NBC News (США): трансгендерные женщины сохраняют преимущество в спортивных соревнованиях — даже после года гормональной терапии

Результаты нового исследования показывают, что в спорте трансгендерные женщины сохраняют преимущество перед цисгендерными соперницами даже спустя год гормональной терапии.

Результаты исследования, опубликованные в декабре в журнале British Journal of Sports Medicine («Британский журнал спортивной медицины»), могут означать, что действующее требование о необходимости пройти годовой курс гормональной терапии, прежде чем спортсмены-олимпийцы будут допущены к соревнованиям, является неадекватным.

«Если говорить об уровне Олимпийских игр, то есть о соревнованиях высшего уровня, я бы сказал, что два года — это более реалистичный вариант, чем год, — сказал ведущий автор исследования доктор Тимоти Робертс (Timothy Roberts), педиатр и директор образовательной программы по подростковой медицине в Детской больнице Мерси в Канзасе, штат Миссури. — Спустя год трансгендерные женщины в среднем сохраняют преимущество перед цисгендерными женщинами».

Робертс начал исследовать спортивные способности и показатели трансгендерных мужчин и женщин еще во время службы в ВВС США, когда он работал вместе со своим коллегой и врачом, подполковником Джошуа Смолли (Joshua Smalley) в клинике, предоставляющей медицинские услуги военнослужащим ВВС США, начинающим или продолжающим процесс смены пола.

Военнослужащие регулярных войск обязаны сдавать нормативы по физической подготовке каждые 12 месяцев. Робертс, Смолли и еще один соавтор исследования, доктор Дейл Арендт (Dale Ahrendt) поняли, что у них есть доступ к огромной базе данных о физической форме военнослужащих, полученных до, во время и после гормон-заместительной терапии.

Эти три врача провели тщательный ретроспективный анализ медицинских карт и данных о физической подготовке 29 трансгендерных мужчин и 46 трансгендерных женщин, наблюдавшихся с 2013 по 2018 год. Для сдачи нормативов по физподготовке военнослужащим ВВС США необходимо сделать определенное количество отжиманий и подъемов торса в минуту, а также пробежать за определенное время дистанцию в 1,5 мили.

В распоряжении врачей, проводивших исследования, также были данные о том, когда пациенты начали прием тестостерона и эстрогена, какой именно тип гормона применялся и сколько прошло дней между началом лечения и моментом, когда их показатели гормонов в крови достигли уровня, нормального для взрослого цисгендерного человека.

В течение первых двух лет с момента начала гормональной терапии трансгендерные женщины, участвовавшие в исследовании, делали на 10% больше отжиманий и на 6% больше подъемов торса, нежели их цисгендерные сослуживицы. Как сказал Робертс в интервью NBC News, спустя два года гормональной терапии их результаты стали более или менее такими же, как у цисгендерных женщин.

Их показатели в беге на время тоже снизились, однако даже спустя два года трансгендерные женщины пробегали дистанцию в 1,5 мили на 12% быстрее своих цисгендерных сослуживиц.

Не удивляет и то, что уровень тестостерона влиял и на показатели физической подготовленности трансгендерных мужчин. До начала гормональной терапии они делали меньше отжиманий и подъемов торса за отведенное время и пробегали дистанцию в 1,5 мили медленнее, нежели цисгендерные мужчины из контрольной группы. Однако спустя год лечения эти различия исчезли.

Что касается подъемов торса, то трансгенденрные мужчины до начала лечения показывали приблизительно такие же результаты, как и цисгендерные мужчины, а после годового курса тестостерона даже опережали их.

По словам Робертса, самый длительный период наблюдения в ходе исследования составил два с половиной года.

Робертс не утверждает, что служить в армии — это то же самое, что быть профессиональным спортсменом высшего класса. Но он добавил, что «эти ситуации можно сравнивать, потому что и там, и там люди делают все возможное, чтобы сохранить или улучшить свои способности».

Джоанна Харпер (Joanna Harper), медицинский физик из Портленда, штат Орегон, провела исследование, чтобы изучить, как блокаторы тестостерона влияют на трансгендерных женщин-бегунов, таких как она.
В 2015 году она опубликовала свое первое исследование, посвященное спортивным показателям трансгендерных женщин. Она выяснила, что после начала гормональной терапии трансгендерные женщины бегают примерно на 10% медленнее. То есть после начала терапии их результаты по сравнению с цисгендерными женщинами сопоставимы с результатами, которые они демонстрировали по сравнению с цисгендерными мужчинами до начала терапии.

По словам Харпер, методология Робертса вполне убедительна, однако она все же видит некоторую ограниченность его исследования. В своем интервью NBC News она указала на отсутствие данных касательно тренировочных привычек отдельных участников. Она также отметила отсутствие взаимосвязи между тем, когда участники начали гормональную терапию, и тем, когда им приходилось сдавать нормативы.

«Показатели физподготовки были разделены на три группы, — объяснила Харпер. — Первая группа — это показатели, полученные в течение первого года гормональной терапии, вторая — показатели, полученные в течение второго года терапии, а третья — показатели, полученные между двумя и двумя с половиной годами после начала терапии».

Если смешивать эти данные, это может размыть границы между теми изменениями, которые произошли за 12 месяцев и «может заметно исказить результаты», как сказала Харпер.

С ее точки зрения, тот факт, что даже спустя два года гормональной терапии трансгендерные женщины все еще демонстрировали более высокие результаты в беге, может объясняться различиями в интенсивности тренировок. Между тем для выполнения отжиманий и подъемов торса требуется мышечная сила, техника, мышечная выносливость и выносливость сердечно-сосудистой системы, поэтому они, «вероятно, являются хорошими показателями успеха во многих командных видах спорта».

Повышенное внимание к трансгендерным спортсменам

Поскольку за последние годы трансгендерное сообщество стало более активно себя проявлять, место его представителей в спортивных соревнованиях привлекает к себе все больше внимания.

В октябре Международная федерация регби стала первой международной спортивной федерацией, запретившей трансгендерным женщинам играть в женской лиге, объяснив это «риском для здоровья игроков». Спустя два месяца группа из 200 ведущих спортсменок — включая Билли Джин Кинг (Billie Jean King), Меган Рапино (Megan Rapinoe) и Кэндис Паркер (Candace Parker) — подписали экспертное заключение в поддержку того, чтобы разрешить трансгендерным женщинам и девушкам участвовать в женских соревнованиях.

Это экспертное заключение было подано в апелляционный суд 9-го округа в ответ на принятый в Айдахо закон «О справедливости в женском спорте» (Fairness in Women’s Sports Act), который был подписан губернатором Брэдом Литтлом в марте. Этот закон запрещает трансгендерным спортсменам принимать участие в соревнованиях на уровне школ в соответствии с их гендерной идентичностью — независимо от того, когда именно они сменили пол.

В настоящее время это дело рассматривается в апелляционном суде 9-го округа после того, как суд более низкой инстанции заблокировал его в августе.

«Ни в одном виде спорта нет места дискриминации, — отметила Кинг в своем заявлении. — Я с гордостью поддерживаю всех трансгендерных спортсменов, кто просто хочет получить доступ и возможность соревноваться в том виде спорта, который они любят».

Айдахо стал первым штатом, который принял такой запретительный закон, но подобные законы были вынесены на рассмотрение в Алабаме, Джорджии, Индиане, Миссури, Нью-Гэмпшире, Теннесси и Вашингтоне.

В конгрессе сенатор Келли Леффлер (Kelly Loeffler) вынесла на рассмотрение законопроект S.4649 «О защите женщин и девочек в спорте», в котором предлагается лишать финансирования те школы, которые разрешают спортсменам, родившимся мужчинами, участвовать в женских соревнованиях. Сенатор Майк Ли (Mike Lee), поддержавший этот законопроект, назвал эту меру «простым вопросом справедливости и физической безопасности».

Сторонники этого законопроекта уже воспользовались результатами исследования Робертса, чтобы аргументировать свои предложения, однако сам Робертс настаивает, что он не имеет к этому никакого отношения.

«Я решительно заявляю, что это не относится к любительскому спорту или к юношескому спорту, — сказал он. — На любительском уровне, вероятно, одного года будет достаточно для того, чтобы начать участвовать в соревнованиях».

Он также сделал акцент на том, что данные, которые он собрал, касались исключительно взрослых людей: средний возраст военнослужащих ВВС США, принявших участие в его исследовании, составил 26 лет. Трансгендерная женщина, которая меняет пол до начала или в период полового созревания, «на самом деле не имеет каких-либо преимуществ», если речь идет о спортивных показателях. «Поэтому такой девушке следует разрешить соревноваться с теми, кто родился женского пола», — добавил он.

По словам Робертса, на уровне Олимпийских игр, несколько процентных пунктов могут иметь большое значение, поэтому «нам необходимо провести дополнительные исследования, чтобы выяснить, является ли это постоянным эффектом».

«Когда МОК составлял свои требования, еще не было такого количества данных, — продолжил Робертс. — Теперь у нас есть больше информации».

Харпер, которая была консультантом в процессе разработки действующих требований, сказала, что вывод, который можно сделать на основании результатов исследования Робертса, заключается в том, что трансгендерные женщины в конечном счете достигают паритета с цисгендерными женщинами в спортивных дисциплинах. Однако, по ее мнению, результаты исследования Робертса вовсе не значат, что спортивные организации теперь должны настаивать на двухлетнем курсе блокаторов тестостерона, прежде чем разрешить трансгендерным женщинам соревноваться в цисгендерными женщинами.

«Вовсе не обязательно устранять все преимущества, — отметила она. — Нужно просто сделать так, чтобы трансгендерные женщины демонстрировали примерно такие же результаты, как цисгендерные женщины, а не цисгендерные мужчины.

«Абсолютно равные» условия

По словам Робертса, невозможно устранить все преимущества спортсменов друг перед другом, независимо от их гендерной идентичности.

«Люди, которые получают тестостерон в период полового созревания, обычно имеют более узкие бедра. Если от природы вы выше, если вы имеете более узкие бедра, это дает вам преимущество, которого вы вряд ли лишитесь, если будете принимать блокаторы тестостерона или эстроген, — объяснил он. — С другой стороны, есть множество женщин-спортсменок высшего уровня, у которых высокий рост и узкие бедра, — мы же не запрещаем им участвовать в соревнованиях».

Робертс также отметил, что физические данные — это не единственная характеристика, которая дает одному спортсмену преимущество перед другим.

«У детей Леброна Джеймса есть возможность заниматься с лучшими тренерами в лучших спортивных клубах на лучшем оборудовании. И благодаря этому у них будет определенное преимущество перед кем-то другим, — объяснил он. — И все эти люди все равно соревнуются между собой».

Последний раз МОК пересматривал требования к трансгендерным спортсменам в 2016 году. Тогда он исключил требование об обязательном проведении операции по смене пола и уменьшил продолжительность периода гормональной терапии для трансгендерных женщин с двух лет до одного года.

В настоящее время трансгендерные мужчины могут участвовать в мужских соревнованиях без каких-либо ограничений.

В требованиях, на которые ориентируется большинство спортивных федераций, также указано, что трансгендерные женщины-спортсменки должны поддерживать уровень тестостерона ниже 10 наномолей на литр. Это намного ниже уровня, характерного для цисгендерных мужчин, но все же выше, чем в среднем характерно для цисгендерных женщин, у которых уровень тестостерона колеблется между 0,3 и 2,4 наномоля на литр.

Но Робертс отмечает, что уровень тестостерона у цисгендерных женщин, страдающих поликистозом яичников, может превышать нормальный для женщины уровень в три раза или даже больше. Почти у трети юных спортсменок высшего уровня наблюдается немного повышенный уровень тестостерона — для сравнения среди женского населения в целом таких женщин от 2-12%. У олимпийских спортсменок уровень тестостерона тоже часто немного выше, чем у их ровесниц, не занимающихся спортом.

«Условия игры никогда не были абсолютно равными», — отметил Робертс.

Представители Международного олимпийского комитета сообщили, что в настоящее время они занимаются разработкой новых требований, которые будут обнародованы в 2021 году, после Летних Олимпийских игр в Токио.

«Мы проводим подробные консультации, чтобы рассмотреть этот вопрос не только с медицинской, научной и правовой точки зрения, но и с точки зрения прав человека, с акцентом на положение и опыт затрагиваемых спортсменов, — отметил представитель МОК в своем электронном письме. — В целом на сегодняшний день ход дискуссий подтверждает наличие заметных трений между понятиями справедливости и инклюзивности, а также желанием и необходимостью защитить женский спорт. Нам необходимо учесть и примирить все эти аспекты».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.