Project Syndicate (США): кто еще любит Трампа?

Нью-Йорк — Кто ещё, помимо 74 миллионов избирателей в США, поддерживает президента Дональда Трампа? Большинство европейцев крайне рады тому, что он, наконец, уходит. Однако он пользуется популярностью у целого ряда крайне правых авторитарных лидеров и демагогов, а также у многих из их сторонников. Его восхищение тиранами, его презрение к иммигрантам, расовым меньшинствам и мусульманам (за исключением нескольких саудовских принцев), его пренебрежительное отношение к либерально-демократическим нормам — всё это усиливало авторитарные правительства в Венгрии, Польше, Бразилии, Индии и на Филиппинах. Его почтительное отношение к президенту России Владимиру Путину никогда не ставилось под сомнение.

Поражение Трампа на выборах стало ударом для правых популистов во всём мире. Хотя многие лидеры из этой когорты его переживут, уже и так безудержное антилиберальное движение, вероятно, стало бы ещё сильнее, если бы в Белом доме оставался триумфально победивший сторонник его идей.

Кроме того, Трамп пользовался поддержкой большинства населения двух демократических стран — Израиля и Тайваня. Там его воспринимали как самого могущественного врага их врагов — Ирана и Китайской Народной Республики соответственно.

Крайне правый премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху получил от администрации Трамп всё, что хотел. Палестинцы не получили ничего. Наиболее фанатичными сторонниками Израиля в США являются в основном сторонники Трампа — не американские евреи, которые, как правило, голосовали за Джо Байдена, а евангелические христиане, которые верят, что Бог отдал Святую Землю избранному народу, по крайней мере, до второго пришествия Христа, после чего евреи должны будут стать христианами.

Впрочем, интереснее всего факт популярности Трампа в странах Восточной Азии, и особенно потому, что многие его сторонники не являются ни крайне правыми, ни противниками либерализма, а зачастую придерживаются совершенно противоположных взглядов. Да, в Китае часть населения разделяет страхи Трампа по поводу мусульман, но это не главная причина протрамповских настроений.

В начале года я беседовал с демократическими активистами и политиками в Гонконге и на Тайване, которые видели в Трампе грубого, но сильного лидера свободного мира, борющегося с коммунистической тиранией. Американский флаг редко отсутствовал на демонстрациях в Гонконге и на предвыборных митингах Демократической прогрессивной партии на Тайване.

И здесь тоже свою роль играет влияние христианства. Предприниматель и газетный магнат Джимми Лай — один из самых смелых демократических активистов в Гонконге. С момента передачи этой бывшей британской колонии Китаю в 1997 году Лай находится на переднем крае борьбы за расширение гражданских свобод. При этом он ещё и полный рвения новообращённый католик, который верит, что борьба между демократией и китайской коммунистической диктатурой — это столкновение цивилизаций: христианского свободного мира с атавистическим, деспотическим Китаем.

Довольно многие китайские диссиденты-христиане разделяют взгляды Ли. Они считают, что либеральная демократия — это продукт западной цивилизации, и это правда. Но их мнение, будто демократия была бы невозможна без христианской веры (про древнюю Грецию они удобно забывают), уже более спорен. А идея, что азиаты не могут стать настоящими демократами, если не станут христианами, совершенно очевидно лжива.

Но в китайском увлечении Трампом есть нечто большее. Как недавно писал Иэн Джонсон в газете «New York Times», некоторые либеральные диссиденты в Китае встревожены культурными войнами в США. Они смотрят на фанатизм американских левых сквозь призму их собственной истории, полной несравнимо большего насилия. Когда они видят, как людей травят за их недостаточную идеологическую чистоту, они видят призраки хунвейбинов Мао. И для них хамская неполиткорректность Трампа — это освежающий контрудар.

Впрочем, главная причина восхищения Трампом в Гонконге, на Тайване, в Японии, Южной Корее и даже в самом Китае — это страх перед китайским режимом. Несмотря на его периодическое подхалимство в отношениях с председателем КНР Си Цзиньпином, Трамп воспринимается как человек, который решил противостоять Китаю. И это его самое важное наследие в глазах тех, кто верит, что мир разделён между двумя великими державами: одна из них всё ещё демократическая, а другая — номинально коммунистическая.

Конечно, в некоторых странах китайской силы боялись на протяжении многих столетий, причём вне зависимости от того, кто там у власти — императоры или коммунисты. Многие вьетнамцы хвалят Трампа, но не потому, что они сами находятся под властью авторитарных коммунистов. Хотя в прошлом веке Америка разрушила значительную часть Вьетнама, Китай остаётся традиционным врагом.

У южнокорейцев и японцев отношение к США более противоречивое. У Трампа есть сторонники в обеих странах, но — в отличие от Тайваня — это не большинство населения. Хотя китайская сила часто воспринимается в этих двух странах как угроза, зависимость от США в вопросах безопасности является одновременно и необходимостью, и раздражителем. Невежественный хам в Белом доме повышает уровень раздражения. Избранный президент Джо Байден, почти несомненно, будет более популярным носителем американского бремени в Восточной Азии.

Отношения Байдена с Китаем тоже, скорее всего, будут менее хаотичными и более дипломатичными. Впрочем, фундаментальные противоречия между демократической сверхдержавой и авторитарной сохранятся — и даже усугубятся, если Китай и дальше будет демонстрировать экономические успехи. В эпоху растущего разочарования в демократической форме правлении для многих людей соблазнительной моделью становится Китай. Просто сравните китайские поезда, аэропорты и другие современные удобства с изношенной инфраструктурой Америки.

Конечно, следование поездов точно по графику — это не единственный и, наверное, даже не лучший признак хорошего правительства. Известно, что при Муссолини (хотя, возможно, это лишь апокриф) поезда тоже прибывали вовремя. Как минимум, Америка показала всему миру, что негодяя, находящегося у власти, всё же можно прогнать с помощью выборов. Но если воспринимать США как образец в противовес китайской системе, тогда нынешний президент сделал всё возможное, чтобы она стала выглядеть менее привлекательной.

Ян Бурума — автор многочисленных книг, в том числе «Убийство в Амстердаме: смерть Тео Ван Гога и пределы терпимости», «Нулевой год: история 1945 года» и «Токийский роман: мемуары».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.