Le Monde (Франция): к власти в Киргизии пришел лидер киргизских «патриотов» Садыр Жапаров

Le Monde logoLe Monde, Франция
Пресс-конференция С. Жапарова по итогам выборов в Киргизии

Киргизия — пример того, что сама по себе смена надоевшего первого лица или даже всей правящей команды не является гарантией демократии. Автор ведет отсчет лет «киргизской демократии» со свержения президента-интеллигента Аскара Акаева в 2005-м году. Но родившаяся тогда страна не похожа на демократию: борьба кланов, пересмотр контрактов инвесторов. И вот, новый президент Жапаров просит 2-3 года мира и стабильности. При этом он сам пришел во власть из тюрьмы, а его избрание стало следствием как раз нестабильности в стране.

Победивший с результатом в 79% президент обещает очистить страну от коррупции и освободить ее от китайского долга.

Брис Педролетти (Brice Pedroletti)

52-летний Садыр Жапаров одержал победу на выборах в Киргизии 10 января с результатом в 79% голосов. Одновременно с этим прошел референдум о реформе правительства, парламента и президентской власти, которую поддержал 81% голосовавших. Стоит отметить, что всего 40% избирателей приняли участие в президентских выборах, которые были организованы после отмены результатов парламентских выборов от 4 октября 2020 года. Пересмотр произошел под давлением протестующих, поспособствовала ему и неожиданная отставка президента Сооронбая Жээнбекова.

Бывший депутат Садыр Жапаров отбывал с 2017 года десятилетний тюремный срок в связи со вспышкой насилия в ходе развернутой им в 2012-2013 годах безуспешной кампании в поддержку национализации крупнейшей в стране золотой шахты (8% ВВП), которой управляет канадская компания Centerra Gold. 6 октября 2020 года он был освобожден из тюрьмы сторонниками, чья партия «Патриот» заняла пятое место на парламентских выборах, уступив правительственным объединениям.

Молодая киргизская демократия родилась в «революции тюльпанов» 2005 года. С тех пор она прошла через ряд в некоторых случаях болезненных потрясений. К тому же, ее до сих пор подрывают коррупция и организованная преступность. Имеются у нее и серьезные экономические проблемы: полученные от Китая займы на 1,8 миллиарда долларов составляют 40% внешнего долга. Эпидемия коронавируса тоже дает о себе знать в этой стране с населением в 6,5 миллиона человек, 65% которых проживают в деревнях. Переводы денег киргизских работников из-за границы (по большей части из России и постсоветского пространства) составляли в 2019 году 28% ВВП (его размер — всего 8,5 миллиарда долларов), по данным Всемирного банка.

Борьба с бюрократами и коррупционерами

Жапаров (он находился в изгнании за границей с 2013 по 2017 год) сделал это своей главной темой кампании: в ходе воскресного выступления он пообещал «найти в Киргизии достойную работу для 2 миллионов человек, которые трудятся за границей». Он также призвал киргизов объединиться, чтобы «расплатиться с долгом». «Мы выйдем из кризиса через 2-3 года, но для этого потребуется политическая стабильность», — заявил он, пообещав также «избавиться от бюрократов и коррупционеров», поскольку «этого хочет народ».

Вопрос задолженности перед Китаем (в прошлом году Пекин дважды отвечал отказом на просьбы о реструктуризации в связи с вызванной covid-19 рецессией) стал одним из центральных в ходе кампании. 24 ноября тогда еще исполняющий обязанности президента Жапаров впервые упомянул возможность раздела с Китаем части ресурсов Джетимского месторождения железной руды (расположено неподалеку от китайской границы), которое известно еще с советских времен как одно из крупнейших в мире.

Предложение вызвало ожесточенные споры: политические противники Жапарова и демократические активисты обвиняют его в стремлении уступить месторождение Китаю. Указывают, в частности, на присутствие в окружении президента депутата Адыла Жунуса, который известен связями с Китаем (семья его жены занимает там высокопоставленное положение). Вызывает у некоторых беспокойство и семейная история самого Жапарова: его предки жили в Китае с 1916 по 1960-е годы. Подозрения насчет сговора с Китаем равносильны смертному приговору для любого киргизского политика, поскольку неприязнь к китайцам в стране очень сильна. «Политика в Киргизии — это противостояние элит плюс внешний фактор, то есть отношения страны с Россией, США, Турцией и Китаем, — считает русско-киргизский политолог Игорь Шестаков. — В то же время стоит отметить, что это первый раз, когда китайский фактор так открыто проявляется в выборах».

Российская модель

В декабре 2020 года Жапаров прояснил приоритеты, подчеркнув, что никому не уступит ни одной сотой собственности этого месторождения, поскольку «в нем содержатся резервы не на 5-10, а на 500 лет». Будет сформирована «государственная компания для его разработки независимым путем». «Я покажу вам, что, если стану президентом, этот проект вытащит нашу экономику из ямы», — обещал он 16 декабря. Лицензия на разработку месторождения была предоставлена в 2009 году китайской компании. Произошло это при свергнутом впоследствии президенте Бакиеве (он скрывается в Белоруссии после обвинений в коррупции). Именно тогда, кстати, Жапаров решил заняться политикой. Впоследствии, при новых правительствах, эта лицензия неоднократно аннулировалась, а затем возвращалась собственникам. В ответ на рассуждения обо всех этих туманных сделках Жыргалбек Сагынбаев, председатель Государственного комитета промышленности, энергетики и недропользования, подтвердил 17 декабря, что киргизское государство «победило во всех инстанциях», так что «месторождение является государственной собственностью с 2016 года». Стоит отметить, что его резервы оцениваются в «3 миллиарда тонн».

В Киргизии изменение условий горнодобывающих контрактов является чем-то вроде национального спорта, а сам сектор отнюдь не славится добропорядочностью. Поэтому бывшему борцу за золотую руду, судя по всему, удалось убедить избирателей в том, что он сможет дать отпор Китаю.

Жапаров также всегда готов ответить критикам. «Я буду защищать СМИ, но прошу вас не обрубать мои слова, а также слова политиков и правительственных деятелей, не использовать их в другом контексте с вашими комментариями. В таком случае притеснений не будет», — предупредил президент в воскресном выступлении киргизские СМИ, которых он обвинял в «распространении слухов во время кампании».

У «политической стабильности» патриота Жапарова может быть своя цена, опасаются в демократических кругах. «У нас уже существовала система почти стопроцентной власти президента. Теперь будет суперпрезидентская система по российскому образцу: угрозы, притеснения и тюрьма для нас, активистов…» — встревожен Дастан Бекешев. Этот незрячий парламентарий — одна из самых уважаемых фигур в небольшом, но активном киргизском гражданском обществе. Он тоже принимал участие в кампании, без особых надежд, но с целью привлечь внимание к сохранению парламентского строя. Нынешняя конституция позволяет президенту править всего один срок. Эта статья, судя по всему, одна из первых в очереди на поправки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.