Le Monde (Франция): у Пекина есть мощное оружие в поддержку своей стратегии влияния в Европе — вакцины от covid-19

Си Цзиньпин захотел показать Джо Байдену, что Европа еще не его, но недоверие восточноевропейских государств подорвало эти маневры в стратегии влияния. Ситуация сделала ЕС сильнее.

Китайцы изобрели компас, порох и многие другие вещи, но не арифметику. Этот безжалостный факт заявил о себе 9 февраля, когда Си Цзиньпин принялся на своем экране за подсчет лидеров стран на саммите «17+1» (17 европейских государств и Китай). Шестерых из них не хватало: они решили, что их страны будут представлены лишь на министерском уровне.

Этот удар по самолюбию не помешал китайскому руководителю заявить на открытии собрания, что «17+1 может в скором времени превратиться в 18». На это ему можно было возразить, что 17-6 может стать куда меньше 11.

Дело в том, что за всей этой арифметикой скрывается борьба за влияние в треугольнике Китай-США-ЕС. Вторничный саммит 17+1 стал тому прекрасным примером. Эта группа была создана в 2012 году Пекином, чтобы укрепить экономическое сотрудничество в связи с запуском китайской инициативы «нового шелкового пути», вобрала в себя 17 стран Восточной и Центральной Европы (Болгария, Румыния, Хорватия, Словения, Греция, Словакия, Чехия, Венгрия, Польша, Латвия, Эстония, Литва, Сербия, Албания, Босния и Герцеговина, Черногория, Северная Македония) и сначала вызвала тревогу Брюсселя и Вашингтона.

Новый формат был воспринят как попытка разделить и ослабить европейцев, но постепенно растерял свой блеск. Китайские инфраструктурные обещания обернулись разочарованием, торговые связи с большим перевесом складывались в пользу Пекина, а китайская пропаганда в начале эпидемии covid-19 серьезно подпортила имидж Поднебесной. Кстати говоря, в 2020 году саммит 17+1 был отменен из-за коронавируса.

Два послания

Как бы то ни было, Си Цзиньпин был окрылен подписанием в конце декабря 2020 года инвестиционного соглашения с ЕС при поддержке канцлера ФРГ Ангелы Меркель и решил закрепить успех созывом виртуального саммита 9 февраля. Идеей было показать новой вашингтонской администрации Байдена, что, несмотря на ее благородные намерения насчет перезапуска трансатлантических связей после бедственного периода Трампа, она еще не завоевала Европу. Как писала во вторник газета Global Times, рупор китайской Компартии, саммит «17 + 1» должен был нести в себе два послания: отношения Китая и стран Центральной Европы «полностью восстановились» и «не пострадали от политических изменений в США».

В поддержку этой стратегии было использовано мощное оружие: китайские вакцины от covid-19, две из которых уже массово используются в КНР, хотя еще не были одобрены ВОЗ. Китайский режим не делает тайны из своих планов. «Сотрудничество в сфере вакцинации» представляет собой «новое направление» внешней политики, пишет Gobal Times, тогда как 6 из 17 стран-участниц саммита «уже приобрели» китайские вакцины или «проявили интерес» к ним. Здесь в первую очередь себя показали две главные опоры Китая в Европе: Венгрия (член ЕС) купила 5 миллионов доз (при населении в 10 миллионов), а Сербия (не входит в ЕС) приобрела 1,5 миллиона (при 5 миллионах жителей). Если у кого-то и были сомнения по поводу геополитической роли вакцины в этой пандемии, здесь мы видим прекрасное тому доказательство.

С приближением саммита Пекин сталкивался со все новыми проблемами. Литва и Эстония дали задний ход и сообщили, что будут представлены на министерском уровне, то есть без участия президента или премьера. К ним присоединилась Латвия. Три прибалтийских республики согласовали такую позицию с Парижем во время поездки их министров иностранных дел в конце января. С Китаем «лучше вести переговоры, когда вас 27, а не 17», — утверждает прибалтийский дипломатический источник.

Не навредить будущему

Той же самой линии придерживалась Румыния, где пришедшее к власти в конце 2019 года либеральное правительство дистанцировалось от Пекина и пошло на сближение с Вашингтоном и Брюсселем. За ней последовали Словения и Болгария.

В начале февраля словацкий премьер Игорь Матович заявил в интервью le Monde, что не станет участвовать в саммите 17+1: «Пойдет один из моих министров». Для него предпочтительнее «вести переговоры с Китаем как европейское объединение, а не позволить разделить себя подобного рода проектами». Что касается Польши, она, не моргнув глазом, отправила своего президента.

Как бы то ни было, во вторник Си Цзиньпин увидел на экране не одного из словацких министров, а самого Игоря Матовича. С чем связан такой поворот? Как сообщает один хорошо информированный источник, Пекин настоятельно рекомендовал Братиславе не вредить своему будущему: кто знает, может, Словакии, которая прошла через такие трудные времена из-за коронавируса, однажды понадобится китайская вакцина… На выходных послов стран, которые решили не отправлять лидеров на саммит, вызвали в китайский МИД и попросили скомпенсировать это отсутствие предварительно записанным видеообращением, чтобы китайский лидер не оскорбился при виде более низкого представительства. «Было сильное давление», — признает дипломат одной из этих стран. Тем не менее они не прогнулись.

Эта ситуация хорошо отражает сложившуюся в настоящий момент напряженность в треугольнике Китай-ЕС-США: Джо Байден активизирует американскую дипломатию и восстанавливает связи с союзниками, Си Цзиньпин не собирается уступать ни пяди завоеванного при Трампе, а Европа пытается нащупать свое место между ними, осознавая силу, которую дает ей новое неустойчивое единство, сформированное за последние четыре годы в тени больших хищнических держав. Указывает это и на значимость пандемического фактора в проходящем через переустройство мире.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.