Викинги: тайна сокровищ, которые убийцы с Севера награбили в Испании (ABC, Испания)

Бьёрн Железнобокий был прославлен телевидением так же, как Вторая мировая война стала известна широким массам благодаря режиссеру Спилбергу. Теперь благодаря Майклу Хёрсту сегодня все знают, что этот жесткий воин-викинг был одним из сыновей легендарного Рагнара Лодброка. Однако именно саги, эта смесь мифологии и скандинавской истории, хранят правду об этом персонаже. Саги, эти древние сказания, порой приукрашенные средневековой фантазией, сегодня остаются единственным источником, на который можно опираться, чтобы узнать о его приключениях.

Сага Рагнара и краткая история о его сыновьях описывают Бьёрна как воина, который сражался «с такой храбростью, что ни один отряд противника не смог устоять перед ним»; викинга такой силы, что, когда ему сообщили печальную весть о смерти отца, он сжал копье так сильно, что оно «разломилось на две части». Разумеется, в этих текстах рассказывается о вторжениях, которые он совершил в последующие десятилетия по всему старому континенту. Франция, Италия, Англия, Северная Африка… В своих руках он держал жизни жителей половины Европы. И, конечно же, не был им обойден и Пиренейский полуостров.

Его экспедиция на нашу родину была настолько масштабной, что заставила трепетать как испанцев, так и мусульман. Никто не избежал его гнева и ужаса перед сопровождавшими его бородачами с топорами. Он сжигал, убивал и воровал, — другими словами, соответствовал дурной славе, которую заработал его народ в Европе. Хотя в его защиту следует добавить, что полуостров уже пережил скандинавское нашествие — в 844 году, за два десятилетия до того, как Бьерн Железнобокий пересек Ла-Манш со своими драккарами. То нашествие викингов тоже было кровопролитным. Согласно арабским источникам, викинги высадились в Севилье с единственной целью — разграбить город и поработить мужчин, женщин и детей.

По крайней мере, это то, что было описано в десятках книг по истории. То, что нам говорили — более или менее точно — на протяжении более тысячелетия. Однако для Нила Прайса (Neil Price), археолога, специализирующегося на эре викингов, все еще существует бесчисленное множество загадок, окружающих скандинавские вторжения. Это подтверждается в его книге «Викинги: окончательная история северных народов». Это обширный и добросовестный труд, увидевший свет в конце прошлого года.

Первый из вопросов, обсуждающихся в этой книге, заключается в следующем: сколько же вторжений викингов пережила Испания? Несмотря на то, что на полуострове мало археологических свидетельств о контакте двух цивилизаций, можно доказать, что вторжений викингов скорее всего было больше. «Контакты между скандинавскими мореходами и тогдашним населением Пиренейского полуострова (христианским  и исламским) были почти наверняка более частыми, чем можно предположить из современных источников. Но единственным доказательством дипломатических контактов является предполагаемая делегация Омейядов, направленная ко двору скандинавского короля, имя которого не цитируется», — поясняется в книге. Но есть и другие загадки: например, тот факт, что, по словам эксперта, никаких следов предполагаемых сокровищ, которые Бьёрн и остальные его соотечественники украли в Испании, обнаружено не было.

Первый набег

В работе Прайс утверждает, что первое вторжение викингов на Пиренейский полуостров произошло в середине IX века, когда регион был разорен противостоянием между мусульманами и христианами, начавшимся в 711 году. Первоначальное поражение вестготов и последующие усилия, предпринятые во время Реконкисты, привели, по словам автора, к тому, что вся эта территория была надолго разорена. «После отплытия в 844 году на юг от своей базы в Нойрмутье, в устье Луары, большой флот викингов во главе с неким военачальником по имени Гастейн вершил грабеж и разрушения вдоль всего северного побережья Пиренейского полуострова, а затем продолжил путь на юг в сторону  мусульманской территории», — говорит он в своей книге.

Это была буря насилия. Под влиянием историй о богатствах мусульманской империи викинги разграбили Лиссабон, Кадис и Альхесирас, а затем поднялись на кораблях вверх по реке Гвадалквивир. Их целью могла быть Кордова, о чьих богатствах было известно всему свету. Однако первым крупным городом, с которым они столкнулись, была Севилья. И они не упустили шанс уничтожить и разграбить его. Это подтвердил в своих трудах арабский летописец Ахмад ибн Мухаммад аль-Рази:

«После четырнадцатой ночи месяца Мухаррам в 230 году (1 октября 844 года) корабли неожиданно прибыли в Севилью. Город был беззащитен и был разграблен ими, поскольку они воспользовались паникой среди его жителей. […] Люди племени Маджу [викинги], да накажет их Аллах, были многочисленны. Их корабли прибывали и прибывали, Севилья попала в их руки. Они грабили город семь дней, убили всех мужчин и поработили детей и женщин».

По словам летописца, единственный способ остановить викингов был следующим: собрать гигантскую армию (завербованную из близлежащих районов) и вытеснить врагов из города. «Андалузцы выманили викингов из своего лагеря и из города с помощью приманки, которая привела их в Табладу, примерно в трех километрах к югу от Севильи. Там викинги попали в засаду, устроенную мусульманской армией, и стали жертвами резни», — говорит Прайс. Резня, которая произошла, прекратилась только тогда, когда несколько выживших северян добрались до своих кораблей и отплыли. Они оставили около 30 пустых судов. Месть не заставила себя долго ждать. Мусульмане повесили тела своих врагов на деревьях.

Бьёрн Железнобокий в Испании

Следующей большой экспедицией викингов, которая вторгнется в Испанию, была экспедиция Бьёрна, чье прозвище Железнобокий связано в сагах с его удивительной способностью побеждать в бою, не получив ни царапины. В 859 году Железнобокий — которого эксперт описывает как «реального человека», а не мифологического персонажа, хотя именно таковым его были готовы счесть многие другие историки — покинул устье Луары и уже в свою очередь двинулся на Пиренейский полуостров. И он сделал это не с несколькими драккарами, а с эскадрой в 60-100 судов, с людьми и оружием.

Маршрут, пройденный Бьёрном и его людьми, видится разным историкам по-разному, в зависимости от исследуемых источников. Наиболее приемлемой выглядит версия о том, что он пытался захватить город Сантьяго-де-Компостела, но нападение отбили защитники этого в будущем знаменитого святого места. «Нападавшие затем продолжили движение на юг и напали на Севилью, Кадис и Альхесирас. Осенью 859 года флот прошел через Гибралтарский пролив, не встречая сопротивления, и, насколько мы знаем, его члены стали первыми скандинавами, кто это сделал», — считает эксперт. В летописях говорится, что богатства, которые они получили на полуострове, не имели себе равных, хотя и не уточняется, что с ними произошло.

Викинги не останавливались в этом районе. Перейдя через пролив, они высадились в Африке, где разграбили один из богатейших городов региона и захватили в плен двух женщин из семьи арабского эмира. «Эмир Кордовы заплатил большой выкуп, чтобы вернуть их», — добавляет эксперт.

Что было дальше? Возможно, обезумев от побед, люди Бьёрна решили вернуться в Европу, поскольку есть сообщения о набегах на ныне испанские регионы Андалусию и Мурсию как раз в этот период. Форментера, Ибица, Майорка, Минорка… Бесчисленное множество и других регионов пострадали от их разбоев в последующие недели. Потом был юг Франции и Италии. «Есть достаточно достоверные источники, которые рассказывают нам о нападении на Пизу, но дальше идет что-то, похожее на легенду», — раскрывает свои секреты автор. Некоторые даже утверждают, что одним из атакованных ими городов был расположенный в Италии город Луни, который викинги приняли за Рим… Трудно поверить.

После этих двух великих набегов викинги решили отказаться от разграбления полуострова и взяли паузу до X века. Тогда они снова отправились с севера, пересекли Ла-Манш и вновь обрушили свою ярость на испанцев. Галисия несколько раз была их приоритетной мишенью. Наверное, все прошло не так уж плохо, так как они решили разбить лагерь в этом районе, чтобы не возвращаться домой. «В 968 году мародерский флот создал базу на реке Улла, недалеко от Сантьяго-де-Компостела, и провел следующие три года, разграбляя Галисию. […] В начале 70-х годов X века было много рейдов, после чего был перерыв в атаках вплоть до XI века», — добавляет автор современной книги.

Больше сомнений, чем фактов

Археолог вникает в загадки набегов викингов на полуостров. Раскрывает тайны, которые, несмотря на прошедшие столетия, все еще интригуют. Во-первых, он говорит, что, хотя мы получили очень мало свидетельств контакта северных стран с местными жителями, весьма вероятно, что «они были более частыми, чем нам могли бы рассказать современные источники». И жестокими, и мирными.

По его словам, хотя «единственным доказательством дипломатических контактов является предполагаемая делегация Омейядов, направленная ко двору скандинавского короля, имя которого не упоминается», есть некоторые археологические находки, которые могли происходить только из скандинавских регионов. По словам Прайса, один из них до сих пор хранится в Испании. «В музее Королевской коллегии Сан-Исидоро, в Леоне, находится коробка с оленьими рогами, датируемая концом X века. Сегодня она вполне могла бы стать королевским подарком откуда-то из Скандинавии».

С другой стороны, по словам археолога, он убежден, что в настоящее время нет никаких следов сокровищ, которые якобы были добыты викингами на Пиренейском полуострове. «Не найдено никаких доказательств того, что добыча, полученная Гастейном и Бьёрном, или любой другой грабительской флотилией, оказалась потом в Скандинавии или в скандинавских заморских колониях», — считает историк Прайс.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.