Foreign Policy (США): президент Украины, наконец, демонстрирует силу

Киев, Украина — После прихода к власти в 2019 году президента Украины Владимира Зеленского его часто обвиняли в том, что он является марионеткой на службе у олигархических интересов, пустивших в стране глубокие корни, и что этот комик и популист не хочет или не может противодействовать российскому влиянию, разрывающему на части его страну. Поэтому его недавние жесткие меры в отношении пророссийских средств массовой информации стали сюрпризом как для наблюдателей, так и для критиков. 2 февраля Зеленский одним росчерком пера ввел санкции, на основании которых без промедления была запрещена работа трех пророссийских телеканалов. Этот шаг, — он был предложен Советом национальной безопасности и обороны Украины, — был одобрительно встречен прореформистски настроенными активистами, которые радостно встретили появление на экране этих телеканалов цветных полос настроечной таблицы. Зеленский продолжил свою чистку средств массовой информации своим сообщением в «Твиттере» о том, что «информация сегодня является таким же мощным оружием, как танки или ракеты».

С этим сравнением украинцы знакомы на собственном опыте, поскольку их страна вот уже восьмой год находится в конфликте с Россией. На востоке Украины, — там правительственный войска ведут войну против поддерживаемых Россией повстанцев, — вооруженный конфликт почти прекратился, начиная с июля 2020 года. Нарушения соглашения о прекращении огня происходят редко. Однако сам российско-украинский конфликт отнюдь не стал менее интенсивным; скорее, он сдвинулся в сторону гибридной войны, которую Москва и ее ставленники уже давно ведут против независимости Украины.

Главная задача этой гибридной войны двояка: Россия пытается демонизировать Запад и дестабилизировать Украину, и делается это, по меньшей мере, для того, чтобы и внутри страны, и за ее пределами сохранялся имидж страны, находящейся в безнадежно хаотичном состоянии. Подпитка пророссийских настроений на Украине помогает Кремлю сохранять свое влияние и удерживать эту страну на своей геополитической орбите. Такая задача все больше возлагается на местных исполнителей, работающих в области политики, пропаганды и токсичной дезинформации, и все это происходит далеко от бесплодных полей сражений и бойцов в украинских степях.

По мнению прозападных украинцев, — они уже давно наблюдают за борьбой свой страны с целью избавления от коррупции и от российского вмешательства, — санкции Зеленского были введены с опозданием. «Это была самая решительная мера, которую могла бы принять Украина», — сказал Сергей Солодкий (Sergiy Solodkyy), эксперт из Киева, занимающийся изучением российской гибридной войны. Однако другие люди выразили озабоченность по поводу того прецедента, который представляют собой санкции Зеленского в отношении свободы средств массовой информации и, возможно, еще в большей степени для развития демократии и по поводу законности введения санкций против гражданина Украины.

Тем не менее, спустя неделю после вмешательства Зеленского в медийный ландшафт Украины, продолжают существовать более острые геополитические вопросы, которые пока остаются без ответа, в частности, о том, насколько конфронтационно намерен вести себя украинский президент в своем новом крестовом походе против российского влияния, — и как на это ответят Запад и Россия.

Упомянутые выше санкции направлены против Тараса Козака (Taras Kozak), украинского политика и члена пророссийской оппозиционной партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ). Легальные активы Козака, включая те компании, которым принадлежат запрещенные недавно телеканалы — 112 Украина, NewsOne и ZIK — были связаны с Виктором Медведчуком (Viktor Medvedchuk), магнатом, имеющим тесные связи с российским президентом Владимиром Путиным. Украинские официальные лица утверждают, что телеканалы, против которых были введены санкции, финансируются за счет средств, поступающих от незаконной продажи угля на оккупированной повстанцами восточной Украине, — с точки зрения Киева, это является поддержкой терроризма.

Медведчук, — против него Соединенные Штаты ввели санкции в 2014 году за поддержку сепаратизма на Украине, — выполняет роль путинского головного дозорного в стране; в настоящее время он возглавляет политический совет ОПЗЖ, а также использует свое положение для воздействия своей партии на преимущественно русскоговорящий электорат.

Свой самый последний трюк Медведчук осуществил с помощью российской вакцины «Спутник V», предназначенной для борьбы с covid-19. Он публично рекламировал эту вакцину, а затем обвинил правительство Украины в том, что оно отказывается ее приобрести.

В течение последних двух лет Медведчук использовал политическую риторику и дезинформацию для отравления политической сферы. На его телевизионном канале украинских сторонников интеграции с Западом называли лакеями венгерского филантропа Джорджа Сороса или слугами основных внешних партнеров страны, таких как Международный валютный фонд, предоставляющий Украине кредиты в обмен на политические и экономические реформы.

Владимир Ермоленко (Volodymyr Yermolenko), директор аналитической компании Internews Ukraine, неправительственной медийной организации, считает, что подобные слова находят отклик у многих украинцев, разочарованных ролью своей страны как геополитической пешки и постоянной разменной монеты в отношениях между Востоком и Западом. «Украина — страна с довольно низким уровнем доверия к происходящему в стране и низким уровнем удовлетворенности своей жизнью, и это… используется для укрепления у людей чувства безнадежности», — отметил он.

Медведчук — не единственный плохой представитель украинского медийного мира, доминирующее положение на котором, — за исключением критически настроенных онлайновых ресурсов, — занимают телеканалы, управляемые по указке олигархов, преследующих свои собственные интересы. В этом смысле маневры Медведчука являются, скорее, не исключением из правила, а наглядным примером того, как эта структура используется незаконным образом. Однако сам Медведчук отличается резкими выступлениями, которые украинские чиновники считают особенно опасными с учетом происходящего конфликта с Москвой. Пропаганда Медведчука действительно находит питательную почву среди его сторонников, которые проживают преимущественно на юге и на востоке Украины и которые с большей симпатией относятся к России, чем избиратели в любой другой части страны.

Кроме Медведчука выступающие за реформы активисты обвиняют также медийного и банковского магната Игоря Коломойского. Они считают, что он использует свои возможности, в частности, законодателей внутри правящей партии Зеленского «Слуги народа», для публичной ретрансляции антизападной пропаганды. Коломойский одно время считался патроном Зеленского, поскольку ставший президентом комический актер сделал свою карьеру на принадлежащем этого магнату телеканале 1+1. Сегодня власти Соединенных Штатов проводят расследование в отношении Коломойского в связи с обвинениями в отмывании денег. Интересы Коломойского несколько отличаются от интересов Медведчука, однако вместе они являются партнерами в рамках общего дела: препятствуют сближению Украины с Западом (характер отношений между Зеленским и Коломойским в настоящее время неясен).

Реализуемая в средствах массовой информации тенденция сопровождается более традиционными, хотя и сомнительными, приемами политической активности. В течение последних нескольких месяцев законодатели из числа членов ОПЗЖ ведут войну против украинской антикоррупционной инфраструктуры. Они требуют, чтобы Конституционный суд, среди прочего, признал незаконными Национальное антикоррупционное бюро Украины и систему электронного декларирования доходов. Они также пытаются дискредитировать общественное наследие украинской продемократической революции Евромайдана, произошедшей в 2014 году, требуют от властей провести расследования по вопросу о том, не было ли это событие государственным переворотом, а также выступают против предоставления амнистии участникам протестов. Подобные шаги соответствуют давно существующему взгляду Москвы, который состоит в том, что эту революцию следует считать инспирированным радикалами незаконным свержением законного правительства.

В значительной мере благодаря медийной машине Медведчука популярность ОПЗЖ выросла после парламентских выборов середины 2019 года; сегодня около 21% определившихся избирателей поддерживают ее, а, согласно недавно проведенному опросу общественного мнения, она по популярности опережает все остальные партии. Медведчук рассчитывает воспользоваться этой поддержкой, а в интервью агентству «Блумберг» в прошлом году он упомянул о возможности проведения досрочных выборов, «чтобы интересы общества были лучше отражены».

Вероятность проведения досрочных выборов весьма низка, тем не менее рост популярности ОПЗЖ в определенной мере представляет собой политическое возвращение сторонников бывшего президента Виктора Януковича, клептократа, свергнутого в результате протестов на Евромайдане. 3 февраля, на следующий день после одобрения Зеленским санкций против Козака, несколько депутатов из ОПЗЖ, включая самого Медведчука, захватили трибуну в парламенте в знак протеста против «фашизма» президента страны. Поскольку их ключевые рупоры сегодня, в основном, закрыты, остается лишь наблюдать за тем, каким образом ОПЗЖ будет теперь мобилизовывать своих избирателей. Однако работающий в Киеве политолог Владимир Фесенко (Volodymyr Fesenko) подчеркивает, что угроза со стороны этой партии сохраняется — даже без того, что он в своем интервью назвал «наркотической» властью широковещательных медиа Медведчука.

Хорошая новость для Зеленского состоит в том, что его администрация теперь имеет стабильного стратегического партнера в Вашингтоне. Есть достаточно оснований полагать, что администрация Байдена будет работать вместе с Зеленским и вести борьбу против российского влияния: посольство США в Киеве незамедлительно поддержало в «Твиттере» его санкции от 2 февраля, а недавно назначенный госсекретарь США Энтони Блинкен в телефонном разговоре с министром иностранных дел Украины 1 февраля особо отметил «тот приоритет, который Соединенные Штаты придают суверенитету Украины, территориальной целостности и евроатлантическим устремлениям». Украинские НКО призвали Министерство финансов США и Госдепартамент ввести санкции против Козака и против Оксаны Марченко (Oksana Marchenko), супруги Медведчука, на имя которой зарегистрированы десятки фиктивных компаний. По словам сотрудников этих НКО, подобный шаг нанесет катастрофический удар по российской пропаганде на Украине.

Прежние контакты Байдена с Украиной, — он шесть раз посетил эту страну в качестве вице-президента, — позволяют говорить о том, что введение адресных санкций вполне вероятно. Однако Мэтью Муррей (Matthew Murray), бывший заместитель министра торговли США (он курировал отношения с Европой, Ближним Востоком и Африкой), считает, что поддержка со стороны Вашингтона, чтобы быть эффективной, должна сопровождаться и поддерживаться «политической волей, а также скоординированными и взаимными действиями» со стороны украинских лидеров. Зеленский уже продемонстрировал готовность к такому сотрудничеству: 1 февраля, за день до принятия санкций против Козака, его партия удалила из своей фракции Александра Дубинского (Oleksandr Dubinsky), находящегося под американскими санкциями за вмешательство в выборы 2020 года. Кроме того, его критики обвиняют его в поддержке направленных против Запада действий Коломойского. Вместе с тем Зеленский и его правительство должны также оказать поддержку более широкому кругу олигархов, включая Медведчука и Коломойского, если они будут бороться с российским влиянием и избавлять страну от коррупции.

Но будет ли Россия отвечать на суровые меры Зеленского в отношении средств массовой информации? А если будет, то как? Именно эти вопросы имеют сегодня самое большое значение. Во время нахождения у власти бывшего президента Петра Порошенко, твердого сторонника прозападной политики, у Кремля не было никаких надежд на взаимодействие с его администрацией. В 2019 году, после избрания Зеленского — новичка в политике — Кремль ожидал получить в его лице податливого партнера, от которого можно будет добиться уступок. Однако ситуация, судя по всему, меняется.

«Руководители в Москве прекрасно понимают, что они, вероятно, совершили ошибку, сделав такую ставку», — отметил Солодкий. Не будет большим сюрпризом, если Кремль перейдет к более конфронтационному подходу, откажется от своей гибридной войны, будет подогревать сепаратистские настроения или спровоцирует новые враждебные действия на востоке Украины, добавил он. Хотя такой шаг может дорого обойтись России, ее недавние жестокие меры в отношении оппозиционера Алексея Навального и его сторонников показали, что эта страна не заинтересована в компромиссе и не боится вызвать еще больше международного гнева. Уже появляются зловещие признаки того, что можно ожидать в будущем: после введения Зеленским санкций представители Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе сообщили о значительном увеличении количества нарушений соглашения о прекращении огня на востоке Украины.

Несмотря на риски, связанные с решительными антироссийскими действиями, реформаторы Украины считают, что в случае бездействия последствия могут быть еще хуже. Годовщина революции Евромайдана будет отмечаться в конце этого месяца. После бегства Януковича за пределы страны Украина добилась вдохновляющего успеха, но столкнулась также с вызывающим тревогу регрессом, — а это серьезное напоминание о том, что демократизация в ходе развития вряд ли всегда идёт по прямой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.