Observador (Португалия): памяти Игоря Хоменюка

Больше всего беспокоит то, что в XXI, когда так много говорят о правах человека, правах животных, человека, ищущего работу в другой стране, воспринимают как преступника. Мой друг, живущий в Лиссабоне, второго января 2021 года, отправится во Францию работать на стройке. Ему 54 года, у него семья и проблемы со здоровьем.

В прошлом месяце он уволился из «Убера», так как там ему приходилось сидеть за рулем по 14 часов, чтобы за день заработать всего 20 евро. Этого недостаточно для хотя бы минимального удовлетворения потребностей семьи. Мой друг — украинец. Он приехал в Португалию 20 лет назад, чтобы попытаться улучшить свою жизнь. Он очень ответственный, контролирует все расходы и платит налоги.

В этой поездке к новой работе мой друг столкнется с теми же страхами и опасениями, которые он пережил в 2000 году, когда приехал в Португалию. Это страх, что тебя обманут, будут плохо обращаться, не заплатят или вышлют за превышение установленного законом срока пребывания в стране. Он не знает английского или французского. Приехав во Францию, он окажется в полной зависимости от доброй воли нанимателя, окружающих и Бога.

Сейчас в мире 164 миллиона человек живут в тех же условиях, что и мой друг (данные Международной организации по миграции на 2018 год). Они — трудовые мигранты, «инструменты» для решения трудовых и социальных проблем стран отправления и прибытия, «инструменты» для исправления ошибок политиков-популистов. Эти работники — очень дешевый «инструмент», они не просят помощи и не требуют соблюдения своих прав. Они работают за очень низкую зарплату и не пользуются благами государства. Деньги, которые они зарабатывают, пойдут на пользу их родной страны.

Они не образовывают политические партии, так как не имеют права участвовать в выборах, не вступают в соответствующие профсоюзы, потому что у них нет времени ходить на собрания, они всегда работают. Они сами решают свои проблемы. В такой ситуации (ситуации трудовых мигрантов) выигрывает не только мировая экономика, но и обеспечивающие нелегальную иммиграцию преступные сети, наживающиеся на незнании языка и собственных прав адвокаты, недобросовестные работодатели, которые обманывают рабочих и не платят им обещанное. Существование этих нарушений показывает уровень коррупции в институтах и органах власти, обязанных регулировать и контролировать трудовую миграцию.

Игорь Хоменюк был трудовым мигрантом. Он страдал от невозможности каждый день видеть свою жену и наблюдать, как растут дети. Он был ответственным человеком, бойцом, обеспечивающим благополучие собственной семьи. Он приехал в Португалию не для того, чтобы продавать наркотики, создавать преступные сети или отмывать деньги. Он приехал, чтобы найти честную работу.

Во всей ситуации, сложившейся вокруг смерти Игоря, больше всего беспокоит то, что в XXI, когда так много говорят о правах человека, правах животных, человека, ищущего работу в другой стране, с самого начала воспринимают как преступника. У него не было права связаться с семьей или посольством. Я не могу объяснить, почему это случилось в Португалии.

Тот факт, что смерть мигранта вызвала такую бурную реакцию в обществе, говорит о том, что человеческая жизнь важна для португальцев. Смерть Хоменюка не должна стать только поводом для выражения соболезнования вдове, она должна заставить политиков глубоко задуматься о проблеме трудовой иммиграции.

Отношение к трудовым мигрантам должно измениться не только в Португалии, но во всем мире. Они не приносят проблем, они приезжают, чтобы решать их. И, зачастую, платят за это собственными страданиями.

Если у страны нет условий или потребности принимать новых трудовых иммигрантов, она обязана помешать коррумпированным чиновников способствовать нелегальной иммиграции. В социальных сетях преступники рекламируют ее как хорошо оплачиваемую и доступную работу за рубежом.

Это нормально, когда страна не позволяет иностранцу въехать на свою территорию, но она должна объяснить ему ясно и доступно причины этого отказа. Мигрант должен на своем языке понять собственные права.

По последним данным, человек, обвиняемый в торговле наркотиками, имеет право на адвоката. Но трудовому мигранту такого права не дали. Почему? Власти отнеслись к Игорю хуже, чем к торговцу наркотиками.

Это означает, что в XXI веке, когда так борются с дискриминации, в мире существует 164 миллиона человек, чьи цели (заработать честные деньги и улучшить условия жизни) равняются преступлению против общества.

Я искренне надуюсь, что смерть Игоря Хоменюка изменит отношение общества к трудовым мигрантам, потому что они, на самом деле, герои, исправляющие ошибки политиков.

Павел Садоха — председатель Ассоциации украинцев в Португалии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.