Asia Times (Гонконг): Китай намерен укрепить военную координацию с Россией

Совместное воздушное стратегическое патрулирование военно-воздушных сил России и Китая, проведенное 22 декабря в воздушном пространстве над Японским морем и Южно-Китайским морем, представляют собой серьезное заявление по поводу геополитики в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Китайские эксперты намекают, что подобные патрулирование может в будущем стать «рутинным делом».

Во вторник китайский и российский министры обороны выступили с совместным заявлением по этому поводу. Китай направил четыре стратегических бомбардировщика H-6K, способных иметь на борту ядерное оружие, «для формирования совместного боевого порядка» с российскими бомбардировщиками Ту-95 («Медведь» по кодификации НАТО) и проведения совместного патрулирования. Это патрулирования является «частью ежегодного плана военного сотрудничества» двух стран.

В заявлении говорится, что совместное патрулирование «направлено на дальнейшее развитие китайско-российского всеобъемлющего стратегического партнерства в области координации в новую эпоху и, а также повышение уровня военной стратегической координации вооруженных сил двух стран и совместных оперативных возможностей для того, чтобы сообща защитить глобальную стратегическую стабильность».

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что 6 ноября, всего месяц назад, два бомбардировщика-ракетоносца Ту-95МС из состава Воздушно-космических сил России осуществили запланированный восьмичасовой полет над нейтральными водами Японского моря и северо-западной акваторией Тихого океана. «На некоторых участках маршрута эти стратегические бомбардировщики-ракетоносцы сопровождали истребители Су-35С».

Очевидно, что в проведении совместного с Китаем патрулирования не было абсолютной необходимости с точки зрения национальной обороны России. Все это имеет отношение к ситуации в регионе, в котором Соединенные Штаты и их партнеры наращивают свое взаимодействие.

19 декабря корабль Военно-морских сил США «Мустин» (Mustin) прошел через Тайваньский пролив; 20 декабря Тайвань провел учения с боевыми стрельбами в районе островов Пратас (Pratas Islands), расположенных в 300 километрах от континентальной части Китая. Главный остров этой группы находится в стратегически важном месте — около входа в Южно-Китайское море, где проходит основной маршрут нефтяных танкеров, направляющихся в Тихий океан.

В этом месяце Тайвань ввел в состав своих военно-морских сил ракетный корвет, который тайваньская пресса назвала «убийцей авианосцев», а произошло это тогда, когда первый китайский авианосец Народно-освободительно армии Китая «Шаньдун» (Shandong) завершил третьи морские испытания в Бохайском заливе Желтого моря, продолжавшиеся 23 дня.

Также в этом месяце десантная группировка Военно-морских сил США (US Navy Amphibious Ready Group) в составе универсального ударного десантного корабля «Остров Макин» (USS Makin Island) и десантного корабля «Сомерсет» (USS Somerset) осуществляли патрулирование в акватории Южно-Китайского моря и провели «незапланированные» боевые стрельбы.

Находящаяся под контролем государства китайская газета «Глобал таймс» (Global Times), не скрывая раздражения, назвала маневры дежурной десантной группы «демонстрацией силы со стороны Соединенных Штатов», которая «может нарушить региональную стабильность». «Китай должен быть готов к противодействию Соединенным Штатам в Южно-Китайском море и в Тайваньском проливе, независимо от того, кто сидит в Белом доме», — подчеркивается в опубликованном комментарии.

Япония в последнее время заметно активизировалась и предложила западным странам-единомышленникам направить военные подразделения на Дальний Восток. Токио таким образом дал понять, что эти страны объединяет стремление к тому, чтобы Индо-Тихоокеанский регион был свободным и открытым.

Военно-морские силы Соединенных Штатов, Франции и Япония провели в этом месяце совместные учения в Филиппинском море, сосредоточив внимание на борьбе с подводными лодками, а еще одни учения планируется провести в мае на одном из удаленных японских островов. Соединенное Королевство планирует в начале будущего года направить ударную авианосную группу для проведения совместных учений с Военно-морскими силами США и с Морскими силами самообороны Японии.

Министр обороны Японии Нобуо Киси провел в этом месяце переговоры с министром обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр, в ходе которых «выразил надежду на то, что «немецкий военный корабль» в 2021 примет участие в совместных с Морскими силами обороны Японии учениях. Японская сторона также выразила надежду на то, что «нахождение немецкого военного корабля в тех водах», на которые претендует Пекин, «будет способствовать усилиям международного сообщества по обеспечению права прохода морских судов через Южно-Китайское море».

На этом фоне военно-морские службы США обнародовали комплексную военно-морскую стратегию, которая призывает использовать «более напористый подход для победы в каждодневном соревновании [с Китаем], поскольку мы поддерживаем основанный на правилах порядок, а также удерживаем наших соперников от проведения военной агрессии». Кроме того, министр Военно-морских сил США Кеннет Брейтуэйт (Kenneth Braithwaite) призвал к воссозданию Первого флота «на перекрестке морских путей между Индией и Тихим океаном».

18 декабря Соединенные Штаты начали выполнять договоренности, достигнутые в октябре в ходе встречи министров иностранных дел стран «Четверки» (Quad), и провели в октябре заочное совещание высокопоставленных сотрудников дипломатических служб Соединенных Штатов, Австралии, Индии и Японии. В заявлении Госдепартамента США было подчеркнуто, что четыре страны обсудили «практические аспекты координации усилий, направленных на поддержку стран, уязвимых в случае проведения злонамеренных и принудительных экономических действий в Индо-Тихоокеанском регионе».

В настоящее время появляется немало спекуляций по поводу того, каким будет подход новой администрации США к Индо-Тихоокеанскому региону. Пока избранный президент Джо Байден ничего не говорил о Четырехстороннем диалоге по безопасности (Quadrilateral Security Dialogue), но вместе с тем уже использует выражение «Индо-Тихоокеанский». При этом вместо выражения «свободный и открытый» Индо-Тихоокеанский регион (как это делает Дональд Трамп) Байден предпочитает выражение «безопасный и процветающий».

Нет сомнений в том, что с учетом важности существующих ставок Китай и Россия не будут рисковать. Проведенное во вторник совместное воздушное патрулирование отражает их общую озабоченность по поводу стратегической стабильности в этом регионе. Обе эти страны отмечают растущее вмешательство держав из других регионов, что вызывает определенные трения, а также может в дальнейшем стать серьезной угрозой для регионального мира. Тем временем, Соединенные Штаты размещают противоракетные системы и продолжают говорить о похожем на НАТО военном альянсе в Азии.

В целом, совместное патрулирование сигнализирует о том, что Китай и Россия являются «гарантией мира и стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в Евразии. Они не намерены бросить вызов региональному порядку. Они вынуждены давать ответ на действия внешних сил, которые представляют собой угрозу для региональной безопасности», — подчеркнул Ян Цзинь (Yang Jin), научный сотрудник известного исследовательского центра — Института российских, восточноевропейских и центрально-азиатских исследований Академии общественных наук Китая.

Китайские эксперты обсуждают все за и против военного альянса с Россией, и консенсусное мнение сводится к тому, что существующий формат стратегического партнерства позволяет отвечать на общие вызовы, но также предоставляет определенную гибкость для обеспечения собственных интересов каждой из сторон.

Вместе с тем, военный союз остается «последним выбором на случай самой плохой ситуации — когда Соединенные Штаты или какая-то другая страна начнет войну и заставит тем самым Китай и Россию воевать плечом к плечу», — подчеркнул Ян Цзинь.

В редакционной статье газеты «Глобал таймс» также отмечается, что «Китай и Россия не намерены создавать военный альянс, поскольку он не позволяет справиться с теми всеобъемлющими вызовами, с которыми сталкиваются эти две страны», однако давление со стороны Соединенных Штатов «представляет собой важный внешний стимул» для укрепления всеобъемлющего стратегического сотрудничества, в том числе военного«.

«Пока эти страны сотрудничают в стратегическом плане и вместе отвечают на вызовы, они способны обеспечивать эффективное сдерживание, создавать совместные силы для решения конкретных проблем, противостоять попыткам подавить эти две страны, а также позволяют сдерживать неправомерные действия Соединенных Штатов на международной арене», — подчеркивается в редакционной статье этой газеты.

Треугольник США — Россия — Китай несомненно претерпит изменения в период правления администрации Байдена, если Вашингтон будет считать Москву самой большой угрозой для национальной безопасности Америки. Пекин, действия которого не вызывают удивления, сигнализирует о том, что китайско-российское стратегическое партнерство должно оставаться тесным и должно укрепляться, чтобы противостоять возрастающему давлению со стороны Соединенных Штатов, даже если Байден ослабит напряженность в отношениях с Пекином.

Стратегический акцент является лейтмотивом необычно пространного сообщения агентства «Синьхуа», опубликованного в «Народной газете» по поводу состоявшегося 22 декабря телефонного разговора между китайским государственным советником и министром иностранных дел Ван И с его российским коллегой Сергеем Лавровым.

М. К. Бхадракумар — бывший индийский дипломат.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.