Le Figaro (Франция): бутафорский концлагерь вызвал полемику в Карелии

«Все было именно так, я все помню: койки из досок, холод, крысы… Мама спала на полу, а бабушка и две сестры умерли от голода». 85-летняя Ленина Макеева, которую поддерживает молодой волонтер в камуфляжной форме, входит со слезами на глазах в один из бараков концлагеря. Над прогалиной в лесу нависают четыре вышки. Вокруг — покрытые снегом леса и озера Карелии. Скрывающийся под пальто пиджак Ленины увешан наградами. В детстве она почти три года была с семьей узницей одного из концлагерей, где финны, союзники нацистской Германии с 1941 по 1944 год, удерживали советских военных и мирных жителей. «Здесь не было газовой камеры, но люди умирали от голода, болезней и изнурительного физического труда», — говорит она.

Воспоминания Ленины Макеевой реальны, чего не сказать о лагере, который она «открыла» в субботу перед объективами камер. Дело в том, что речь идет о бывших кинодекорациях, которые были взяты со съемочной площадки и установлены несколько недель назад в глуши неподалеку от Ватнаволока (80 км от Петрозаводска, столицы Карелии). Официальные источники уверяют, что объект не является «аттракционом», а призван напомнить школьникам и посетителям о героизме населения и зверствах финских оккупантов. Проект прекрасно вписывается логику патриотизма и защиты «исторической истины», которую продвигает Владимир Путин. Более того, часть финансирования (3 миллиона рублей) была обеспечена президентским фондом развития гражданского общества, то есть Кремлем. По заявлению организаторов, визиты будут сопровождаться «патриотической деятельностью» в виде конференций и мастер-классов.

«Цель состоит в том, чтобы сохранить историческую память об этих трагических событиях, — считает глава запустившей проект ассоциации Наталья Абрамова. — При восстановлении лагеря мы опирались на воспоминания бывших детей-узников. Школьники знают о существовании нацистских концлагерей, но многие не подозревают о карельских лагерях, где тысячи детей погибли за колючей проволокой». По ее словам, выжившие усвоили урок о том, что ни один народ не должен господствовать над другим. Все это открыто указывает на соседей финнов, с которыми у России сложилась многовековая история отношений. Как бы то ни было, неделю спустя после запуска проекта в Хельсинки так и не озвучили какой-либо официальной реакции. «Не думаю, что историческая правда может навредить нашим отношениям с Финляндией», — уверяет в свою очередь Сергей Киселев, министр национальной и региональной политики Карелии.

30 ноября 1939 года СССР начал «зимнюю войну» с Финляндией. Сталин был обеспокоен экспансией Германии и потребовал у Финляндии, чья граница тогда находилась в 37 км от Ленинграда, ряд стратегических позиций для обороны города. Он не сумел добиться своего и окончательно убедился в том, что финны не станут вести борьбу на стороне СССР. Поставленные советскими властями задачи были достигнуты лишь ценой огромных потерь (138 000 погибших красноармейцев).

25 000 мирных жителей

Наступление породило среди финнов русофобию и реваншизм. 26 июня 1941 года Финляндия объявила СССР войну вместе с Гитлером, который нарушил пакт Молотова-Риббентропа и запустил операцию «Барбаросса». Финские войска быстро оккупировали практически всю Карелию, а также часть Мурманской и Ленинградской областей. Их главнокомандующий Карл Маннергейм (Karl Mannerheim) принял решение об отправке населения в лагеря: их было около сотни, 14 — концентрационные. В общем сложности узниками стали 25 000 мирных жителей (при населении в 85 000 человек). По данным российских историков, в финских концлагерях погибли 14 000 человек. Финляндия признает лишь 4 060 смертей. Кроме того, узниками стали 65 000 солдат Красной армии.

«Бывает, что финны искажают историю. В записях, на которые они опираются, есть ошибки», — уверен молодой петрозаводский историк Денис Попов. Таким образом, этот проект, как он считает, позволит «возобновить диалог с финскими историками и подтолкнет их к уточнению числа жертв и лагерей». «Это возможность для конструктивного диалога», — уверена Наталья Абрамова.

В лагерь у Ватнаволока можно добраться лишь по разбитой дороге протяженностью в 30 км, что вызывает сомнения насчет поездок на школьном автобусе. Изначально проект хотели реализовать в центре города Кондопога (30 000 человек), но организаторам пришлось изменить планы из-за недовольства местных жителей. Хотя критика никуда не делась. «Зачем строить бутафорский лагерь, если до сих пор существуют настоящие?» — недоумевает местный журналист Георгий Чентемиров. Он ведет нас в «пятый поселок» Петрозаводска. Тысячи человек были узниками этих гетто: всего в городе их было семь. Выйти можно было лишь под охраной на принудительные работы. «В карельских лагерях смертность была выше, чем в нацистских: 13,7% против 10,5% в 1942 году», — рассказывает Денис Попов. Там все еще стоят старые деревянные бараки, где в ужасающих условиях до сих пор живут дети и внуки бывших узников. «Мой папа в детстве жил тут», — рассказывает Лиза. Сейчас она ютится с престарелой матерью в убогой крошечной квартире, а программа переселения настолько отстала от графика, что в нее нет никакой веры.

«После драки кулаками не машут», — цитирует русскую поговорку Саша, не скрывая беспокойства насчет последствий проекта для экономических отношений с Финляндией, от которой так зависит Карелия. Есть подозрения и насчет попытки властей отвлечь внимание от другого исторического факта: зверств НКВД во время террора 1937-1938 годов. Историк Юрий Дмитриев обнаружил в сандармохских лесах место, где были расстреляны и закопаны 9 000 человек. Эти преступления бросают тень на величие национальной истории, и российское государство хотело бы зарыть их поглубже. Юрий Дмитриев не первый год находится под следствием: его обвинили в педофилии, и теперь ему грозит 13 лет тюрьмы. В письме из камеры он заявил, что стране не нужен этот экзотический театральный лагерь…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.