La Jornada (Мексика): Мексика и дело Пабло Аселя

В начале февраля в городе Льйеде, Испания, был задержан певец Пабло Ривадулья Дуро (Pablo Rivadulla Duró), известный как Пабло Асель (Pablo Hasél), которого с 2018 года обвиняют в преступлениях, выразившихся в прославлении терроризма и оскорблении монархии и других государственных институтов. Это уже его четвертое или пятое по счету задержание начиная с 2011 года, когда его арестовали за сочинение и исполнение песни «Демократия, мать ее!» (Democracia su puta madre), в которой он восхвалял осужденного террориста. На этот раз Аселю грозит уголовное наказание в виде девяти месяцев тюремного заключения.

Независимо от того, какое прошлое было у Аселя, сколько было в нем насилия или еще чего плохого, ясно, что на этот раз он попал в тюрьму за свои критические высказывания. Это были высказывания в адрес испанского государства в целом и некоторых его институтов. Среди них — Национальная полиция и Гражданская гвардия, органы судебной власти, некоторые политические партии. Особенную неприязнь у Аселя вызывают королевский дом и его члены.

В ходе судебного слушания прокурор, ведущий дело, полностью процитировал песню Аселя «Хуан Карлос де Бурбон» (Juan Carlos el Borbón) и попросил вынести рэперу приговор в соответствии со статьями 490 и 491 испанского Уголовного кодекса: «Клевета или оскорбление в отношении Короля, кого-либо из его восходящих или нисходящих родственников, Королевы-супруги, супруга Королевы, Регента, любого члена регентства, наследного Принца Короны во время исполнения ими своих функций либо по мотивам или по поводу этих функций, наказывается тюремным заключением на срок от шести месяцев до двух лет».

Вот так, до двух лет за оскорбление короля.

Далее следует пояснение: до двух лет лишь в том случае, «если клевета или оскорбление будут тяжкими». Есть и более мягкая форма наказания: «или штрафом на срок от шести до двенадцати месячных заработных плат, если клевета или оскорбление не являются тяжкими». Дале описывается наказание за оскорбительное использование изображений: «Тот, кто использует изображение Короля, кого-либо из его восходящих или нисходящих родственников, Королевы-супруги или супруга Королевы, Регента, кого-либо из членов регентства, наследного Принца Короны в любой форме, которая может причинить вред престижу Короны, наказывается штрафом на сумму от шести до двадцати четырех месячных заработных плат».

Музыканта упрекают в оскорблении общественной нравственности, экстремизме и насилии, однако сами процитированные нормы нарушают права человека и демократические принципы в два раза сильнее, чем все, что вменяют в вину музыканту. Эти законы криминализирует свободу слова, к тому же они предоставляют членам испанской монархии привилегии, которые у остальных граждан отсутствуют. И хотя Европейский суд по правам человека потребовал от испанского руководства исключить этот «монархический» элемент из своего законодательства, партии испанского истеблишмента — включая «Народную партию», партию «Граждане» и ИСРП (PP, Ciudadanos и PSOE) — упорно отказываются это делать.

В 2019 году в Испании за преступления, связанные с выражением «неверных» мнений к уголовной ответственности было привлечено 14 артистов — среди них есть и оскорблявшие королевскую власть люди. В Турции правозащитники за тот же год насчитали 13 таких случаев, а в России — 4.

При этом на «правозащитных» картах мира (обычно их составляют западные гражданские организации), на которых страны выделены определенным цветом в зависимости от существующего в них индекса свободы слова, Россия и Турция окрашены в зловещий кроваво-красный цвет. Зато Испания на этих картах окрашена нежно-голубым цветом, что якобы свидетельствует об удовлетворительном уровне толерантности в стране.

В сентябре 2020 года в Мексике чуть более полутысячи представителей академических кругов, деятелей искусства, науки, средств массовой информации и индустрии развлечений опубликовали заявление «В защиту свободы выражения мнений. Это должно прекратиться», в котором они обвинили правительство и президента Андреса Мануэля Лопеса Обрадора (Andrés Manuel López Obrador) в том, что в стране отсутствует свобода выражения мнений. Правительство использует «дискурс стигматизации и дефамации» (имеется в виду ситуация, когда правительство стыдит своих критиков, обвиняя их в необъективности — прим. ред.). В результате этого в Мексику якобы вернулась «цензура, а независимым масс-медиа, критикующим правительство страны, грозят административные санкции и судебные последствия».

Сложившаяся в Испании ситуация, в которой свобода слова подвергается цензуре и уголовному преследованию, позволяет оценить то, насколько составители вышеупомянутого заявления преувеличили грехи левого правительства нашей Мексики. Ведь в либеральной Испании за свободное мнение преследуют, цензурируют, а теперь еще и сажают. Многие из составителей письма против мексиканского президента Лопеса Обрадора активно участвуют в кампаниях по фабрикации статей, в которых они возводят самую настоящую клевету на правительство и президента. Но при этом ни им самим, ни их имуществу ничто не угрожает. Одним из таких редакторов колонок является Энрике Краусе (Enrique Krauze) — тайный организатор движения «Операция Берлин» (Operación Berlín). В этом и заключается одно из основных отличий Пабло Аселя от тех мексиканцев, которые жалуются на то, что их свобода выражения мнений находится под угрозой: первый сидит в тюрьме, и ему вынесен приговор, а вторые остаются на свободе, пользуясь при социалистах всеми правами и гарантиями. Другим существенным различием является то, что каталонский рэпер оказался за решеткой за то, что говорил правду: например, что Хуан Карлос де Бурбон погряз в коррупции или что испанская полиция лютует и подвергает людей репрессиям. А вот критикующие «дискурс» Лопеса Обрадора и жалующиеся на жизнь мексиканцы все еще на свободе, несмотря на всю ложь, которую они выдумывают изо дня в день, чтобы дискредитировать правительство.

Тем не менее, если спросить любого, кто подписал данное заявление, о свободе слова в Испании, он ответит, что такой толерантности, мол, можно только позавидовать и что очень бы хотелось, чтобы в Мексике было так же.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.