Libération (Франция): «Многим мужчинам сложно фантазировать вне рамок мужского доминирования»

Что происходит в голове мужчины, когда он выбирает порнофильм? Какими будут его предпочтения, чтобы доставить себе удовольствие? Социолог Флориан Ворос, научный сотрудник Лилльского университета, опросил около тридцати мужчин и несколько женщин об их фантазиях. Несмотря на невероятное сексуальное разнообразие, представленное на таких сайтах, как Pornhub (обманутый муж, кончил, кореянки, лизание киски, и т.д.), мужчины, опрошенные молодым исследователем, демонстрируют довольно традиционное и обыденное воображение. Мужское доминирование, женское подчинение: многие из них упоминают два этих основополагающих сексуальных столпа как то, что вызывает у них возбуждение и наслаждение. Многим также нравится «эротизация социальных стереотипов и зрелищное выставление напоказ мужского доминирования» в порно. Молодые арабы с избытком вирильности, юные азиатки, естественно, покорные и доступные — этот жанр несет в себе множество «стереотипов относительно пола и расы», питающих фантасмагоричные мужские фантазии.

Вирильность, завоевание, обладание — вот что лежит в основе архетипа всех этих фантазий вне зависимости от сексуальной ориентации. «Хотя не у всех мужчин одни и те же фантазии, — отмечает Флориан Ворос. — Тяготение к маскулинности является общим местом». Широко распространенной практикой является порнографическая мастурбация, которой, как правило, занимаются скрытно, часто тайно, с использованием мобильного телефона. Молодой социолог задается вопросом, какое место она занимает в социальной, семейной, сексуальной и личной жизни этих мужчин. Он только что опубликовал книгу на основе выводов своего исследования: «Желать, как мужчина: исследование фантазий и маскулинности» (Désirer comme un homme, enquête sur les fantasmes et les masculinités, La Découverte). Опросы проводились еще до кампании #metoo, в 2010-2012 годах, но изменения в сексуальном поведении происходят медленно — как правило, со сменой поколений. Через несколько лет было бы интересно изучить влияние #Metoo на мужские фантазии.

— Почему вы решили исследовать фантазии мужчин, исходя из их предпочтений в порно?

— Порно является очень распространенной и обычной практикой. Согласно опросу, посвященному сексуальности, который проводился во Франции в 2006 году (последние достоверные данные), каждый второй мужчина утверждает, что смотрит порно часто или иногда. Гетеросексуальные мужчины, живущие в паре, обычно смотрят его вечером, когда жена и дети легли спать. Это их личный тайный сад, играющий важную роль в поддержании супружеского и семейного баланса. У геев, имеющих несколько партнеров, просмотр порно гораздо больше связан с поиском сексуальных партнеров. Порно опирается как на личные, так и на коллективные пристрастия и позволяет увидеть, как мужчины позиционируют себя относительно сценариев, зачастую основанных на эротизации стереотипов, гипертрофированной вирильности и отношениях доминирования между полами.

— Но фантазии не обязательно говорят правду о том, кто мы есть…

— Нет, не обязательно, но все равно интересно понять, как мужчины воспринимают эти образы, расспросить их о том, что они чувствуют, когда их видят. Цель исследования заключается в том, чтобы поместить порнографическую мастурбацию в некий культурный контекст, понять, какой смысл эта практика приобретает в личной, сексуальной, супружеской, семейной жизни, а также относительно других телесных практик и привычек использования источников информации. Мужчины склонны рассматривать эту практику как естественное проявление «их» мужественности.

— Как натуралы, так и геи, которых вы опрашивали, отмечают определенное тяготение к вирильности…

— Хотя не у всех мужчин одни и те же фантазии, тяготение к маскулинности является общим местом. Несмотря на потенциальное разнообразие, представленное в интернете, фантазии, которые мне удалось собрать в рамках исследования, достаточно традиционные и повторяющиеся. Вирильность, завоевание, обладание: эротизация социальных стереотипов и зрелищное выставление напоказ мужского доминирования являются часто встречающимися элементами порнографии. И хотя имеет место утверждение вирильности, не менее важной является манера ее выражать — именно это отличает этих мужчин от отталкивающих типажей, таких как «гопота» и «быдло». Белые мужчины среднего и высшего класса часто имеют двойственное отношение к вирильности: как правило, они к ней тяготеют, но при этом чувствуют риск опуститься до «первобытного человека», «дикаря» и «животного».

— Вы упоминаете мужчину, которого в свое время поразила сцена из фильма Жан-Жака Анно «Борьба за огонь». Он говорит, что она врезалась ему в память как особенно возбуждающая, но на самом деле это сцена изнасилования.

— Учитывая повторяющиеся желания обладания и доминирования, наиболее распространенные и «нормальные» формы мужского удовольствия потенциально связаны с насилием. Фантазии, где «мужчина принуждает женщину», встречаются часто. Их питательная среда — гетеросексуальный мир, где инициатива принадлежит мужчинам, а женщины лишь подчиняются их решениям. Проблема не в порно, а в нормализации мужского доминирования. Конечно, образ сам по себе еще не ведет к изнасилованию, но культура доминирования превозносит резкую и агрессивную маскулинность и преподносит ее как естественную черту мужчин. Эти мужчины охотно ставят себя выше этой проблемы, поскольку якобы являются «ответственными зрителями». На самом деле, они больше озабочены своей моральной репутацией, чем борьбой с сексуальным насилием.

— У гетеросексуальных мужчин часто возникают фантазии о женской доступности…

— Я встречал немало мужчин, которым трудно фантазировать вне рамок мужского доминирования, подчинения и женской доступности. Эта доступность ассоциируется с женщиной, доступной «через все отверстия», с этой идеей ненасытного женского желания, но не как испытывающего желание женского тела, а как принятия исключительно мужского удовольствия. Эта фантазия о доступности часто связана с восточной экзотикой, например, с фантазиями о «восточной женщине» или «азиатке». Для белых французских мужчин француженки представляются менее доступными, поскольку они более активно выступают за равенство полов, а значит, менее покорны. Согласно западной маскулинной идеологии, есть некое место, где феминизма не существует и где женщины мягче и естественней. Но в этих фантазиях подчинения также встречаются и мужчины, которые, напротив, представляют себя на месте порноактрис. В позе подчинения, на четвереньках, мастурбируя или участвуя в групповухе, как порнозвезда.

— Среди гомосексуальных мужчин часто встречаются и другие фантазии…

— Среди белых геев существует распространенный эротический объект, воплощенный в образе некоего «хулигана», молодого араба из пригорода. Эти мужчины говорят, что понимают, что видео, на которых молодые люди занимаются сексом в подвалах обшарпанных домов, гротескны, преувеличенны и неправдоподобны. Но при этом они отмечают, что молодые арабские юноши «действительно такие» : «горячие», «мужественные», «агрессивные» и «дикие». Это влечение белых к «хулиганской маскулинности» пересекает всю кинематографическую и литературную гей-культуру. В начале XX века преобладал образ женоподобного эфеба. К концу алжирской войны воображение французов перемещается на алжирского мужчину, как правило, араба, хотя здесь категории размыты, на этот раз ассоциирующегося с жестокостью и агрессивностью. В современном мире его подтипом стал юноша из пригорода, возбуждающий, но потенциально опасный, поскольку он считается жестоким и агрессивным сексистом и гомофобом. Арабская вирильность вызывает одновременно и восхищение, и отвращение. Причем это встречается и среди натуралов.

— Для натуралов, но также и для геев, порно является пространством освобождения, где им не приходится следовать эгалитарным нормам. Мужской междусобойчик, где наконец-то можно вздохнуть спокойно…

— Да, это их определение «сексуального освобождения». Некая форма мужского гетеросексуального товарищества, в частности без супруг. Пространство, где можно свободно вздохнуть, вдали от феминизма, который якобы душит мужчин. Группа приятелей, знакомых с подросткового возраста, может собраться на выходные и смотреть порно. Сохранившаяся подростковая практика, где шутка берет верх над реальным интимным опытом: этим мужчинам неудобно говорить о том, что их действительно возбуждает. Они скорее ограничатся маскулинными порно-стандартами, чтобы разделить причастность к некой общей культуре.

Также существуют форумы для любителей порно, где люди общаются более искренне. Я читал несколько из них. На бумаге участие женщин приветствуется, но на деле их часто обвиняют в том, что они слишком обольстительны, соблазнительны и вульгарны. Поэтому подобные форумы становятся еще одним мужским междусобойчиком, где людей, опять-таки, больше волнуют негативные стереотипы о любителях порно, чем мужское сексуальное насилие.

— В вашем исследовании гомосексуальные мужчины, как кажется, чаще размышляют о своем отношении к маскулинности, чем гетеросексуалы, однако они точно также выражают свое тяготение к мужскому доминированию…

— Да, они чаще задаются вопросами о роле вирильности в их сексуальном самовосприятии и о вкладе порно в их сексуальную жизнь. Но сексуальная игра с вирильностью при этом сопровождается приверженностью нормам и иерархическим моделям маскулинности. Далеко не все они с симпатией относятся к изменениям, предлагаемым феминистскими движениями в области сексуальности. Часто гомосексуальные фантазии о «гетеросексуальной» маскулинности интерпретируются как «ненависть к себе». Однако по тому, как они об этих фантазиях рассказывали, я также отметил определенную эротическую солидарность с гетеросексуальными мужчинами. Как и последние, геи заявляют о своем праве быть мужественными, праве развлекаться в мужской компании. То есть в компании настоящих парней.

— Какое влияние оказывает порно на жизнь мужчин, с которыми вы беседовали?

— Порнография не имеет изолированного влияния, она консолидирует, а иногда дестабилизирует уже сложившуюся систему культурного восприятия. Как любая культурная практика, она усиливает то, что уже нормализовано. Она не создает ничего на пустом месте, она лишь оживляет систему смыслов, которая уже задает ритм нашей повседневной жизни, и подкрепляет гендерные стереотипы, которые уже организуют нашу жизнь. Когда мужчины, с которыми я разговаривал, заявляют, что вирильность естественным образом проистекает из их половой принадлежности, они во многом основываются на биологических и психологических знаниях, претендующими на научность.

— Вы также упоминаете лесбиянок, которые смотрят гей-порно, и геев, которые смотрят гетеросексуальное порно…

— Мир гораздо сложнее, чем натуралы, смотрящие порно для натуралов, геи — порно для геев, а женщины — вообще его не смотрящие или смотрящие исключительно порно для женщин. Однако это сексуальное разнообразие организовано не на равных принципах. Помимо порно для женщин или феминистского порно, довольно маргинального с точки зрения кинопроизводства, женщины в основном оказываются перед выбором, сделанным мужчинами и для мужчин, основанным на оргазме гетеросексуального мужчины и его фантазиях. Основные порно-сайты организованы так, чтобы мужчины-натуралы не видели контент с гей-порно.

Если женщины захотят спроецировать свои фантазии на мужское тело, они скорее сделают выбор в пользу гей-порно. В нем мужчины представлены в более эротичном виде. В гетеросексуальном порно мужское тело представлено гораздо менее сексуальным и желанным.

— Может ли порно отражать большее сексуальное разнообразие?

— Порно уже отражает невероятное сексуальное разнообразие. Представление сексуальности гораздо более разнообразно в порно, чем, например, в авторском кино. То, что в моем исследовании большая часть фантазий оказалась столь традиционными, отчасти связано с особенностями таких крупных сайтов, как PornHub, где наиболее заметное место занимает гетеро-ориентированный контент. Если мы хотим большего сексуального разнообразия в порно, нужно перестать стигматизировать это культурное явление и расширять права актрис, женщин-режиссеров и продюсеров, которые стремятся изменить его изнутри. Чем больше будет цензуры в выражении сексуальности в Интернете, тем менее креативной и открытой феминистскому влиянию будет порнография.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.