The New York Times (США): возвращение великодержавной политики

После многодневных, жестоких и кровопролитных боевых действий между армянами и азербайджанцами в спорном анклаве Нагорный Карабах и вокруг него установилось перемирие. Столкнувшись с угрозой поражения, армянская сторона практически капитулировала. В Карабах уже отправились российские миротворцы, которые будут следить за выполнением нового мирного соглашения.

Это очень важный момент. Военная и политическая карта Южного Кавказа претерпела коренные изменения. Удалось спасти много жизней. Сотни тысяч азербайджанских беженцев, покинувших свои дома из-за конфликта в конце 1980-х — начале 1990-х годов, могут теперь порадоваться возможности вернуться. А армяне подавлены и напуганы.

Да и геополитическая картина не очень-то привлекательна. Посредниками в переговорном процессе стали два крупных самовластных соседа Россия и Турция, которые теперь воспользуются своими достижения для самовосхваления и реализации собственной повестки. Для них важны не люди, а войска и транспортные коридоры. США вместе с европейскими странами хоть и остались официальными посредниками, но оказались в безвыходном положении, расплачиваясь за свое многолетнее бездействие в карабахском конфликте.

Этот конфликт, начавшийся в своей современной форме в 1988 году, может претендовать на звание самого труднопреодолимого спора в Европе. В нем стремление армянского большинства Нагорного Карабаха к самоопределению наталкивается на право Азербайджана владеть этой территорией по международному законодательству. Будучи не в состоянии вести диалог, стороны стремились решить этот спор силой оружия. В 90-х годах армянская сторона одержала победу, дорого заплатив за нее. 27 сентября Азербайджан начал военные действия, чтобы поквитаться за поражение и вернуть утраченные земли.

Большие перемены наступили в ночь с 9 на 10 ноября. После шести недель боевых действий, в ходе которых Азербайджан вернул значительную часть утраченных территорий, армянское руководство, столкнувшись с реальной угрозой военного поражения на всех фронтах, в отчаянии согласилось на мирный договор из девяти пунктов, о котором было объявлено в Москве. Это вызвало беспорядки в армянской столице Ереване. Премьер-министр Армении Никол Пашинян может лишиться своего поста в результате кризиса, который он во многом сам спровоцировал и усугубил, выступая с патриотическими речами, но отказываясь от серьезных дипломатических усилий. Но у его преемника, кто бы он ни был, не останется выбора, и он будет вынужден признать заключенное соглашение.

Человеческие потери от нового конфликта огромны. Полагают, что конечная цифра погибших превысит 5 000. Также погибло более 100 человек из числа гражданского населения.

Азербайджан одержал большую победу. Более 26 лет он страдал от унизительного военного поражения, отдав армянам спорную территорию Нагорного Карабаха и все окружающие его районы. Сейчас, одержав верх в новой войне, он готов вернуть эти земли. Более полумиллиона перемещенных лиц получат право и возможность вернуться. Более того, Азербайджан сохранит за собой исторический горный город Шушу, расположенный в центре анклава (армяне называют его Шуши). Он имеет огромное культурное значение, и прежде большую часть его населения составляли азербайджанцы.

Подготовившая соглашение Россия тоже стала победительницей. В отличие от других конфликтов на постсоветском пространстве, в Нагорном Карабахе ее солдаты никогда не присутствовали. А теперь они там появятся. На линию разграничения отправлены 1 960 миротворцев. Таким образом, Россия внезапно усилила свое военное присутствие в регионе, где она начинала утрачивать влияние.

Турция тоже добилась определенных успехов. Оказав решающую военную поддержку своему союзнику Азербайджану, она получила от него обещание создать транспортный коридор, который существенно расширит ее восточные горизонты. Этот коридор пройдет с востока Турции через азербайджанский эксклав Нахичевань до Каспийского моря. По сути дела, это будет новый торговый путь в Центральную Азию.

Армяне проиграли, и это поражение стало для них болезненной травмой. Они дорогой ценой заплатили за плачевные итоги военных действий и многолетнюю бескомпромиссность в отношении оккупированных в начале 90-х азербайджанских земель. Все, что им удалось сохранить в результате сделки, это большая часть спорного анклава с армянским населением, включая главный город Степанакерт, а также получить защиту в лице российских миротворцев. Но они уступили часть Нагорного Карабаха азербайджанским войскам. Окончательный статус этого региона по-прежнему вызывает сомнения.

Это соглашение уместилось на одной странице. Там есть множество вопросов без ответа и возможных ловушек. Та резкость и неожиданность, с которой оно было заключено, очень сильно напоминает о безжалостной великодержавной политике на рубеже 20 века.

Впервые за 100 лет (с осени 1920 года) в регионе появятся российские и турецкие войска. В те времена, как и в годы правления многочисленных царей и султанов, Владимир Ленин и Мустафа Кемаль Ататюрк продиктовали условия, повели новые границы и разграничили сферы влияния. Тогда, как и сейчас, Россия и Турция исключили западные страны из процесса принятия решений.

Многие «мирные соглашения», достигнутые при посредничестве крупных держав в разных регионах мира, потерпели неудачу, потому что оставшиеся обиды и недовольства не были устранены, а озлобленные участники конфликтов мешали их урегулированию. Если это соглашение окажется недостаточно прочным и продуманным, в частности, что касается защиты и безопасности армян Нагорного Карабаха, то оно может точно также развалиться и вызвать новый конфликт.

Поэтому для достижения прочного и устойчивого мира между армянами и азербайджанцами нужна серьезная работа по множеству вопросов. Среди них: содействие безопасному возвращению беженцев, восстановление, разминирование, гуманитарная помощь, борьба с нарушениями прав человека, предоставление возможности международным организациям и ведомствам ООН работать в изолированном Нагорном Карабахе. Над всем этим грозно нависает ожесточенное столкновение исторических и национальных концепций и стереотипов, в силу чего конфликт в Нагорном Карабахе является одним из самых деструктивных и вредоносных в мире.

У политиков в Москве и Анкаре мало опыта и знаний для решения этих вопросов. Да и интереса к их решению у них тоже нет. И здесь очень многое могут предложить западные страны и международные организации. Им придется скромно признать, что все эти годы они мало занимались этим конфликтом. А еще им придется сотрудничать с Россией, несмотря на неизбежную неловкость. Но масштабный международный вклад чрезвычайно важен. Подписанное ночью 9 ноября — это только сделка по Нагорному Карабаху. Чтобы достичь мира, придется сделать гораздо больше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.