Frankfurter Allgemeine Zeitung (Германия): девять слов о «Северном потоке — 2»

Когда Алексей Навальный в ближайшее время будет отправлен в колонию, для Ангелы Меркель наступит момент, когда нужно будет произнести девять слов. Они могут звучать следующим образом: «Я не могу поддерживать проект газопровода Северный поток — 2».

На первый взгляд, не такие резкие слова. Официально Меркель и так никогда его не «поддерживала». Она лишь говорила, что это частный проект, и она не видит оснований препятствовать его реализации. То есть Меркель не пришлось бы признавать ошибку. И все же эффект был бы огромным.

Начнется активность со стороны некоторых европейских партнеров. Большая их часть, прежде всего Польша и Франция, либо всегда были против «Северного потока — 2», либо заняла такую позицию после атак Владимира Путина на Навального. Но раньше они ничего не могли с этим поделать. Санкции ЕС, способные временно или окончательно остановить строительство газопровода, были возможны всегда. Но тем не менее никто в Европейском Совете никогда всерьез не задумывался о них. В конце концов, все знали, что Меркель воспользуется правом вето.

Но в ту секунду, когда она скажет, что не поддерживает газопровод, станет ясно: вето не будет.

Меркель не пришлось бы ничего больше делать. Если бы, например, Польша поставила не повестку дня вопрос санкций, ей нужно было бы только воздержаться.

То есть одна фраза из Берлина дала бы Европе инструмент для действий в ответ на сложившуюся драматическую ситуацию вокруг Навального. Сейчас это необходимо, ведь этот вопрос — не внутреннее дело России. Это последнее из всех нарушений международного права с момента аннексии Крыма в 2014 году. Арест Навального стал свидетельством игнорирования решения Европейского суда по правам человека по его делу, а нападение на него с применением «Новичка» — нарушение Конвенции о запрещении химического оружия 1997 года. Европа, по сути, построена на договорах. Она не может игнорировать их нарушение.

Девять слов канцлера могли бы укрепить не только абстрактные ценности ЕС, но и его реальную сплоченность. Цель, которую преследует Путин, строя газопровод, — исключить из цепочки Украину как транзитёра газа. Если газопровод будет достроен, президент сможет возобновить замороженный конфликт с этой страной, не боясь сбоев в экспорте газа на Запад. Таким образом, для восточных стран — членов НАТО появится новая проекция российской угрозы. Поэтому они всегда воспринимали лояльную позицию Меркель по газопроводу как пренебрежение их ключевыми интересами.

Франция занимает такую же позицию. Тем самым Германии грозит потеря роли центра и ключевой силы в ЕС. Одна четкая фраза могла бы изменить этот расклад.

Кроме того, она облегчила бы перезапуск отношений с Америкой. Вашингтон считает «Северный поток — 2» угрозой, а президент Байден в ходе своего выступления в четверг анонсировал более жесткие действия по отношению к России и объявил об отказе от снисходительного подхода.

В Германии некоторые надеются успокоить Вашингтон обещаниями: дескать, всегда можно закрыть газопровод, если Россия будет плохо себя вести. Но это звучит неубедительно. Если украинский транзит в результате новой российской войны действительно окажется невозможен, Германия, вероятно, вообще не будет в состоянии закрыть газопровод. Откуда-то же должен идти газ, если отказ от угля будет реализован.

Поэтому тема «Северного потока — 2» и при Байдене будет существенно отягощать отношения Германии с Америкой. Если канцлер сейчас разорвет этот узел, перезагрузка двусторонних отношений пройдет легче.

С Путиным тогда можно будет говорить открытым текстом. Если его газопровод окажется в опасности, даже российский президент поймет, что его агрессия против Украины, завуалированная военная интервенция в Ливии, а теперь и противоречащее международному праву преследование Навального не сойдут ему с рук просто так. У Путина появятся причины искать баланс. Он может, например, задаться вопросом, не настало ли время действительно вывести регулярные войска из Восточной Украины.

Таким образом, может появиться возможность для переговоров. Как в двойном решении НАТО во время холодной войны: Запад не шутит, и Россия это видит. И тогда можно садиться за стол переговоров с Путиным.

Что касается внутриполитической проекции, СДПГ будет сопротивляться. Партия от Шрёдера до Швезиг боролась за газопровод. Но сможет ли она что-то сделать, если Меркель откажется от проекта? Сможет ли она в разгар пандемии выйти из коалиции, только чтобы помочь Путину? И бросить в беде Навального? Это было бы политическим самоубийством. Поскольку Зеленые яро выступают против «Северного потока — 2», это означало бы и конец всех «зелено-красно-красных» мечтаний.

Социал-демократы знают об этом. Если Меркель скажет девять слов, они смирятся.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.