Репарации от России и музей жертв РФ в Донецке: как власть планирует реинтегрировать Донбасс (Апостроф, Украина)

Военный конфликт на оккупированном Донбассе оказался на стадии глубокой заморозки: перспективы активизации переговоров на уровне лидеров нормандской четверки не просматриваются, а январская встреча политических советников в Берлине не принесла никаких результатов. Напомнить о Донбассе решили и в Министерстве по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий. Там разработали законопроект, который, по словам чиновников, должен приблизить момент деоккупации восточных территорий. Как власть собирается возвращать Донбасс, разбирался «Апостроф».

Законопроект «О государственной политике переходного периода» Минреинтеграции разработало еще в конце 2020 года. Впрочем, текст законопроекта не окончательный: до 5 февраля проект закона должен пройти экспертное горнило правительства, ученых, прокуратуры. И только после этого, с учетом предложений всех ведомств, документ попадет на рассмотрение парламента. Тем не менее уже сейчас можно выделить основные принципы, согласно которым власть намерена реинтегрировать Донбасс.

Россия за все заплатит

Согласно законопроекту, Российская Федерация как государство-агрессор несет ответственность за материальный и нематериальный ущерб, причиненный Украине, юридическим и физическим лицам. Возмещать этот ущерб «в полном объеме» тоже должна Россия. Но как именно Украина собирается добиваться выплаты репараций — неизвестно. В законопроекте лишь сказано, что наша страна «всеми возможными средствами способствует возмещению материального и морального ущерба», причиненного РФ.

Никакой амнистии

Маневра для амнистии, которая является одним из ключевых требований РФ и боевиков, законопроект не предоставляет. Так, избежать наказания не удастся тем, кто совершал в оккупации преступления, которые подпадают под юрисдикцию Международного криминального суда. Это военные преступления, геноцид, преступления против человечности. Кроме того, не предполагается и амнистия для людей, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, если при этом жертва преступления была убита. За изнасилования и пытки также никакого помилования.

Люстрация

Проект закона предполагает, что пособники оккупантов после освобождения территорий не смогут занимать государственные должности. Люстрация коснется лиц, которые были в составе оккупационных сил РФ, даже если они и не причинили вреда жизни и здоровью граждан. Чиновники оккупационных администраций также будут люстрированы, но не все. Если, находясь на службе у оккупантов, такие чиновники обеспечивали жизнедеятельность захваченных территорий, и не причинили вреда жизни и здоровью граждан, то жернова люстрации пройдут мимо них. Предполагается, что люстрацией будет заниматься специально созданная независимая комиссия, куда войдут «граждане Украины, которые имеют безупречную репутацию, высокие моральные качества, общественный авторитет». Кстати, решение такой комиссии можно будет обжаловать.

Память жертв

Это один из самых интересных моментов законопроекта. Предполагается, что после деоккупации, в течение переходного периода, который, кстати, будет длиться 25 лет, на освобожденных территориях должны проходить мероприятия по «чествованию памяти жертв вооруженной агрессии РФ».

Для этого в Киеве будет открыт «Национальный музей преодоления агрессии РФ», филиалы которого будут действовать в Донецке, Луганске, Севастополе и Симферополе. В этих же городах должны быть созданы мемориальные комплексы памяти жертв вооруженной агрессии РФ. Более того, планируется установить Национальный день памяти жертв вооруженной агрессии РФ и отмечать эту дату каждый год. Также станут отмечаться Дни освобождения от российской оккупации, которые каждый населенный пункт будет праздновать отдельно.

Также в течение двух лет после завершения конфликта на деоккупированных территориях должен стартовать процесс возобновления функционирования украинского языка как государственного, но с учетом защиты языков коренных народов и русского языка.

Экономическая политика

Деоккупированные территории Донецкой и Луганской области становятся территориями приоритетного развития, где будет действовать специальный режим инвестиционной деятельности (очевидно, та самая свободная экономическая зона, о которой говорил Леонид Кравчук). Особенности этого специального режима будут определены отдельным законом.

Переходные администрации

После завершения конфликта на освобожденных территориях будут созданы переходные государственные администрации. Наряду с ними смогут функционировать и международные переходные администрации, но граждане РФ или граждане стран-участниц Организации договора о коллективной безопасности (Армении, Казахстана, Кыргызстана, Беларуси и Таджикистана) не смогут участвовать в работе таких администраций.

Такие администрации будут действовать до того момента, пока на освобожденных территориях не пройдут выборы.

В пояснительной записке к законопроекту сказано, что «существует потребность определить конкретный перечень мероприятий, который осуществляет государство как в процессе деоккупации (конфликтного периода), так и в процессе реинтеграции (постконфликтного периода)».

Четкий государственный план действительно необходим. Но, во-первых, нет никаких предпосылок к его выполнению (переговорный процесс в стагнации). А во-вторых, нет и гарантий, что именно украинский план будет выполняться. Ведь очевидно, что РФ не собирается выплачивать Украине никаких репараций и до последнего будет настаивать на амнистии боевиков. В таком случае…

Зачем это нужно

Естественно, принятие законопроекта не означает, что РФ тут же оставит в покое восточные регионы Украины.

«Просто принятие закона не означает автоматическую деоккупацию Донбасса и уход России. Нужно трезво смотреть на реальность», — поясняет «Апострофу» аналитик Украинского института будущего Игар Тышкевич.

Тогда, что будет означать принятие такого закона?

«Это означает, что Украина делает сильные шаги в процессе реинтеграции Донбасса», — говорит «Апострофу» внештатный советник главы Офиса президента по вопросам стратегических коммуникаций в сфере национальной безопасности и обороны Алексей Арестович.

Но «сильные шаги», в общем-то, Украина делает в течение всего времени конфликта. Да только деоккупацию это не приближает.

Впрочем, по мнению Тышкевича, в данном случае ситуация несколько иная.

«Как проект, который хотя бы пытается описать контуры государственной политики — это огромный шаг вперед, по сравнению с пустыми разговорами, что сейчас мы деоккупируем Донбасс и все будет хорошо, — уверяет Тышкевич. — Но в момент, когда Россия уйдет с Донбасса, либо ты создаешь рамки, начинаешь обсуждать что делать и, таким образом, подвешиваешь решение вопроса по сути на неопределенный срок, либо алгоритмы уже готовы и они просто реализуются. Принятие такого законопроекта — это создание рамок, алгоритмов, по которым потом можно начинать действовать».

«Процесс возвращения Донбасса, как и Крыма, делится на две части: деоккупация и реинтеграция, — добавляет Арестович. — Деоккупация это вывод войск, разоружение и роспуск незаконных вооруженных формирований. Реинтеграция — социально-экономический аспект и политический. Реинтеграция осуществляется непрерывно и прямо сейчас, теми средствами, которыми мы можем пользоваться в данной сложной ситуации, а деоккупация может и через 30 лет быть реализована, но бороться за умы и сердца нужно прямо сейчас. Этот закон создаст политические и правовые основания для того, чтобы мы могли принять в состав Украины наши временно оккупированные территории. Как показывает международный опыт, а законопроект писался с учетом международного опыта, это очень непростой и болезненный процесс, поэтому лучше подготовить законодательную базу до того, как начнется процесс, а не после».

Кроме того, по мнению замдиректора днепровского филиала Национального института стратегических исследований Алексея Ижака, критически важно, чтобы Украина показала своим гражданам, проживающим сейчас в оккупации, какое будущее их ждет с Украиной.

«Важно представить наше видение для наших же граждан, которые там живут и не понимают, что их ждет в будущем. Это важно для урегулирования, ведь там сейчас люди не знают, что Украина им предложит и на каких условиях. А поскольку они этого не знают, это негативно влияет на переговоры. Кроме кнута нужна еще и понятная „морковка». Может она не особо вкусная, но она хотя бы понятная», — комментирует ситуацию «Апострофу» Алексей Ижак.

Спорные нормы

Кстати, о «невкусной морковке». В законопроекте содержатся нормы, которые, вероятно, могут быть восприняты в штыки жителями оккупированных территорий. Например, новелла о создании «Национального музея преодоления агрессии РФ». Согласитесь, сложно представить, чтобы в том же Донецке, где сейчас стоят памятники таким боевикам, как Гиви и Моторола, появился такой музей.

«Но это же не будет музей обстрелов Донецка украинскими войсками, — добавляет Алексей Арестович. — Это будет музей, который расскажет реальную историю подрастающему поколению, ведь Россия вкладывала в пропаганду десятки миллионов долларов, и вернуть детей — очень непростой процесс. Этот музей не пропагандистскую цель будет иметь, а объяснительно-экспозиционную. Это не будет музей торжества украинского оружия над жителями Донецка. Это будет о том, как мы вместе с жителями Донецка и Луганска возвращали нашу оккупированную территорию. Среди военнослужащих ВСУ, которые воюют уже седьмой год, полно жителей Донецка и Луганска».

Или же норма о том, что Россия обязана выплачивать репарации за Донбасс. Сложно представить, что РФ на это пойдет. Впрочем, по мнению главы украинской делегации на переговорах по Донбассу в Минске Леонида Кравчука, на этот случай есть международные суды.

«России ведь пришлось платить нам компенсацию за то, что они неправильно поступили с ценами на газ. Ничего не происходит просто так. Мы подали в суд за аннексию Крыма. Конечно, Россия не сделает уже на второй день то, что рекомендовал суд, но придет время — и все произойдет. Когда-то результат будет неизбежен — кто виноват, тот будет платить», — заявил «Апострофу» Кравчук.

Что же касается сроков имплементации норм законопроекта (если он, конечно, станет законом), то, по мнению Алексея Ижака, подвижки в переговорах по Донбассу могут наступить раньше, чем кажется.

«Заморозка переговоров по Донбассу — поверхностна. Да, действительно идет постоянное хождение по кругу в рамках Трехсторонней контактной группы, нет ясности и в Нормандском формате. Но все стороны сейчас расширяют рамки и ищут новые пути, потому что оставлять ситуацию такой, какая она сейчас, думаю, даже Россия не готова. Они хотят найти решение, чтобы на его основе о чем-то разговаривать с новой администрацией США и снимать санкции», — резюмировал Алексей Ижак.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.