— То есть мы ещё не скоро сформируем коллективный иммунитет?

— Если вакцинировать 80 процентов населения в одной стране, то в её границах это возможно. Однако такой иммунитет будет временным или, по крайней мере, очень уязвимым, поскольку открытие границ может навредить ему. У нас есть примеры Новой Зеландии и Вьетнама, где удалось значительно снизить распространение вируса. Однако в этих странах введен жесткий режим изоляции с очень высокими требованиями к населению. Вероятнее всего, ещё какое-то время нам придется носить маски и сохранять социальную дистанцию.

— Даже тем, кто вакцинируется?

— Да, мы знаем, что никакая вакцина не эффективна на 100 процентов. Это значит, что существует 5-10 процентов вероятности, что антитела не выработаются в объеме, необходимом для защиты от заражения.

— Может ли эта вероятность вырасти, если увеличить время между введением компонентов вакцины, как решили делать некоторые правительства в условиях нехватки препаратов?

— Увеличение временного окна обычно не сказывается на эффекте вакцины. Есть случаи, когда даже при промежутке в 12 недель удавалось сохранить желаемую эффективность.

— Следующей зимой мы должны ожидать новой волны, несмотря на всё, что можно сделать за это время?

— Нужно, по крайней мере, убедить себя в необходимости носить маски и сохранять социальную дистанцию. Мы знаем, что это эндемичный вирус, а зимой люди обычно больше времени проводят внутри помещений, что приводит к большей скученности, а это влияет на распространение вируса. Прежде всего, я считаю, нужно сохранять осторожность и не быть особенно самоуверенными из-за вакцинации. Нам придется ещё на протяжении долгого времени вакцинировать множество людей. Кроме того, как нам известно, чем больше вирус распространяется, тем больше он мутирует.

— Значит, как вы уже говорили, нам придется усовершенствовать вакцины?

— Никто не будет в безопасности, пока мы все не будем в безопасности. Мы уже знаем, что это не худшая пандемия в истории человечества, а из-за глобального потепления могут появиться новые вирусы. Кроме того, нужно понять, что в мире существует множество животных, начиная от млекопитающих и заканчивая насекомыми, вместе с которыми сосуществуют различные микроорганизмы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.