СК отказался возбуждать дело о доведении до самоубийства Ирины Славиной

СК отказался возбуждать дело о доведении до самоубийства Ирины Славиной СУ СКР по Нижегородской области отказалось возбуждать уголовное дело о доведении до самоубийства или склонении к нему главного редактора портала Koza.press Ирины Славиной и сочло "корректным" обыск, прошедший у нее в день трагедии ранним утром

СУ СКР по Нижегородской области отказалось возбуждать уголовное дело о доведении до самоубийства или склонении к нему главного редактора портала Koza.press Ирины Славиной и сочло «корректным» обыск, прошедший у нее в день трагедии ранним утром
Moscow-Live.ru / Акишин Вячеслав

СУ СКР по Нижегородской области отказалось возбуждать уголовное дело о доведении до самоубийства или склонении к нему главного редактора портала Koza.press Ирины Славиной и сочло «корректным» обыск, прошедший у нее в день трагедии ранним утром. Адвокат Александр Караваев, представляющий мужа и детей журналистки, сообщил «Коммерсанту», что следователь по особо важным делам Владимир Карпухин отказал в возбуждении уголовного дела еще 2 ноября, но сам документ семья получила только 13 ноября.

Следователь не усмотрел «объективных данных», которые бы подтвердили состав преступления по статьям 110 или 110.1 УК РФ. Обыск по делу о сотрудничестве с «нежелательной» организацией «Открытая Россия», в результате которого у Славиной изъяли всю оргтехнику и даже блокноты с рабочими записями, хотя у нее был только статус свидетеля, согласно постановлению СК, проходил «при корректном поведении участников», о чем якобы писала и сама журналистка.

Славина в тот день рассказала в Facebook, что в 6 утра к ней с бензорезом и фомкой вошли 12 человек. Будучи голой, ей пришлось одеваться под присмотром незнакомой женщины, позвонить адвокату ей не дали. Обыск продолжался четыре часа. Позже в тот же день Славина совершила самосожжение возле здания нижегородского МВД, написав перед этим на своей странице: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию».

СУ СК по Нижегородской области сразу же заявило, что самоубийство журналистки не связано с обыском. В президентском Совете по правам человека это утверждение назвали «верхом цинизма, человеческой и профессиональной несостоятельности», отметив, что обыск был сопряжен с «унижением человеческого и профессионального достоинства».

В новом постановлении СК также приводятся результаты комплексной посмертной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Славиной. Утверждается, что она «с высокой степенью вероятности обнаруживала признаки психического расстройства в форме смешанного расстройства личности», о чем свидетельствуют частая смена мест работы по причине «неуживчивости и конфликтности», отсутствие близких друзей, «перепады настроения», «эгоизм», «иронично-экзальтированная манера» написания постов в соцсетях.

По словам адвоката Караваева, проверка продолжается, но ею занимается «тот же самый СКР», что проводил обыск: «Тот же самый следователь и выясняет, не нарушил ли он или его подчиненные какие бы то ни было нормы права в отношении Славиной». В связи с этим муж и дети погибшей настаивают на передаче материалов в центральный аппарат СКР. Впрочем, со слов защитника, следователь готовится отменить собственный отказ возбуждать дело, но документального подтверждения тому пока нет.

После самоубийства Славиной независимый профсоюз журналистов, главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, председатель «Яблока» Николай Рыбаков, штаб Алексея Навального, движение «Голос» просили СК и Генпрокуратуру возбудить дело о давлении следствия и доведении журналистки до самоубийства. В СПЧ, помимо этого, потребовали проверить обоснованность обыска у журналистки.

«Открытая Россия», правозащитный центр «Мемориал» и фонд «Общественный вердикт» потребовали прекратить «обыски устрашения» и практику проведения «безотлагательных» обысков, при которой таковым становится каждое второе следственное действие. По мнению коллег и близких Славиной, причиной ее самоубийства стало постоянное давление и преследование со стороны силовиков.

До обыска в отношении Славиной было возбуждено пять административных дел. Ей присудили штрафы за организацию марша памяти Бориса Немцова, за пост в Facebook с критикой установки доски в честь Сталина в городе Шахунье, за «фейк» о коронавирусе (после ее гибели дело прекратили), за репост новости об оппозиционном форуме «Свободные люди».