Элитные убийцы: почему лучшие военнослужащие элитных подразделений склонны к убийствам (Asia Times, Гонконг)

Новым ударом по моральному авторитету возглавляемой США военной коалиции на Ближнем Востоке стали открывшиеся обстоятельства, свидетельствующие о том, что военнослужащие из западных стран убивали местных жителей в условиях, которые отнюдь нельзя назвать неопределенностью военной обстановки.

Эти обвинения касаются действий военнослужащих, когда они намеренно расстреливали пленных и даже перерезали им горло, что весьма отличается от разного рода убийства людей, ставших «случайными жертвами среди местного населения», в результате ошибок при ведении прицельного огня или авиаударов по ошибочным целям, которые широко распространены при проведении операций силами коалиции.

И преступниками были не просто военнослужащие, а военнослужащие одного из самых хорошо подготовленных и престижных подразделений западного альянса.

На фоне многочисленных обвинений в том, что военнослужащие — в основном из состава австралийского полка Специальной авиадесантной службы (SAS), а также двух полков «коммандос» — совершали противозаконные действия, убивая гражданских лиц в Афганистане, Канберра недавно обнародовала результаты расследования, которое на протяжении четырех лет проводил генерал-майор Пол Бреретон (Paul Brereton).

Как показало расследование Бреретона, в войсках SAS сформировалась нездоровая традиция — военнослужащие в отсутствие препятствий со стороны командования — устроили массовое побоище, убив 39 пленных. Личности примерно 25 преступников были установлены. Дела 19 из них, по всей вероятности, будут переданы в прокуратуру.

Хотя пока не было проведено ни одного судебного разбирательства, и ни один военнослужащий не был признан виновным, эти обвинения, по всей видимости, вполне обоснованы.

И хотя не исключено, что ветеранов возмущает, что этот вопрос взяли под контроль несведущие штатские, ничего не понимающие в «правилах, установленных серьезными парнями», по которым ведется смертельная битва, важно отметить, что руководство предпринимаемыми действиями осуществляют военные.

Предварительное расследование по этому делу было начато по приказу тогдашнего командующего силами специального назначения Австралии. И австралийские силы обороны уже предпринимают действия, постоянно выводя 2-й эскадрон полка SAS из боевого состава армии.

Страна, которая по праву гордится своими солдатами с тех пор, как ее войска прославились своей стойкостью в Первой мировой войне, потрясена этими обвинениями. Китай и Россия уже выступили с язвительными замечаниями, чем вызвали отпор со стороны Канберры, оказавшейся в сложной ситуации.

Эта проблема вызывает тревожащие вопросы. Что способствовало возникновению условий, в которых стали возможными подобные жестокие, зверские действия военнослужащих? Может, элитный и полусекретный статус подразделений и связанное с этим отсутствие контроля? И в более широком смысле — как и почему войска из процветающих, развитых и «цивилизованных» западных стран убивают мирных жителей, не участвующих в боевых действиях?

Ответы можно найти в «племенной» модели закрытых военных культур, идеологических и расовых механизмах дегуманизации, используемых военнослужащими, принимающими участие в боевых операциях, и характере борьбы с повстанцами.

В этой связи положительным моментом является то, что подобные инциденты в современных вооруженных силах крайне редки. А отрицательным — то, что существуют связи (по сути, хотя и не в больших масштабах) между современными западными вооруженными силами и самыми «зловещими» военными подразделениями в современной истории.

Элитные убийцы

«Золотой стандарт» жестокости западных военнослужащих в новейшей истории был установлен войсками СС Третьего Рейха (или Ваффен-СС).

В массовой культуре их часто считают элитными войсками — и в каком-то смысле таковыми они и были. СС (SS — от немецкого «отряды охраны») первоначально были сформированы в качестве вооруженной охраны Адольфа Гитлера. Под покровительством нацистской партии организация значительно расширилась, и были сформированы войска СС, отличавшиеся от регулярной армии Германии или сухопутных войск (Heer). С учетом явного превосходства силы бронетанковых войск при ведении войны ведущие подразделения войск СС были преобразованы в танковые дивизии.

Когда после катастрофы под Сталинградом в 1943 году ход войны изменился против Германии, в бой в качестве «огневых бригад» командование неустанно бросало ведущие танковые дивизии Ваффен-СС, которые возглавляли наступление Рейха и прикрывали отступавшие войска в кровопролитных боях, таких как битва под Харьковом, Курском, Черкассами, в Нормандии и при Арденнах.

С 1945 года вокруг Ваффен-СС ведутся споры: ветераны Ваффен-СС, апологеты, крайне правые и некоторые историки изображают эту структуру как отличающуюся от отрядов СС в более широком смысле, которые входили в состав мобильных эскадронов смерти (айнзатцгрупп) и проводили массовые убийства евреев в лагерях смерти в Польше.

Согласно их теории, военнослужащие Ваффен-СС были «такими же солдатами, как и все остальные». Однако авторы современных исследований склоняются к мнению, что эти политизированные войска виновны в совершении более широкого ряда кровавых преступлений, чем сухопутные войска.

Их жестокость проявлялась повсюду — от массовых убийств военнопленных из стран антигитлеровской коалиции во время французской кампании до «случайных» убийств мирных жителей и уничтожения целых деревень в СССР, Италии, Франции и Бельгии.

Ваффен-СС явно не были обычными войсками. У них была собственная военная академия и собственная система воинских званий. Хотя они служили под командованием сухопутных войск, в конечном счете, они подчинялись рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру.

Они носили совершенно черную парадную форму и боевой камуфляж со знаками в виде сдвоенной «молнии» (руническими знаками СС) на петлицах и эмблемой в виде черепа («мертвой головы») на фуражках.

Австралийские SAS, созданные в либеральном демократическом обществе, очень отличаются от нацистских SS. К тому же, эти военнослужащие выполняют гораздо более специализированные задачи.

Это не бронетанковые войска быстрого реагирования, а силы специального назначения, входящее в состав сводного отряда «Tier 1» и выполняющее самые сложные боевые задачи (Силы спецназа). В отличие от Ваффен-СС, в которых численность дивизии составляла 19 тысяч человек, численность элитных подразделений спецназа, как правило, составляет несколько сотен.

В этом тысячелетии подготовка, тактика и традиции большинства западных подразделений сил специального назначения восходят к британским «коммандос» времен Второй мировой войны и отделившимся от них более специализированным формированиям, таким как SAS.

Коммандос превратили физическую подготовку и умение владеть оружием в фетиш. У них высоко ценилось такое качество как беспощадность. По словам Уинстона Черчилля, коммандос были «специально подготовленными войсками типа охотников», использующими тактику «безжалостного уничтожения и немедленного исчезновения».

Их профессиональные качества и области компетенции выходили далеко за пределы тактики легкой пехоты и предполагали владение такими навыками, необходимыми охотникам, как выслеживание и наблюдение, скрытное передвижение и выживание в условиях дикой местности. И коммандос использовали оружие, которое ассоциировалось не столько с военнослужащими, сколько с гангстерами — взрывчатку, автоматы Томпсона и кинжалы.

Современные подразделения сил специального назначения руководствуются не только этими принципами подготовки, но и единой практикой подготовки коммандос в характерных зеленых беретах, что отличает их от регулярных подразделений, когда после изнурительных тренировок в процессе отбора они получают специальные знаки отличия.

И в силу специализированного характера их задач они (в отличие от регулярных частей) часто находятся в подчинении отдельного командования.
Все это свидетельствует о том, что, хотя подразделения сил специального назначения отличаются от Ваффен-СС по численности, набору навыков и задачам, обе эти структуры представляют собой (с точки зрения традиций, внешнего вида порядка подчинения) различные формирования в составе вооруженных сил.

«Экзотизация» спецназа, представление его как нечто особое

Качества, отличающие подразделения спецназа от регулярных подразделений, известны и тем, и другим.

«Они не такие, как все, и они знают, что они не такие, как остальные, и все остальные знают, что они отличаются от других, поэтому к ним и относятся иначе, — говорит ветеран американского спецназа США («Зеленых беретов») Майкл Йон (Michael Yon). — Они совершенно не такие, как все».

Группы, отличающиеся от своей организации в целом, могут действовать вне рамок норм, принятых в этой организации.

«Они могут изолироваться, вести себя обособленно. Они особенные или считают себя особенными, и думают, что правила на них не распространяются», — говорит отставной ветеран воздушно-десантных войск США, участник боевых действий Альфред Джонсон (Alfred Johnson).
Оказавшись в опасной ситуации, «они представляют собой маленькое племя, пытающееся выжить», говорит Джонсон, который после увольнения из армии работал в социальных службах, занимающихся проблемами преступлений с применением насилия. «Нормы меняются».

Это, безусловно, относится и к подразделениям SAS, развернутым в Афганистане. И общей чертой для «племен» охотников-воинов являются обряды инициации.

«Такие обряды посвящения были у всех человеческих племен, и они чертовски опасны — прыжки в воду со скал высотой несколько десятков метров, бег по пустыне с полным ртом воды, — говорит Джонсон. — Когда „подседаешь» на эти ритуалы, ты живешь уже не в цивилизованном мире».

Обряды посвящения существуют в современном мире в самых разных обществах — от студенческих братств до преступных банд. В воинских частях также существуют неформальные ритуалы, которые призывники вынуждены проходить и которые отличаются от официального порядка подготовки/отбора.

«Чем более элитным тебе предстоит стать, тем более экстремальным будет обряд посвящения, — говорит Джонсон. — Если ты — „морской котик», то тебе придется очень туго».

В докладе Бреретона говорится, что в SAS «обряды посвящения» были доведены до смертельно опасной крайности. В Афганистане прибывших в часть новичков заставляли расстреливать пленных. Эту процедуру называли «кровопусканием» (словом из охотничьего лексикона), которое позволяло приучить солдат к совершению убийства.

Это первая из двух статей. Во 2-й статье речь пойдет о том, как военные подразделения позиционируют своих противников в качестве «других и чужих» с помощью расовой или идеологической терминологии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.