The Diplomat (США): чем удивит нас Китай в космосе в 2021 году?

2021 год обещает стать захватывающим годом для Китая в космосе. 10 февраля китайская независимая экспедиция на Марс «Тяньвэнь-1» попытается выйти на марсианскую орбиту. После этого межпланетная станция, состоящая из орбитального и спускаемого аппаратов, проведет на марсианской орбите около двух-трех месяцев, исследуя планету в поисках подходящего места для посадки. После приземления со станции будет выпущен марсоход для изучения поверхности Марса. Если Китаю удастся выйти на орбиту Марса, приземлиться и отправить марсоход на его поверхность, он с одной попытки догонит достижения США в марсианской программе.

Для успешного осуществления миссии на Марс Китаю нужно решить несколько проблем. В отличие от Луны, на которую Китай осуществил несколько успешных роботизированных мягких посадок, посадка на Марс является гораздо более сложной задачей. Во-первых, на Марсе есть атмосфера. Это означает, что для замедления спуска будут использоваться парашюты, с чем китайские космические инженеры пока не знакомы. Также необходимо будет учитывать гравитацию Марса. Расстояние между Землей и Марсом (около 400 миллионов километров) требует решения проблем связи и временного лага. К решению этой уникальной задачи готовятся два спутника-ретранслятора на геостационарной орбите (GEO), «Тяньлянь I-02» и «Тяньлянь II-01». После запуска экспедиции на Марс в июле прошлого года были осуществлены несколько коррекций их орбит.

Гэн Янь, официальный представитель Центра лунных исследований и космических программ Китайского национального космического агентства (CNSA), заявил: «У нас есть лишь ограниченные знания о Марсе. В отношении этой планеты по-прежнему существует много неопределенностей в том, что касается ее среды и большие риски… чрезвычайно сложно смоделировать атмосферу Марса».

Успех миссии на Марс имеет стратегическое значение для Председателя КНР Си Цзиньпина и Коммунистической партии Китая (КПК). В 2021 году ей, основанной в 1921 году, исполняется 100 лет. Си стремится использовать успехи Китая в исследованиях Марса, чтобы продемонстрировать силу и научное предвидение партии, как двигателя прогресса, гаранта стабильности и будущих инноваций. Роль китайской «космической экономики» в достижении поставленной Си Цзиньпином цели по обеспечению в Китае «социалистической модернизации» к 2035 году вписана в планы КПК. Миссия на Марс — одна из главных целей Си Цзиньпина в рамках реализации лозунга «Сделано в Китае» до 2025 года.

Успех этой миссии настолько важен для глобального авторитета Китая, что Национальные астрономические обсерватории Китайской академии наук уже в 2018 году начали строительство крупнейшего в Азии управляемого радиотелескопа (антенна диаметром 70 метров) для получения данных от марсианской экспедиции. Заместитель главного конструктора первой китайской миссии по исследованию Марса Ли Чуньлай уточнил, что управляемый телескоп заложит основу для будущих миссий, таких как зондирование планет и астероидов, намеченных на 2029 год. Миссия на Марс — это начало межпланетных экспедиций Китая по исследованию других планет Солнечной системы. Среди них Юпитер (2029 г.) и Венера (2030 г.). Если Китай преуспеет в своей первой экспедиции на Марс, то вторая миссия по возврату образцов марсианского грунта и атмосферы запланирована на 2030 год.

Другая важнейшая космическая программа Китая на 2021 год — запуск стационарной космической станции. Имея многолетний опыт планирования и запуска временных орбитальных станций «Тяньгун —1» и «Тяньгун —2», а также стыковки аппаратов для транспортировки на них людей и грузов, Китай постепенно планировал вывод в космос и создание орбитальной космической станции «Тяньгун» в 2021 году. Успешный запуск ракеты «Чанчжэн- 5В» в середине 2020 года позволяет Китаю уложиться в предельные сроки (2022 год), установленные для строительства китайской ОКС.

Орбитальная космическая станция «Тяньгун» должна располагаться и работать на низкой околоземной орбите (LEO) на высоте от 350 до 435 км над Землей в течение минимального начального периода в 10 лет. Станция предназначена для размещения трех космонавтов при длительном пребывании и до шести космонавтов во время операций по замене экипажа. Согласно сводке комментариев Синьхуа, заместитель главного конструктора орбитальной космической станции из Китайской академии космических технологий (CAST) Чжу Гуанчэнь заявил, что «если китайские космические лаборатории „Тяньгун-1″ и „Тяньгун-2″ в Китае походили на квартирку с одной спальней, то космическая станция эквивалентна по площади апартаментам с тремя спальнями, гостиной, столовой и кладовкой».

Жилой модуль станции под названием «Тяньхэ» станет основным базовым модулем вместе с двумя лабораторными капсулами «Вентянь» и «Мэнтянь». Транспортная программа будет включать около 12 запусков ракеты «Чанчжэн — 5В», при этом первый запуск запланирован на этот год с подъемом основного модуля, за которым последуют две лаборатории и автономный орбитальный модуль «Сюньтянь» с оптическим телескопом. Планируется, что китайская орбитальная космическая станция (размером с российскую станцию «Мир») будет завершена и начнет функционировать к концу 2022 года. Корабли «Чанчжэн-2F» и «Шэньчжоу» будут перевозить экипажи, а корабль «Чанчжэн-7» и грузовые беспилотные корабли «Тяньчжоу» будут перевозить расходные материалы и топливо.

По словам Ли Мина, старшего вице-президента CAST, строительство постоянной космической станции считается в Китае частью стратегии по накоплению опыта жизни в космосе, за которым последует строительство космических солнечных электростанций (SBSP) и лунной базы к 2036 году.

2021 год станет важнейшим и для программы SBSP, поскольку именно в этом году Китай намерен впервые продемонстрировать эксперимент по беспроводной передаче энергии на экспериментальной площадке в Чунцине, Китай.

Успешное завершение строительства китайской орбитальной космической станции позволит Китаю создать альтернативу Международной космической станции (МКС), особенно с учетом неопределенности финансирования МКС после 2025 года. Это означает, что Китай будет привлекать международных партнеров к своей собственной МКС. Учитывая неопределенность вокруг российской МКС, Ян Вёрнер, генеральный директор Европейского космического агентства (ЕКА), заявил о стратегической необходимости сотрудничества с Китаем в космосе, особенно в связи с его планами по созданию орбитальной космической станции и полетов на Луну и Марс. Рост космического потенциала Китая, его расходов на космические исследования и его растущий частный космический сектор подразумевают, что такие регионы, как Европа и Африка, будут стремиться к сотрудничеству с Китаем в космосе, тем самым увеличивая геополитическое и «космополитическое» влияние Китая. Это как раз то, на что особые надежды возлагает Председатель Си Цзиньпин.

Способность Китая демонстрировать свои космические достижения, проецировать их в свою военно-политическую мощь, технологический прогресс и усиление влияния в мире оказались настолько впечатляющими, что даже некоторые советники президента США Джо Байдена высказываются за сотрудничество с Китаем в космосе. В противном случае для Америки неизбежен риск остаться вне нового «космического порядка» под верховенством Китая. Пэм Мелрой, бывший астронавт НАСА, работавшая в переходной группе назначенцев Байдена в НАСА, заявила: «Я считаю, что попытки исключить китайцев — это неудачная стратегия… очень важно, чтобы мы втягивали их в сотрудничество».

С космическими достижениями приходит влияние, и китайские стратеги это хорошо понимают. Теперь США обеспокоены тем, что их союзники и партнеры хотят присоединиться к новому «космопорядку» под руководством Китая. Это всегда было целью космической программы Китая: создать альтернативный мировой потенциал, нормы и институты, которые возглавит Китай. Этот вопрос был поднят бывшим главой НАСА Чарльзом Болденом: «Меня беспокоит даже не то, что Китай добивается новых успехов, а то, что наши партнеры тянутся к нему… мы, кажется, даже довольны тем, что позволяем китайцам оторваться и построить свою собственную орбитальную обитаемую станцию… Это недальновидно… Это не признак хорошего лидерства».

Существует ошибочное предположение, что Китай хотел бы присоединиться к продвижению в космос под руководством США. Однако космическая мечта Си Цзиньпина состоит в том, чтобы к 2045 году Китай стал ведущей космической державой и сохранил эту роль вплоть до 2049 года, чтобы встретить в ней 100-летний юбилей Китайской Народной Республики. В стратегических расчетах Си нет ни малейшего признака того, что Китай хотел бы войти в новый космический порядок под руководством США. Китайские ученые, инженеры и разработчики космической стратегии призывают и поддерживают международное космическое сотрудничество и кооперацию, но с Китаем в роли ведущей космической державой. Это привело к подписанию Китаем Меморандумов о взаимопонимании с рядом мировых институтов и стран, особенно с теми, которые включены в осуществляемый Китаем мега-проект «Один пояс, один путь». В отличие от бывшего Советского Союза, Китай глубоко интегрирован в мировую экономику, опирается на получивший международное образование кадровый резерв инженеров и ученых и является единственной крупной экономикой, которая, несмотря на пандемию covid-19 продемонстрировала рост в 2020 году. По имеющимся прогнозам, к 2050 году Китай станет мировой экономикой номер один. Космос же станет важнейшим компонентом будущих бюджетных ассигнований и расходов Китая, учитывая его растущее значение в общей гражданской и военной инфраструктуре страны. Основа для развития и использования космического пространства была заложена в апреле 2020 года решениями могущественной Национальная комиссии по развитию и реформам, которая провозгласила космические исследования и взаимосвязанные с космосом области, такие как 5G, искусственный интеллект, спутниковый Интернет и другие «критически важной инфраструктурой страны».

2021 год окажется богатым на события и для растущего нового частного космического сектора Китая. Важно отметить, что такая компания, как Linkspace, успешно продемонстрировала взлет и посадку ракеты, а также ключевые технологические разработки для многоразовых ракет. I-space или Beijing Interstellar Glory Space Technology Ltd, единственная китайская частная космическая компания, которая на данный момент успешно запустила свою ракету Hyperbola 1 на орбиту, планирует запустить в 2021 году и жидкостную многоразовую ракету Hyperbola 2. Хотя I-space пока не может сравниться с компанией SpaceX Илона Маска, разработка многоразовой ракеты являются частью национальной космической программы Китая. Китайская госкорпорация аэрокосмической исследований и технологий (CASC) стремится продемонстрировать к 2025 году первую в Китае финансируемую государством многоразовую ракету, способную к автономному обучению и принятию самостоятельных решений. Вместе с CASC в этом важнейшем проекте участвует и Китайская академия ракетных технологий (CALT). В сентябре 2020 года Китай запустил экспериментальный многоразовый космический корабль на своей ракете «Чанчжэн — 2F», который вернулся обратно на космодром Цзюцюань после двухдневного пребывания на орбите. В 2021 году Китай планирует осуществить 40 космических запусков.

Как подчеркивают недавние изменения в китайском законодательстве, космические достижения Китая являются критически важными элементами в создании всеобъемлющей национальной мощи страны. 1 января 2021 года вступили в силу поправки к Закону о национальной обороне Китая. Пересмотренный Закон о национальной обороне, принятый Постоянным комитетом Всекитайского собрания народных представителей 26 декабря 2020 года, определяет национальную оборону Китая как «всенародное дело». Пересмотренный закон расширяет возможности китайских вооруженных сил по мобилизации и координации государственных и частных предприятий для участия в исследованиях в таких областях, как электромагнетизм, кибербезопасность и космос. Расширенный закон направлен на то, чтобы повысить способность Китая не только обеспечивать национальный суверенитет, в том числе в таких территориях, как Гонконг и Тайвань, но и расширять свое присутствие за рубежом и в космосе. Согласно новому закону об обороне, «все государственные учреждения, вооруженные силы, политические партии, гражданские группы, предприятия, общественные и другие организации должны поддерживать и принимать участие в развитии национальной обороны, выполнять обязанности национальной обороны и осуществлять национальную оборону в соответствии с законом».

Что еще более важно, каждая сфера деятельности в Китае, включая его космические программы, как государственные, так и частные, должна соответствовать идеям Председателя Си Цзиньпина о «современном социализме с китайскими особенностями». При этом космос особо выделяется как новая сфера безопасности. При анализе и для понимания долгосрочных космических целей Китая крайне важно помнить об этой широкой стратегической и идеологической концепции. В этом контексте 2021 год станет ключевым годом для дальнейшего развития космического потенциала Китая и для достижения его долгосрочных целей постоянного присутствия в космосе.

___________________________________________________________________________________

Доктор Намрата Госвами — аналитик и автор, специализирующаяся на космической проблематике, геополитике и взаимоотношениях великих державах. Она является соавтором книги «Схватка за небеса: соревнование великих держав за контроль над ресурсами космического пространства».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.