Українська правда (Украина): Украина сползает к крупнейшей гуманитарной катастрофе эпохи независимости

На протяжении последних нескольких недель, государства Европы одно за другим устанавливали все новые рекорды по количеству зараженных, а затем снова возвращались к значительно более жесткому общенациональному карантину. Где-то эта политика суровых ограничений уже подействовала. В частности, число новых случаев определенно пошло вниз в Бельгии и в Нидерландах, где еще две недели назад ситуация приближалась к катастрофической. А где-то — прежде всего во Франции, в Испании и в соседней Польше — тенденции все еще остаются довольно тревожными.

Преждевременно отменив жесткий карантин в марте — апреле, Украина в течение прошлых нескольких месяцев фактически ничего не предпринимала для системного сдерживания все более стремительного наступления covid-19. Еще в конце сентября самые авторитетные медики и эпидемиологи били тревогу: без введения более жестоких карантинных мероприятий систему здравоохранения самое позднее в начале зимы с неизбежностью настигнет коллапс. Но государству и обществу, которые были заняты местными выборами, было не до того.

Ведь владельцы и сотрудники, занятые в малом бизнесе, готовы были растоптать любого, кто осмелился бы говорить о необходимости усиления карантина, а кандидаты в мэры и местные депутаты это прекрасно понимали. Но цифры последних недель оказались таковы, что дальше тянуть было уже некуда. Хотя, наверное, очень хотелось потянуть хотя бы до второго тура «мэрских» выборов в ряде крупных городов.

Присутствующие на заседании кабмина одиннадцатого ноября признавались, что министр здравоохранения Максим Степанов срывался на крик, рисуя апокалиптические картины уже ближайшего будущего, когда больные будут умирать в переполненных приемных покоях больниц, не имея никаких шансов получить место хотя бы в коридоре. И правительственное решение все-таки появилось. Как всегда, половинчатое: значительно более эффективным (как показал опыт Израиля, стоявшего на пороге катастрофы полтора месяца назад) был бы суровый трехнедельный локдаун.

Такие меры не преодолели бы эпидемии окончательно, но радикально снизили бы нагрузку на систему здравоохранения и спасли бы тысячи и тысячи жизней. Но и принятое правительством решение — положительное уже хотя бы тем, что государство наконец снова объявило уже не об «адаптивном», а об общенациональном карантине, хотя пока только — «выходного дня». Такими действиями была снята ответственность за определение уровня карантинных мероприятий с местной власти, неспособной учитывать что-то другое, кроме настроений определенных активных слоев своего электората, на что убедительно продемонстрировала реакция на постановление тех мэров, которых еще ожидает второй тур.

Наверное, это правительственное решение не безупречно — к сожалению, совершенным не может быть ни один шаг ни одной власти в этой чрезвычайно сложной и неординарной ситуации, и мировой опыт последних месяцев это убедительно демонстрирует. Оно прогнозируемо натолкнулось на решительное неприятие тех, кого затрагивает в первую очередь — ведь рестораны, бары, пиццерии, кальянные, кинотеатры и т. п. генерируют до половины своего недельного дохода именно в выходные дни.

Работников ресторанного бизнеса, три сотни которых вышли в среду на протест зданию правительства, а тысячи — к мэриям по всем другим городам государства, по-человечески понять можно. Но в условиях беспрецедентных вызовов, которые стоят не только перед Украиной, но и перед целым миром, общество должно понимать и другое: существуют ситуации, при которых ответственная власть обязана ограничивать даже самый важный для экономики бизнес, который одновременно несет угрозы здоровью и жизням большинства граждан.

Сегодня полезно напомнить о том сопротивлении, которое оказывала могучая табачная промышленность разнообразным антитабачным решениям последних десятилетий. Аргументами ее так же были рабочие места и недополученные бюджетами налоги. При этом разнообразные проплаченные ею «эксперты» всячески сводили к минимуму, или вообще отрицали вредность курения. Однако под влиянием неопровержимых аргументов медиков, правительства многих стран в конце концов пошли на решительные антитабачные ограничения — и число курильщиков в европейских государствах сократилось за последние десятилетия вдвое.

Соответственно сократилось и число связанных с курением смертей. И именно курение из признака мужества, шарма или аристократизма (вспомним героев фильмов 1960-70-х годов: почти все они — с сигаретой, трубкой или сигарой) превратилось в осуждаемую большинством общества вредную привычку.

До недавнего времени рестораны с барами, в отличие от табачных фабрик, опасности не представляли. Но к сожалению, с появлением нового коварного вируса ситуация в мире радикально изменилась, и поэтому следует честно признать: ночные клубы, рестораны, бары, пиццерии, кальянные, парикмахерские в условиях пандемии часто являются не медленными (как сигареты), а молниеносными убийцами. Ведь абсолютное большинство заражений covid-19 происходит при личном контакте воздушно-капельным путем. А все перечисленные заведения остаются идеальной средой для таких относительно длительных (час и дольше) контактов.

И если человек в хорошо подогнанной маске в течение нескольких минут пребывания в продуктовом магазине обладает неплохим шансом не заразиться, даже если за ним в очереди окажется инфицированный человек, то тот же инфицированный, сидя в закрытом помещении ресторана без маски, с большой вероятностью заразит большинство соседей — так же без масок! — не только за своим, но и за соседними столиками.

Украинской статистикой, к сожалению, мы не располагаем- в силу того, что наша система эпидемических расследований фактически уже обвалилась из-за лавинообразного увеличения числа новых заражений. Но обнародованные в сентябре в Швейцарии цифры связывают большинство случаев новых заражений именно с заведениями такого рода. Буквально на днях аналогичные цифры по фатальности дружеских посиделок в компании за столом опубликованы и в Швеции, на сегодняшний день стоящей на пороге введения жестких карантинных ограничений, которые до сих пор всячески старалась избежать.

Наверное, и на Украине на самом деле происходит что-то аналогичное. Но в то же время, стоит отметить, что большой удельный вес в распространении вируса у нас занимает переполненный общественный транспорт с практически отсутствующим до сих пор контролем за масочным режимом у пассажиров, а также рабочие места, где большинство украинцев масок не носят и дистанцию не соблюдают. Но в транспорте и на рабочих местах можно, по крайней мере, попытаться отследить соблюдение масочного режима — что во многих других странах успешно и делают, и что вынуждены будем делать и мы, если элементарно хотим выжить. А вот в ресторанах это априори невозможно в силу их специфики.

Разве что наиболее продвинутые из них, следуя западному образцу, начнут задействовать открытые террасы с далеко расположенными столиками и мощными калориферами между ними. Вместе с тем, остановка работы транспорта и производства парализует всю жизнь общества, в том числе и медицинскую систему, а ограничение работы ресторанов больно ударит по очень важной, но отдельной — экономической отрасли.

И как бы ни старалась Европейская бизнес-ассоциация в своем обнародованном одиннадцатого ноября обращении заявлять о социальной ответственности нашего бизнеса, личный ежедневный опыт каждого из нас свидетельствует об обратном. Действительно существуют положительные примеры отдельных крупных сетей магазинов. Или таких «интеллектуальных» сервисов, как компьютерные мастерские.

Но, к сожалению, обычный мелкий украинский предприниматель (владелец или сотрудник бара, парикмахерской, кальянной, водитель маршрутки, таксист и т. п.) готов и не соблюдать никаких ограничений и рекомендаций минздрава, лишь бы не отпугнуть ни одного лишнего клиента, который таких ограничений не хочет и их значение не понимает. Работники ресторанного бизнеса, протестующие сегодня, до последнего времени преимущественно охотно обслуживали различные массовые мероприятия, несмотря на то, что они официально запрещены минздравом еще с марта месяца.

А именно эти свадьбы с днями рождения и корпоративами еще летом положили начало новой мощной волне эпидемии, —тем самым вложив свой вклад в сегодняшнюю неизбежность более жесткого карантина. Поэтому во время пандемии логично было бы на каждом ресторане, баре или парикмахерской написать предостережение (подобно тому, какое пишут на пачках с сигаретами): заходя в наше заведение, вы повышаете для себя риск инфицироваться covid-19. Только так, наверное, можно побудить хотя бы часть граждан вести себя ответственнее: отказаться от посиделок в кафе или шопинга в переполненном торгово-развлекательном центре, чтобы просто пройтись пешком.

Конечно, это не снимает с государства ответственности за поддержку тех, по кому в первую очередь ударят карантинные мероприятия. И прежде всего оно должно позаботиться о заведениях культуры: театрах, кинотеатрах, музеях, книжных магазинах — потеряв которые, мы откатимся далеко назад. Ведь, к сожалению, театры с кинотеатрами тоже сегодня становятся опасными: значительная часть посетителей спускает маски на подбородок, как только гасится свет, а их соседи — пусть даже «через кресло» — сразу же оказываются в ситуации тесного контакта с ними на протяжении нескольких часов.

Но в то же время и представители бизнеса должны понимать: пандемия закончится не завтра, и определенным видам предпринимательской деятельности уже сегодня стоит начать переориентироваться, чтобы не зарабатывать и дальше деньги, фактически предлагая клиентам сыграть в «русскую рулетку». Именно так перенаправились на другие производства отдельные ответственные представители некогда уважаемого и респектабельного табачного бизнеса.

Не говорю уже о том, что и мелкие, и крупные бизнесмены должны все-таки начать действовать ответственно и надевать маски не только на протестных акциях у здания правительства. Они неуклонно должны требовать ношение масок и соблюдение дистанции так же и от своих клиентов. А государство, в свою очередь, должно жестко контролировать соблюдение принятых им самим карантинных решений. Ведь если бы все понимали необходимость изменить свое устоявшееся поведение еще полгода назад — ситуация на Украине была бы совсем иной.

Об этом может убедительно свидетельствовать пример Китая, где на сегодняшний день в миллиардной стране ежедневное количество новых случаев измеряется каким-то двумя-тремя десятками. Но где все граждане до сих пор послушно носят маски на работе и во всех публичных местах. И здесь наше общее будущее будет зависеть от того, сможет ли власть в ближайшее время проявить решительность демонстративно наказать хотя бы двух-трех мэров, которые наиболее вызывающе нарушают на своей территории противоэпидемические меры общегосударственного уровня.

И насколько эффективно она будет останавливать запрещенную в выходные дни работу различных заведений с громкими именами влиятельных владельцев. Хотя только репутационные убытки от одного-единственного общеизвестного теперь киевского ресторана должны были бы побудить ее действовать здесь весьма решительно.

Я не завидую премьер-министру Денису Шмыгалю. Решение, которое он принял одиннадцатого ноября, при всей своей половинчатости вызвало и еще вызовет шквал критики, протестов, демонстраций, пикетов, перекрытий дорог, истерических постов в социальных сетях. И здесь ничего удивительного нет: то же самое сегодня происходит во всех без исключения государствах Европы, где мелкие предприниматели вместе с частью молодежи (которая убеждена, что для нее риска нет, а старшие могут и умирать) и достаточно многочисленным, агрессивно настроенным, слоем общества, которое вообще считает пандемию выдумкой, устраивают шумные акции с погромами.

Важно, чтобы украинское государство при этом выстояло. А украинские полицейские могли корректно, но решительно противодействовать всем антисоциальным акциям и заявлениям, включая мелкий бизнес и мэров крупных городов. И, что еще не менее важно, украинские власти вместе с экспертами — медиками и учеными должны терпеливо объяснять гражданам неизбежность именно таких действий. Потому что решение одиннадцатого ноября, к сожалению, не последнее.

Нам придется идти и на другие болезненные шаги, самым первым, из которых, наверное, должно стать распространение масочного режима так же и на общественные места под открытым небом, где соблюдение социальной дистанции невозможно. Как это уже сделано почти во всех европейских столицах. Ведь альтернатива этому только одна — тысячи и тысячи новых смертей. Неизбежно может наступить ситуация, когда уже совсем скоро каждый украинец при неблагоприятном развитии событий не будет иметь никакой надежды на профессиональную медицинскую помощь для себя или для близкого человека. А потери от пандемии на Украине уже в разы превысили все боевые потери на восточном фронте за все годы необъявленной российско-украинской войны.

И напоследок. Если темпы распространения болезни удастся сдержать более-менее на сегодняшнем уровне, к концу года от нее еще умрут не меньше чем девять тысяч украинцев. Это примерно столько же, сколько умерло с середины марта. Однако если сопротивление мелких бизнесменов наряду с поддержкой мэров окончательно погрузит нашу медицину в коллапс, точной цифры жертв не предскажет никто — но она точно станет в разы больше. И это будут не только одни пенсионеры.

Об этих цифрах сегодня должны буквально кричать все ответственные СМИ. Возможно, только так удастся переломить ситуацию сползания к крупнейшей гуманитарной катастрофе эпохи украинской независимости.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.