Parlamentní listy (Чехия): «Война прямо в ЕС и, возможно, уже в этом году. Продолжительный мир заканчивается», — жесткие заявления аналитика Визингра

Самым главным предостережением 2020 года был конфликт в Нагорном Карабахе. Расширенные полномочия Европейского Союза не гарантируют, что в кризис его государства снова не будут преследовать только собственные интересы. Лишать денег чешские вооруженные силы сегодня нецелесообразно, а Россия никакая не империя зла, а держава, достойная восхищения. Так прошлый год оценивает аналитик в области вооружений и безопасности Лукаш Визингр.

«Необычайно продолжительный период мира в Европе подходит к завершению. Грядущая декада, вероятнее всего, будет очень турбулентной, принесет кризисы, а также, наверное, вооруженные конфликты. Нам нужно позаботиться о том, чтобы посреди неспокойной Европы Чехия оставалась суверенной и уважаемой страной и не превратилась снова в игрушку в руках той или иной державы», — сказал эксперт в интервью.

— Parlamentní listy: Почти целый 2020 год царил новый коронавирус. Что благодаря ему стало понятно о международных отношениях?

— Лукаш Визингр: С весны 2020 года я говорю о том, что пандемия китайского коронавируса не принесет в области политики и экономики ничего, что не случилось бы и без нее. Однако пандемия послужила катализатором, который ускорил и обострил определенные процессы. Иными словами, пандемия усиливает и ускоряет неизбежное. Как говорят, пандемия раскрыла все, что скрывали журналисты и политики. В первую очередь, проявилась невероятная хрупкость нынешней глобализованной экономики и ее сложных цепочек поставок. Показательно, что пандемия началась в Китае, куда свои производства перенесла большая часть западных компаний, заинтересованных в минимальных расходах, ведь в Китае никто особенно не заботится о гигиене и экологии. Но именно этот подход и поспособствовал распространению вируса.

Проявились и структурные минусы китайской экономической и политической модели, которая, разумеется, и так достигла бы своих пределов, но пандемия, конечно, приблизила ее конец. С этим, что понятно, связано изменение отношения многих государств к Китаю в худшую сторону. Причем это касается не только тех государств, от которых этого можно было так или иначе ожидать (я имею в виду, например, Соединенные Штаты, а также Индию, Японию), но и России. И для Пекина это должно стать по-настоящему серьезным предупреждением. В целом можно сказать, что пандемия резко обострила напряженность, а вместе с этим и увеличила риск вооруженных конфликтов.

— Как события прошедшего года сказались на чешско-российских отношениях, если вспомнить историю агента с рицином, заявления муниципальных политиков в адрес России и прочее?

— Снова стало понятно, что существуют два громкоголосых меньшинства с очень четкой идеологической позицией относительно России. Русофилы некритически ее идеализируют и добиваются как можно более тесного сотрудничества с ней. Русофобы слепо ее критикуют за все и видят в ней империю зла. Я думаю, что большинство, к которому, кстати, отношусь и я, не разделяют ни одного из этих мнений. У нас, чехов, накоплен свой особый исторический опыт во взаимодействии с державами и, конечно, не только с Россией. Но так или иначе мы выработали рациональный или скептический, а может даже циничный, подход к державам и их обещаниям. Россия не рай и не ад. Она не спаситель мира и не его губитель. Это просто держава, которая, как и другие державы, отстаивает свои интересы, которые иногда совпадают с нашими, а иногда нет. И чешские политики должны ориентироваться только на это и ни на что больше.

Мы можем и должны прагматично сотрудничать с Россией, если это соответствует нашим интересам. Если же она угрожает в чем-то им, то мы должны сопротивляться. Ни идеализации, ни демонизации России не место в рациональной внешней политике. Мне, например, кажутся недальновидными и даже глупыми требования заранее отстранить российские и китайские компании от тендера на достройку наших АЭС. Маловероятно, на мой взгляд, чтобы они победили в тендере, но само по себе участие большего количества претендентов расширяет чешской стороне пространство для маневра. Также это открывает возможности перед чешскими разведывательными службами, которые таким образом могут получить новую информацию или даже агентов в стратегически важных компаниях разных держав.

— В 2020 году произошли многие другие события. Турция продолжает ужесточать свою политику. В Нагорном Карабахе разгорелся конфликт. Путин заявил, что газопровод «Северный поток 2» будет реализован. По Польше и Белоруссии прокатились протесты, как и по США под девизом Black Lives Matter. Потом там состоялись президентские выборы, а Европейский Союз пережил несколько нападений радикальных исламистов… Какое из этих событий вы считаете важнейшим?

— Наверное, напрашивается ответ — президентские выборы в Америке. Однако, несмотря на всю мою симпатию к Дональду Трампу, я понимаю, что изменений в американской внешней политике при Байдене будет намного больше по форме, нежели по содержанию. Конечно, у каждого президента есть своя доктрина и собственный подход, но всем приходится считаться с объективной реальностью, и поэтому Байден, бесспорно, будет стараться отстаивать американские интересы в условиях обостряющегося соперничества держав. Он будет больше полагаться на договоры и сотрудничество с союзниками, но его главные цели не будут особенно отличаться от целей Трампа.

Поэтому, на мой взгляд, наиболее важным событием стала война в Нагорном Карабахе осенью. В результате нее принципиально изменилась геополитическая карта постсоветского региона и, что главное, возникла серьезная угроза для России в будущем. Да, Москва там договорилась о перемирии и отправила туда своих миротворцев, но нельзя не отметить главный принцип сложившейся ситуации. Один политический игрок (в данном случае Азербайджан при поддержке Турции или скорее даже Турция посредством Азербайджана) решил силой решить один из замороженных постсоветских конфликтов и одержал совершенно явную победу. Турция открыла четвертый фронт (вслед за Сирией, Ливией и Средиземноморьем), тягаясь с Россией, и я сомневаюсь, что Анкара на этом остановится. За этим конфликтом внимательно наблюдали и другие страны, которые, возможно, задумываются о подобных шагах. Речь идет и об Украине, и о Грузии и о Молдавии, и для России это тревожный сигнал, как и, впрочем, например, для Сербии.

— В СМИ им уделили достаточно внимания, или все затмил коронавирус?

— Конечно, все зависит от того, о каких СМИ мы говорим. Но у меня действительно такое ощущение, что многие СМИ уделяли внимания пандемии больше, чем нужно, и это привело к двум вещам. Во-первых, на второй план отошли как раз другие события. В Чехии войну в Нагорном Карабахе освещали намного меньше, чем следовало бы. Во-вторых, так только усугубили вторичные последствия пандемии, поскольку состояние многих людей значительно ухудшало то, что в СМИ они видели и слышали только о коронавирусе. Любому врачу известно, насколько важна психика для здоровья, и поэтому постоянный поток информации о пандемии неизбежно многим навредил.

Более того, СМИ совершенно явно склонны выводить на первый план тех, кто отличается резкостью суждений, и поэтому, как правило, давали слово приверженцам крайних мнений, то есть все отрицающим, с одной стороны, и паникерам, с другой. Однако ни одна из этих позиций не соответствует действительности и тому, о чем давно говорят многие специалисты, скажем главврачи клиник и больниц. Да, проблема существует, и она серьезная, но никакого апокалипсиса нет. Нужно вести себя разумно и действовать по ситуации, а не впадать в страх. К сожалению, подобные мнения редко встретишь в СМИ, и поэтому не стоит удивляться, что и в обществе происходит поляризация мнений. Это очень опасно, и в конечном итоге это может привести к массовым волнениям.

— Где и каких конфликтов можно ожидать в 2021 году? Где вы видите предупредительные сигналы?

— Я вижу две важнейшие зоны риска, и в обоих случаях, как мне кажется, вооруженный конфликт неизбежен. Это не означает, что они обязательно начнутся в 2021 году, но, скажем, их можно ожидать в этом десятилетии до 2030 года. Первый регион — это Индо-Тихоокеанская область. Там возможно столкновение Китая с какой-нибудь другой державой. Китай — это хрупкая держава, которая питает большие амбиции и действует все напористее, но за этим скрывает свои слабые стороны. Речь идет об огромном долге и демографических угрозах, способных довести Китай до экономического коллапса, долгосрочные последствия которого труднопредсказуемы. Напористость Китая, конечно, стремятся пресечь США, Япония, Индия, Вьетнам и Австралия. С осторожностью за ним наблюдает и Москва, хотя внешне Россия и Китай предстают союзниками.

Вторая очень опасная зона — регион Средиземного моря, Балканы и Черное море, где свои амбиции проявляет Турция. Я не стал бы исключать возможность вооруженного конфликта между Турцией и Грецией, и это, скорее всего, нанесло бы удар по всей европейской политике, поскольку в войну, пусть и опосредованно, включились бы и другие члены Североатлантического альянса и Европейского Союза, а возможно, также Россия. Нет сомнений, что этот конфликт получил бы большой резонанс в мусульманских общинах в Европе. Поэтому я вполне допускаю, например, что в этой гипотетической войне Франция оказала бы поддержку Греции, что спровоцировало бы массовые акции исламских радикалов во Франции.

— Что благодаря коронавирусу стало известно о функционировании Европейского Союза, ведь, как мы помним, в кризис страны-члены действовали исключительно в своих интересах и руководствовались собственными решениями?

— Прежде всего, стало понятно, что концепция Европейского Союза эффективна в спокойные времена, но в условиях кризиса она совершенно не годится. Сторонники Европейского Союза утверждают, что главная проблема заключается в том, что у Европейского Союза на такой случай нет почти никаких полномочий, поэтому и действовать эффективно он не мог. Но подобные утверждения ложны. Как только речь заходит об угрозе их безопасности, государства переключаются на собственные реальные интересы, забыв об идеологических формулах. В связи с этим неизбежны те инциденты, свидетелями которых мы стали: государства, так сказать, крали друг у друга партии медицинских средств, переплачивали и так далее. С этической и юридической точки зрения все это, конечно, не приветствуется, но, к сожалению, это поведение закономерно. Своя рубашка ближе к телу. В условиях кризиса государства заботятся в первую очередь о себе и своих гражданах, ведь, в конце концов, это основная миссия и цель государства.

Если оно не справляется, то теряет право на существование, поскольку тем самым нарушает свою часть общественного договора. Поэтому нет никакого смысла добиваться расширения Европейского Союза в этой сфере, чтобы потом якобы действовал. Европейские чиновники, может, и будут действовать, но реально ничего не добьются, так как в итоге государства поведут себя точно так же, то есть будут преследовать собственные интересы, а инструкции от Европейского Союза будут просто игнорировать. Основными игроками на международной арене по-прежнему являются национальные государства, которые стремятся к реализации своих собственных интересы. Ни Европейский Союз, ни какая-то другая международная организация не изменит такого порядка вещей, так как это аксиома, почти закон природы.

— Какие уроки, как вы считаете, преподнес нам 2020 год?

— Тут можно вспомнить Нагорный Карабах, но не в связи с военной техникой. Этот конфликт относится к категории, которую уже считали пережитком прошлого, но реальность показала иное. Это была традиционная война в духе Карла фон Клаузевица, то есть вооруженное столкновение двух государств из-за спорной территории. Более того, это была опосредованная война, которая вписывается в обостряющееся соперничество России и Турции. Правда, тут нужно подчеркнуть, что Турция на стороне Азербайджана действовала более активно, чем Россия со стороны Армении, и это во многом определило исход войны.

По прошествии времени ясно, что Армения, а точнее правительство премьера Пашиняна, допустила несколько трагических ошибок. Она испортила отношения со своим главным союзником, то есть Россией, но при этом не нашла других сильных союзников, очень недооценила противника, буквально «образцово» подготовилась к прошлой войне и вела себя так, как будто ничего серьезного не происходит. И когда впоследствии правительству пришлось признать поражение, армяне испытали буквально шок. Не знаю, есть ли вообще такая грубая стратегическая ошибка, которую не допустило бы правительство Пашиняна. Таким образом, Армения может служить прекрасным предостережением почти для всех. Конечно, Чешской Республике не грозит непосредственный вооруженный конфликт, но это не значит, что нам не нужно извлечь уроки из ошибок и поражения Армении.

— Что вы пожелали бы политикам в 2021 году?

— Во-первых, старайтесь извлекать уроки из ошибок, лучше чужих, например из ошибок Армении. Но если по-другому нельзя, то пусть учатся на собственных. Как сказал Милош Земан в рождественском обращении, ошибки делают все, но только дураки их повторяют. Это, конечно, относится не только к коронавирусу и вооруженным конфликтам, но и к другим вещам. Во-вторых, прислушивайтесь к избирателям не только за пару месяцев до выборов и найдите в себе смелость идти на непопулярные шаги. Всегда нужно искать равновесие между сиюминутными желаниями избирателей и долгосрочными планами, которые выходят за рамки срока полномочий. Очень жаль, что наша страна, имея огромный людской, промышленный, научный и другой потенциал, к сожалению, живет без долгосрочной стратегии развития своего потенциала, которую поддерживали бы все весомые политические субъекты.

Политическая конкуренция должна вестись вокруг таких вопросов, как размеры налогов, доля государственного и частного сектора в образовании и здравоохранении и так далее, а не вокруг элементарных интересов государства, поскольку о них нужно договориться раз и навсегда. В-третьих, старайтесь найти консенсус и создать долгосрочную стратегию, которая будет направлена, прежде всего, на сохранение суверенитета Чешской Республики. Почти стопроцентно нас ожидают нелегкие времена, потому что необычайно продолжительный период мира в Европе подходит к концу. Грядущая декада, вероятнее всего, будет очень турбулентной, принесет кризисы, а также, наверное, вооруженные конфликты. Нам нужно позаботиться о том, чтобы посреди неспокойной Европы Чехия оставалась суверенной и уважаемой страной и не превратилась снова в игрушку в руках той или иной державы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.