Le Monde (Франция): «Спутник V» как сага о нелюбимой вакцине

Назовем это кармой. Или улыбкой судьбы, которая извиняется за прошлую грубость. 2 февраля вакцину «Спутник V», наконец, ждал триумф после стольких месяцев сомнений и оскорблений. Медицинский журнал The Lancet опубликовал в тот день исследование с безапелляционными выводами: российская вакцина обладает эффективностью более 91% против симптоматических форм covid-19, что выводит ее в лидеры мировой гонки вакцин. Европа же оказалась перед дилеммой: принимать ли «Спутник» в семью долгожданных вакцин?

В прикрепленном к исследованию комментарии журнал напоминает о прошлом: «Разработка вакцины „Спутник V» навлекла на себя критику из-за поспешности, пропуска этапов и отсутствия прозрачности. Тем не менее представленные здесь результаты предельно ясны, а научный принцип этой вакцины доказан». Хорошая переносимость с ограниченными побочными эффектами, сравнимая с ДНК-вакцинами впечатляющая эффективность, а также защита на уровне 73% через две недели после первой инъекции — «Спутник V» демонстрирует выдающиеся результаты.

Но в день триумфа 2 февраля передовицы мировой прессы были посвящены не результатам русской вакцины, а заранее ожидавшемуся прилету с последующим задержанием российского оппозиционера Алексея Навального. Суд приговорил его к 3,5 годам тюрьмы всего через несколько месяцев после отравления. А три дня спустя Россия сама выстрелила себе в ногу. Прибывший с визитом в Москву 5 февраля Жозеп Боррель (Josep Borrell) не скупился на похвалы российской вакцине: глава европейской дипломатии назвал ее «хорошей новостью для человечества» и выразил надежду на скорую сертификацию «Гам-КОВИД-Вак-Лио» (официальное название) Европейским агентством лекарственных средств (ЕАЛС). Но кому это было интересно, когда все внимание приковало к себе объявленное в тот же день выдворение трех европейских дипломатов из Москвы.

«V» значит «победа»

Наука, политика, геополитика. Этот классический триптих советских времен неразрывно связан с судьбой «Спутника V», который вполне может стать одним из самых выдающихся достижений России за последние десятилетия. Относительно недорогая (порядка 20 долларов за две дозы) и простая в хранении и транспортировке (по сравнению с конкурентами из Pfizer-BioNTech и Moderna) российская вакцина готова отправиться на штурм мира, выходя за пределы привычных для России рынков дружественных государств и развивающихся стран.

Впервые о российской вакцине заявили в СМИ 11 августа 2020 года: презентацию взял на себя лично Владимира Путин, но тогда практически никто не надеялся, что вакцину можно будет использовать раньше осени. Как бы то ни было, президент России триумфально (настолько это позволяла скованная обстановка видеосвязи) объявил «первую в мире» регистрацию вакцины от covid-19.

На самом деле, речь шла не о регистрации, а о разрешении на переход к третьей фазе испытаний, которую китайские фирмы CanSinoBio и Sinopharm начали несколькими неделями ранее, а Moderna и Pfizer-BioNTech — еще в конце июля. Но это мало волновало главу государства: Россия должны быть первой, а ее продукт — лучшим. Если у кого-то и оставались сомнения, их должно было развеять название. «Спутник» напоминает о подвиге советской космонавтики в 1957 году, а «V» означает английское «Victory», «победа».

В российском оптимизме не было ничего удивительного. В стране существует давняя и хорошо устоявшаяся стратегия вакцинации. В 1950-1960-х годах СССР даже стал лидером в вакцинации от полиомиелита. Его «живая» вакцина оказалась более эффективной и простой в использовании, чем выпущенные Западом «инактивированные» аналоги.

Технология «вирусного вектора»

Для борьбы с covid-19 было задействовано несколько НИИ, в том числе сибирский центр «Вектор» (он создал вторую вакцину, которая в настоящий момент находится на этапе испытаний). Первым о положительных результатах сообщил в мае относящийся к Минздраву Институт имени Гамалеи. Под руководством биолога Александра Гинцбурга он проводил с 2014 года перспективные исследования по разработки вакцины от вируса Эбола, но так и не смог завершить все регламентные проверки.

«Спутник V» опирается на технологию «вирусного вектора». Как и в случае с РНК-вакцинами, она подразумевает внедрение в наши клетки генетической инструкции для производства антигена, который вызовет ответ иммунной системы. Только здесь речь идет не о РНК, а о ДНК, которая вживляется в геном аденовируса. Этот сделанный безопасным вирус донесет генетическое послание до ядра клеток и… распадется. Фрагмент ДНК covid-19 далее используется клеточной машинерией для производства антигена. В данном случае применяется знаменитый «белок-шип».

Россияне использовали тот же принцип, что и англичане из AstraZeneca. Их вакцина точно так же предусматривает две инъекции для усиления и закрепления ответа иммунной системы, но если оксфордские специалисты используют оба раза один способ транспортировки генетического груза, в Институте Гамалеи решили сменить вектор: в первой дозе применяется аденовирус Ad26, а во второй — Ad5. «Довольно ловкий ход, — говорит Жан-Даниэль Лельевр (Jean-Daniel Lelièvre), заведующий отделение клинической иммунологии и инфекционных заболеваний больницы Анри-Мондор. — Это позволяет не дать действующим против вектора антителам, которые появляются после первой инъекции, подорвать эффективность второй».

«Надежная как автомат Калашникова»

Были многообещающие моменты, которых не отрицало большинство ученых, но это не отменяло тревоги в связи с поспешностью действий России и явной политической окраской заявлений Москвы. К тому же, обозреватели уже успели обжечься на прошлых событиях: благодаря стараниям прессы и Навального связь российских властей и науки, скорее, вызывала в мыслях образ политических отравлений или государственного допинга…

Старт «Спутника V» был непростым. 4 сентября 2020 года в The Lancet появилась первая статья по итогам двух фаз испытаний, но она оставила после себя больше вопросов, чем ответов. Три дня спустя три десятка ученых публично потребовали прояснений в связи с «непоследовательностью» данных.

Кроме того, сформированная для третьей фазы группа участников выглядела слишком маленькой. Российские специалисты даже не обнародовали протокол испытаний, в отличие от Pfizer-BioNTech, Moderna и AstraZeneca. Еще одним непривычным шагом Москвы стало начало вакцинации тысяч человек из группы риска (прежде всего, медперсонала) параллельно с проведением фазы 3.

В противовес этому была задействована государственная машина. Телевидение охотнее говорило о больших перспективах вакцины, чем о реальной ситуации в российских больницах. На одном ток-шоу «Спутник V» сравнили с другой национальной гордостью: западные вакцины дорогие и капризные, а «наш „Спутник V» неприхотлив и надежен, как автомат Калашникова».

Звезды и министры позировали перед камерами во время вакцинации. Владимир Путин (он сам, кстати, так и сделал инъекцию) заявил, что одна из его дочерей стала участницей третьей фазы испытаний, хотя никаких кадров с ней представлено не было. От выраженных учеными сомнений и их требований прояснить ситуацию отмахивались как от проявлений вечной «информационной войны» против России и «русофобии».

Контракты с дружественными странами

Несмотря на заявленные Москвой большие планы, первые экспортные показатели «Спутника V» оказались весьма скромными. В конце 2020 года профинансировавший разработку вакцины российский госфонд уверял, что интерес к ней проявили порядка 50 стран, а число заказов достигло 2 миллиардов доз. Тем не менее конкретика стала появляться не сразу. Белоруссия, Венесуэла, Боливия, Алжир, Сербия… Первыми договоры на поставку «Спутника V» подписали дружеские страны. У российской вакцины не получается избавиться от образа «облегченного» решения: оно предназначено специально для бедных стран и подразумевает всего одну дозу, поскольку его приоритетная цель — снижение смертности.

Стоит также отметить, что российский подход к ситуации с коронавирусом в стране тоже не играет на руку научным успехам. Весной 2020 года показатели заражаемости и смертности в России выглядели чрезвычайно подозрительными, а власть стремилась всеми силами не допустить утечки информации из регионов, где сложилась катастрофическая ситуация в больницах. Только в декабре, когда по обнародованной статистике стало видно большой прирост смертности, правительство все же признало, что занизило смертность от covid-19 в 4-5 раз, но так и не изменило методику подсчета. Охватил скепсис и население: в сентябре один медицинский журнал писал, что лишь 24% опрошенных врачей были готовы сделать себе две инъекции «Спутника V».

На протяжение всего периода разработки российская вакцина также вызывала большое недоверие западных ученых. Когда Владимир Путин представил миру «Спутник V», не было опубликовано никаких серьезных данных, а третья фаза испытаний (именно она подтверждает эффективность и безопасность продукта с помощью большого числа добровольцев) еще даже не была начата. «Неосторожное и необдуманное решение, — писал тогда французский генетик Франсуа Баллу (François Balloux) в журнале Nature. — Проводить вакцинацию недостаточно проверенным продуктом неэтично. Малейшая проблема может обернуться катастрофой как в санитарном плане, так и с точки зрения удара по доверию населения к вакцине».

«Не знаю, что там делают россияне, но лично я точно никогда не соглашусь на вакцину, которая не прошла фазу 3», — писал в Twitter вирусолог Флориан Краммер (Florian Krammer). Даже Светлана Завидова, исполнительный директор Ассоциации организаций по клиническим исследованиям, назвала такой шаг нелепым.

«Большой опыт»

Месяц спустя, в сентябре, The Lancet опубликовал результаты испытаний фазы 1, которые породили новую волну споров. 16 западных специалистов во главе с итальянцем Энрико Буччи (Enrico Bucci) направили в журнал письмо, в котором отметили «ряд вызывающих беспокойство моментов» в российской статье. Слишком похожие цифры, недостающие данные, непонятная ситуация с «выздоравливающими» (российские ученые сравнивали с ними привитых добровольцев, чтобы установить способность их продукта нейтрализовать вирус), нестыковки с датами набора участников испытаний. «Они написали ответ, но не сказали ничего по существу нашей критики и не предоставили доступ к их данным», — с сожалением отметил итальянский биолог.

Тем не менее атмосфера вокруг российской вакцины заметно изменилась после прорывной публикации результатов фазы 3 в The Lancet 2 февраля. «Это, бесспорно, хорошие результаты, и насчет их достоверности нет никаких сомнений, — считает Матье Молимар (Mathieu Molimard), заведующий отделением медицинской фармакологии клинического центра Бордо. — Но нам нужно получить доступ ко всем данным. Если россияне хотят получить разрешение в Европе, им следует представить их ЕАЛС. Если они это сделают и ЕАЛС все подтвердит, у меня не будет никаких возражений». «Сентябрьская статья породила множество сомнений, но последняя, как мне кажется, полностью соответствует нормам, — добавляет Одиль Лоней (Odile Launay), директор центра вакцинологии Кошена-Пастера. — У россиян большой опыт в вакцинации. Я не вижу никаких причин не доверять им».

При этом они отмечает, что в группе испытуемых было всего 11% добровольцев старше 60 лет, в связи с чем разработчики «Спутника V» протестировали вакцину среди этой самой уязвимой группы населения лишь немногим больше, чем AstraZeneca.

«Непрозрачность»

Жан-Даниэль Лельевр проявляет больше сдержанности и говорит о наличии ряда «вопросов». Прежде всего, выбранное российскими специалистами определение covid-19 кажется ему «совершенно нечетким». Например, потеря вкуса и обоняния не заносится в число симптомов. Удивляют его и результаты через две недели после первой дозы: «Они намного выше, чем у вакцины Janssen (дочернее предприятие Johnson & Johnson, прим.ред.), хотя платформы здесь одинаковые». Имеется у него также вопрос насчет ситуации в двух группах добровольцев с 21 дня после первой инъекции. Без сюрпризов, число заражений среди привитых резко падает. Одновременно с этим, «оно резко растет в группе плацебо» без убедительного объяснения, что вызывает сомнения насчет эффективности «Спутника».

Энрико Буччи с коллегами тоже не убеждены до конца. Они проявляли скепсис в сентябре, в 9 февраля выпустили статью о «новой обеспокоенности вакциной «Спутник». На этот раз они указывают на нестыковки в заявленном размере групп и некоторых результатах, а также поднимают вопрос начет «четырех смертей» в ходе испытаний: «всего две из них были достаточным образом объяснены». Кроме того, они подчеркивают «непрозрачность» со стороны российских специалистов.

Их вывод звучит следующим образом: «Хотя мы ожидаем от вакцины „Спутник» определенного уровня эффективности и надежности, любое сравнение с другими продуктами и достоверная оценка научным сообществом на основе вышедших в The Lancet статей исключены вплоть до настоящей публикации всех данных».

Вирусолог Мари-Поль Киени (Marie-Paule Kieny), глава сформированного французским правительством комитета по вакцинам от covid-19, в свою очередь говорит, что «не удивлена» хорошими результатами «Спутника V»: «Я возглавляла делегацию в России в ноябре, и мы видели их данные по животным и людям. Делегация пришла к заключению о том, что их проект выглядит убедительно, будь то сама концепция, две инъекции разными аденовирусами и представленные данные». Что насчет упомянутой критики непрозрачности? «Вы видели все данные других? Я — нет. Не стоит давать волю предрассудкам против вакцины только потому, что она российская».

Задержки в поставках

По ее мнению, самое слабое место «Спутника» — производство: «Институт Гамалеи занимается исследованиями, а не широкомасштабным производством. Они заключили соглашения с местными производителями и международными лекарственными компаниями, но обеспечить однородность продукта будет сложно. Регуляторы же смотрят не только на эффективность во время фазы 3, но и на весь процесс, лабораторный материал от исследований до промышленного этапа. И это может занять время».

Россия действительно столкнулась с производственными трудностями. Изначально установленные Москвой правила были предельно четкими: те дозы, которые выпускаются в России шестью лицензированными производителями, резервируются для российского рынка, а на экспорт идет лишь то, что производится за границей, в восьми странах-партнерах (сейчас известны пять: Казахстан, Индия, Китай, Южная Корея и Бразилия).

Как бы то ни было, часть вакцин все же уходит за границу и из самой России. Например, это касается предназначенных для Аргентины доз, с которыми уже возникли существенные задержки: за январь в страну должны были поставить 5 миллионов доз, но к началу февраля туда поступило всего 600 000.

К этому моменту за границу предположительно ушло всего 1,1 миллиона доз. Что касается самой России, вакцинация активно идет в Москве, но не спешит набирать обороты в регионах. По официальным данным, более 2 миллионов человек получили хотя бы одну дозу вакцины. Некоторые обозреватели все же считают цифры завышенными, поскольку они не соответствуют приходящей из регионов статистике.

Москва с самого начала стремилась установить партнерства в Европе, чтобы расширить производственные возможности и повысить доверие. В ноябре 2020 года Владимир Путин предложил такое сотрудничество Эммануэлю Макрону в ходе телефонного разговора, но дальше слов дело не пошло, несмотря на визит в Москву делегации Института Пастера.

«Раскол среди европейцев»

Еще недавно европейцы не скрывали скептицизма по отношению к российской вакцине, но стали смотреть на нее совершенно иначе после выхода последней статьи в The Lancet, несмотря на остающиеся у ряда ученых вопросы. На фоне возникших трудностей с поставками и критики в адрес стратегии вакцинации Еврокомиссии Париж, Берлин, Брюссель и прочие не исключают потенциальных закупок «Спутника».

«Если российские и китайские производители откроют свои материалы и проявят прозрачность (…), то смогут получить разрешение выйти на рынок на тех же условиях, что и остальные», — заявила 2 февраля в Европарламенте глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. Если они подадут запрос в ЕАЛС, их вакцина будет проанализирована «научным и независимым образом. Это не политическое, а научное решение», — отметил в тоже день Эммануэль Макрон в телевизионном интервью. То же самое говорила и канцлер ФРГ Ангела Меркель: «Мы рады всем, кто получают разрешение от Европейского агентства лекарственных средств, я говорила именно об этом с президентом России».

Лишь немногие в Европе продолжают высказывать сомнения насчет российской вакцины. Например, премьер-министр Литвы Ингрида Шимоните. «Я не уверена в добрых намерениях Кремля, что он хочет поделиться „Спутником», чтобы бороться с распространением вируса, — заявила она сайту Politico 8 февраля. — К сожалению, „Спутник» идет рука об руку с большим объемом пропаганды и практически открытым стремлением вызвать раскол среди европейцев и их партнеров на юге и на востоке». «Да, нам не достает вакцин, но я верю в силу Европы и честность производителей вакцины по обеим берегам Атлантики», — добавила она.

«Прояснения»

Пока что в ЕАЛС не поступал запрос на выдачу разрешения для вакцины «Спутник V» или даже проведение предшествующего этому непрерывного анализа данных. Пришла лишь заявка на научные консультации для начала переговоров между предприятием и европейским агентством. Обычно это представляет собой подготовительный этап перед официальным запросом на выдачу разрешения. «Около трех недель назад прошла встреча с представителями предприятия для обсуждения дальнейших действий», — кратко отмечают в ЕАЛС. «Как мне кажется, пока что обе стороны поглядывают друг на друга с большим недоверием», — улыбается один европейский дипломат.

10 февраля агентство постаралось «прояснить» ситуацию и уточнило, что российская вакцина не входит в список 26 проектов, которые получают рекомендации по соблюдению требуемых ведомством норм, и что с российской стороной ведется диалог для определения будущих этапов. «Разработчики проявили интерес к процедуре непрерывного анализа (…), которого удостаиваются самые многообещающие проекты», — заявил регулятор. Как бы то ни было, ничего официального пока что нет.

Еврокомиссия прописывала во всех договорах на поставку вакцин, что предназначенные для нее дозы должны производиться в Европе. Если «Спутнику V» однажды дадут выйти на европейский рынок, этот пункт, наверняка, тоже придется выполнять. Берлин и Вена уже сообщили, что рассматривают перспективу сотрудничества со своими заводами.

В любом случае, «Спутник V» уже одной ногой в Европе: Венгрия разрешила его применение (как и китайской вакцины Sinopharm), задействовав предназначенные для исключительных случаев экстренные процедуры. Сага «Спутника» продолжается.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.