СВР: Великобритания начала «искажать» историю Второй мировой войны еще в мае 1945 года

Черчилль, Рузвельт, Сталин в Ялте. Февраль 1945 года Сергей Нарышкин

Черчилль, Рузвельт, Сталин в Ялте. Февраль 1945 года
Library of Congress

СВР опубликовала сборник архивных материалов «Служба внешней разведки Российской Федерации. 100 лет. Документы и свидетельства», которые касаются ключевых событий Второй мировой войны. Как пишет РИА «Новости», директор СВР Сергей Нарышкин представил сборник на выставке «Внешняя разведка. Из прошлого в будущее», которая открылась в столичном Государственном центральном музее современной истории России.

В этой книге с использованием архивных материалов впервые рассказывается о вехах истории отечественной внешней разведки с момента ее создания 20 декабря 1920 года и до сегодняшних дней. Там приведены новые документы о подготовке гитлеровской агрессии против СССР, о позиции Японии относительно вступления в войну с Советским Союзом, о перспективах открытия союзниками второго фронта, о сепаратных переговорах США и Англии с гитлеровцами, а также о планах Вашингтона и Лондона в отношении послевоенного миропорядка и сдерживания Москвы.

Так, среди обнародованных документов значится шифротелеграмма, направленная 7 мая 1945 года советским резидентом в Египте Павлом Журавлевым. По его словам, англичане открыто начинают вести политическую войну против Советского Союза: взятие Берлина и другие победы Красной Армии почти замалчиваются местной прессой по указанию английской цензуры, или же им не придается серьезного значения. В то же время события на западном фронте «подробно расписываются» как победы, решающие исход войны, а в политических кругах широко распространяются слухи об обострении отношений между союзниками и неминуемом открытом столкновении интересов английских с русскими после войны.

«Цензура циркулярно запретила газетам сообщать что-либо о манифестациях в Ливане в честь СССР в связи с занятием Берлина, а также все подобного рода сообщения из других стран… Цензура и английская Publicity Section запретили газете «Фронте Унито» напечатать в последнем номере государственный флаг СССР, развевающийся над Берлином», — писал Журавлев.

Резидент утверждает, что Англия решила положить предел распространению СССР в Европе, для чего будет использована в том числе и мобилизованная английская армия.»В прессе делается особенное ударение на оппозицию против СССР в польском, австрийском, югославском вопросах», — сообщал резидент. 2 мая в английской Egyptian Gazette была помещена статья «Несчастная Польша», в которой говорится, что после ухода из Польши фашистов «для нее ничего не переменилось, сменились только хозяева», и что Польша «ждет своего освобождения».

Еще одна шифротелеграмма, направленная 9 декабря 1942 года из Нью-Йорка в Москву резидентом советской внешней разведки в США Василием Зарубиным, содержит информацию о том, что президент США Франклин Рузвельт в 1942 году планировал добиться прекращения военных действий в Европе и в условиях наступившего мира отодвинуть СССР и Англию на геополитической карте, обеспечив доминирование Америки.

«Рузвельт имеет далеко идущие планы в целях обеспечения выигрыша войны и доминирующей роли США при заключении мира. Он планирует добиться вооруженного перемирия на год или полтора. Этот период должен явиться испытательным в отношении поведения СССР и Англии», — сообщал Зарубин.

По его словам, Рузвельт полагал, что позиция Черчилля в руководящих английских кругах слаба, и в важнейших вопросах ведения войны и планов на будущее Черчилль подчиняется решению Рузвельта. Кроме того, по утверждению резидента, США достаточно сильны, «чтобы полностью вытеснить Англию из Южной Америки». Что же касается СССР, то его планируется «обезвредить и парализовать», истощив и поставив в зависимость от экономической помощи Америки. «Рузвельт (в) своих интересах настраивает англичан против русских и наоборот», — писал резидент.

Кроме того, из донесений резидентов стало известно, что после разгрома Третьего рейха к англичанам попали личные архивы Адольфа Гитлера, но те не хотели делиться ими с Советским Союзом из-за боязни того, что Москва узнает об их закулисных контактах с нацистами. Также союзники надеялись обнаружить в архивах Гитлера материалы о советско-германском пакте о ненападении.

Подтверждением контактов Лондона и Берлина в годы войны служит еще один документ, также приведенный в новом сборнике. Это сообщение, направленное 27 мая 1942 года в Москву из Стокгольма выдающимся разведчиком, резидентом в Швеции Борисом Рыбкиным под оперативным псевдонимом «Кин». Сообщение касалось условий по мирным переговорам с Англией, выдвинутых Германом Герингом.

«Последнее время в политических кругах Швеции говорят о меморандуме Геринга, полученном людьми Геринга в Швеции, на базе которого мыслятся мирные переговоры с англичанами. Геринг якобы выставил следующие условия: Германия заключает священный союз с Англией и Америкой против желтой опасности. Франция как великая держава существовать не будет. Англия остается при всех своих колониальных владениях, Германия получает под контроль Европу с европейской частью СССР. Британская империя будет гарантирована Германией и Америкой», — сообщал Рыбкин.

Еще один документ касается начала войны: согласно ему, премьер-министр Румынии Ион Антонеску подталкивал Гитлера напасть на СССР весной 1941 года, рассчитывая поправить свое шаткое политическое положение возвращением бывших румынских территорий, ранее отошедших Советскому Союзу. Эти сведения были получены от немецкого агента советской разведки, обер-лейтенанта Харро Шульце-Бойзена (оперативный псевдоним «Старшина»), бывшего антифашистом и работавшего в министерстве авиации Германии.

Сообщается, что «Старшина» имел возможность прочесть меморандум Антонеску, направленный Гитлеру и Герингу. В этом меморандуме Антонеску доказывает необходимость нападения Германии на СССР весной этого года». По его словам, в качестве доводов в меморандуме приводится тот факт, что война с Англией становится трудной, Германии необходимо обеспечить за собой сырьевую и продовольственную базы и приобрести выход на Черное море, а также «предупредить большевистскую опасность, возрастающую с увеличением военной и промышленной мощи СССР».

В румынском меморандуме также приводится соображение, что войну следует начать весной сего года, чтобы русские не смогли сжечь хлеб. С аналогичными доводами Антонеску уже обращался к Гитлеру и Герингу в ноябре 1940 года и марте 1941 года, эта тема также предположительно была основной при последней встрече Геринга с Антонеску в Вене.

Кроме того, сообщалось, что из румынского генштаба все время поступают информационные сведения о военных приготовлениях СССР, передвижении военных частей и мероприятиях советского правительства, которые ясно преследуют цель убедить Германию в необходимости предупредительного нападения на СССР и легкости войны против него. Так, например, сообщалось, что в Бессарабии отмечались большие крестьянские волнения против советской власти, которые якобы были жестоко подавлены Красной Армией, чего на самом деле не было. Сам Антонеску полагал, что нападение на СССР позволит Румынии вернуть ее бывшие области.

Еще один документ касается наступления на Кавказ, которое было основной целью германской кампании 1942 года. В документах разведки подчеркивается, что гитлеровцы намеревались захватить советские нефтепромыслы на Кавказе любой ценой, в том числе с помощью химического оружия: по словам одного из резидентов, командованию группировки вермахта в 1942 году были «посланы специальные газовые войска в большом количестве и направлено большое количество газовых гранатометов и другие химические материалы».

Операцию против Кавказа планировали провести, высадив большой десант с воздуха. «На нефтяные промыслы будут сброшены неслыханные массы парашютных войск, почти все, чем Германия располагает, с задачей овладеть нефтяными источниками. Эти воздушные десанты попытаются удержаться до тех пор, пока немцы не подойдут со стороны Ростова», — отмечал советский резидент. Для того, чтобы восстановить работу нефтепромыслов, которые могут быть разрушены самими русскими, немцы «заготовили» гигантские склады, резервуары и оборудование, а также мобилизовали всех горных инженеров независимо от возраста.