СК отменил свое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту самоубийства Ирины Славиной

СК отменил свое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту самоубийства Ирины Славиной

СК отменил свое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту самоубийства Ирины Славиной
Semyon Orlov / wikimedia.org

Управление СК по Нижегородской области отменило собственное постановление, в котором говорилось об отказе в возбуждении уголовного дела из-за самоубийства Ирины Славиной. Об этом NN.RU сообщил адвокат Александр Караваев, представляющий родных погибшей журналистки.

По словам адвоката, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено еще до того, как как семья Славиной получила его по почте. Юридически это означает, что постановление признано незаконным и необоснованным, и что проверка будет продолжаться. По ее результатам может быть вынесено постановление как об отказе в возбуждении уголовного дела по факту гибели Ирины Славиной, так и о возбуждении уголовного дела.

По словам адвоката, об отмене решения он узнал от следователя по телефону, поскольку отдел СК, занимающийся делом Славиной, находится на карантине по COVID-19. Караваев считает, что проверка по факту гибели журналистки проведена не полностью, и что к ее выводам следует относиться критически. О неполноте проверки свидетельствует и сама отмена только что вынесенного отказного постановления.

Ранее сообщалось, что следователь не усмотрел «объективных данных» для возбуждения уголовного дела о доведении до самоубийства, а обыск у Славиной, ставший для этого поводом, якобы проходил «при корректном поведении участников».

Славина в тот день рассказала в Facebook, что в 6 утра к ней с бензорезом и фомкой вошли 12 человек. Будучи голой, ей пришлось одеваться под присмотром незнакомой женщины, позвонить адвокату ей не дали. Обыск продолжался четыре часа. Позже в тот же день Славина совершила самосожжение возле здания нижегородского МВД, написав перед этим на своей странице: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию».

СУ СК по Нижегородской области сразу же заявило, что самоубийство журналистки не связано с обыском. В президентском Совете по правам человека это утверждение назвали «верхом цинизма, человеческой и профессиональной несостоятельности», отметив, что обыск был сопряжен с «унижением человеческого и профессионального достоинства».

В новом постановлении СК также приводятся результаты комплексной посмертной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Славиной. Утверждается, что она «с высокой степенью вероятности обнаруживала признаки психического расстройства в форме смешанного расстройства личности», о чем свидетельствуют частая смена мест работы по причине «неуживчивости и конфликтности», отсутствие близких друзей, «перепады настроения», «эгоизм», «иронично-экзальтированная манера» написания постов в соцсетях.

После самоубийства Славиной независимый профсоюз журналистов, главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, председатель «Яблока» Николай Рыбаков, штаб Алексея Навального, движение «Голос» просили СК и Генпрокуратуру возбудить дело о давлении следствия и доведении журналистки до самоубийства. В СПЧ, помимо этого, потребовали проверить обоснованность обыска у журналистки.

«Открытая Россия», правозащитный центр «Мемориал» и фонд «Общественный вердикт» потребовали прекратить «обыски устрашения» и практику проведения «безотлагательных» обысков, при которой таковым становится каждое второе следственное действие. По мнению коллег и близких Славиной, причиной ее самоубийства стало постоянное давление и преследование со стороны силовиков.

До обыска в отношении Славиной было возбуждено пять административных дел. Ей присудили штрафы за организацию марша памяти Бориса Немцова, за пост в Facebook с критикой установки доски в честь Сталина в городе Шахунье, за «фейк» о коронавирусе (после ее гибели дело прекратили), за репост новости об оппозиционном форуме «Свободные люди».