Администрация президента неподсудна уже 10 лет

Совсем недавно изданию SOTA.Vision, где также трудится редактор G-Info, суд отказал в иске об обжаловании отказа в аккредитации на пресс-конференцию Президента Российской Федерации В.В. Путина. Оказалось, за отказом стоит кое-что еще…

Отказ в принятии иска «Соты» к Администрации президента получил широкую огласку. О нем в телеэфире рассказывал даже глава МИДа РФ Сергей Лавров. Естественно, мы не могли оставить эту тему, ограничившись лишь подачей апелляции. В чеканных формулировках судьи Тверского районного суда Екатерины Коротовой, посчитавшей, что иском к АП мы посягаем на Конституционный строй, сквозило нечто большее. И мы это большее нашли.

Сначала напомним, что написала Екатерина Коротова в ответ на нашу попытку обжаловать отказ в аккредитации на пресс-конференцию Владимира Путина:

«Обжалование в судебном порядке действий государственных органов их должностных лиц, находящихся в непосредственном подчинении Президенту РФ, а также предъявление исков к данным госорганам, на практике означает прямое либо косвенное вмешательство в конституционно-правовую и иную деятельность Президента, как главы государства, обладающего неприкосновенностью и осуществляющего верховную государственную власть в РФ, что недопустимо и нарушает основы Конституционного строя РФ и принцип разделения властей, закрепленный в статье 10 Конституции РФ».

Текст с тремя пунктуационными ошибками датирован 22 января 2021 года.

А дальше делаем простую вещь: вбиваем в поиск на сайте Мосгорсуда слова «Обжалование в судебном порядке действий государственных органов их должностных лиц, находящихся в непосредственном подчинении Президенту РФ…»

И находим, что отказы в исках к АП с этой формулировкой выносятся уже как минимум… 10 лет.

Первым доступным в базе документом с шаблонным отказом является апелляционное определение Мосгорсуда на иск М.Т.Работяги, который оспаривал действия «должностного лица Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций». Первоначальное решение Тверского суда в базе отсутствует, однако формулировка из него скопирована в определении второй инстанции:

«…суд обоснованно исходил из того, что обжалование в судебном порядке действий государственных органов и их должностных лиц, находящихся в непосредственном подчинении Президента РФ, а также предъявление исков к данным государственным органам, на практике означает прямое либо косвенное вмешательство в конституционно-правовую и иную деятельность Президента России, как главы государства, обладающего неприкосновенностью и осуществляющего верховную государственную власть в Российской Федерации, что не допустимо, и нарушает основы Конституционного строя РФ и принцип разделения властей, закрепленный в ст.10 Конституции РФ».

Отметим, что работники Мосгорсуда также не отличаются грамотностью и смогли лишь вставить союз «и» в текст, сохранив уже знакомые нам 2 другие пунктуационные ошибки.

Решение, которое утвердил Мосгорсуд, принадлежало судье Марине Сальниковой, в 2016 году из Тверского районного суда перебравшейся как раз в Московский городской. Любопытно, что дочь Марии Сальниковой, Дарья, в 2018 году из помощников судей Мосгорсуда стала судьей Щербинского городского суда, о чем во время своего очередного административного ареста в 19-м году, в частности, говорил Илья Яшин, заявляя ей отвод.

Мы не можем утверждать, что решения о неподсудности Администрации президента в расхожей формулировке выносились только с 2011 года: в базе Мосгорсуда присутствуют далеко не все тексты решений. В частности, юрист Екатерина Мишина любезно предоставила нам копию решения Тверского суда Москвы от 14 сентября 2016 года, в котором истцу Дмитрию Журу было отказано в иске к руководителю департамента АП в изначальной формулировке (с тремя пунктуационными ошибками). В базе Мосгорсуда этот документ отсутствует.

Однако, исходя из доступных источников, автором идеи о неподсудности АП на данную минуту оказывается именно судья Марина Сальникова.

Впоследствии, согласно базе, при отказе в принятии исков к АП формулировкой пользовались разные судьи Тверского суда, а Московский городской суд, в свою очередь, копировал ее, исправляя отдельные пунктуационные ошибки. В частности, это, согласно базе, происходило в 2014-м, 18-м, 19-м и 20-м годах.

Оригинал

, , , , ,