Россия — настоящая Швеция: единственное место в Европе, где позволено все (The Telegraph, Великобритания)

Всего несколько недель назад Борис Джонсон предположил, что британцы слишком «свободолюбивы», чтобы соблюдать ограничения, введенные в связи с распространением covid-19. Но теперь, когда Великобритания вступает в свой второй общенациональный локдаун, в одной европейской стране, которая вряд ли может похвастаться уважительным отношением к личным свободам своих граждан, жизнь продолжается практически в обычном режиме. Эта страна — Россия.

Действительно, Москва может претендовать на статус европейской столицы, в которой действуют самые мягкие карантинные меры, хотя показатели ежедневного прироста заболевших covid-19 бьют все рекорды, а больницы в российской провинции с трудом справляются со второй волной заболеваемости. Ночные клубы открыты, и по выходным там до сих пор много людей: посетители этих заведений должны просто пройти процедуру регистрации при входе в ночной клуб с помощью своих телефонов. В барах и ресторанах как никогда много посетителей.

Театры, кинотеатры и музеи работают в обычном режиме, хотя там все же следят за соблюдением требования о социальной дистанции, а на входе посетителям измеряют температуру. Знаменитый Большой театр вновь открыл свои двери в сентябре и предлагает гостям полный репертуар, хотя в него пришлось внести некоторые коррективы после того, как у нескольких исполнителей была обнаружена коронавирусная инфекция.

Россия движется в противоположном направлении по сравнению со Швецией, которая в самом начале этой пандемии придерживалась гораздо более либерального подхода, нежели другие европейские страны, а теперь начинает вводить более жесткие ограничения, в том числе ограничения на число посетителей ресторанов и на число участников массовых собраний (не более 50 человек).

Весной этого года в Москве действовали жесткие карантинные меры, и, чтобы выйти из дома, жители столицы должны были оформлять цифровые пропуска. Развитая система видеонаблюдения столицы помогала ловить нарушителей карантинного режима. В видео, наводнивших соцсети, полиция задерживала жителей столицы, которые вышли на пробежку или на шашлыки, а просторные станции московского метро были полупустыми. Кремль закрыл границы России: он не только запретил иностранцам въезжать на территорию России, но и запретил россиянам ее покидать, если для этого не было веских причин.

Однако уже в июне президент России Владимир Путин объявил о «победе» над коронавирусом. Власти страны отменили карантинные ограничения, чтобы россияне смогли проголосовать на референдуме по вопросу о внесении поправок к конституции, позволяющих Путину управлять страной до 2036 года. 

С тех пор Россия больше не оглядывалась назад. Не считая масок в магазинах и общественном транспорте — время от времени полиция проводит специальные рейды, а в московском метро недавно стали крутить видеоролик, в котором эффектная молодая пара в масках и перчатках танцует в вагоне метро, — жизнь столицы мало чем отличается от жизни до начала пандемии.

Кремль передал ответственность за принятие решений касательно ограничений властям регионов, недвусмысленно дав понять, что российская экономика должна работать. (Власти Москвы потребовали, чтобы работодатели перевели треть своих сотрудников в режим удаленной работы, перевели учеников средней школы на дистанционное обучение, а власти Московской области ввели режим самоизоляции для людей старше 65 лет. Роспотребнадзор рекомендовал запретить работу развлекательных заведений и заведений общественного питания, и, хотя Москва проигнорировала эти рекомендации, Санкт-Петербург к ним прислушался.)

Чиновники заявляют, что «никто не хочет убивать бизнес», и настаивают, что они не планируют вводить второй локдаун несмотря на то, что на этой неделе в России было впервые зафиксировано более 19 тысяч новых случаев заболевания за сутки. В октябре в сети появились видео, в которых показано, как в коридорах больниц скапливаются тела жертв коронавируса, а врачи предупреждают, что они работают на пределе своих возможностей. 

В России, которая занимает четвертое место в мире по числу заболевших, было зарегистрировано почти 1,7 миллиона случаев заражения и около 30 тысяч смертельных случаев. Уровень смертности в России ниже, чем в других странах, серьезно пострадавших от коронавируса, и многие эксперты предполагают, что российские власти попросту занижают показатели смертности. Сами российские власти отвергают эти обвинения. 

«Я думаю, есть понимание того, что российская экономика не выдержит еще один локдаун, который может продлиться несколько недель или даже месяцев», — сказала политический аналитик Екатерина Шульман, которая является членом совета Кремля по правам человека. По ее словам, чтобы защитить свою экономику, России приходится трудиться усерднее, нежели западноевропейским странам, таким как Соединенное Королевство и Франция, где сейчас снова ввели локдаун, потому что «мы — более бедная страна».

«Это напоминает пьесу Бернарда Шоу «Пигмалион», где отца главной героини спрашивают: «Послушайте, но неужели у вас совершенно нет чувства морали?» На что он отвечает: «Оно мне не по карману, хозяин»». Шульман также указала на негативную реакцию общественности на весенний карантин, который стал причиной падения личного рейтинга Путина до рекордно низкого уровня. Это является еще одним фактором, влияющим на действия Кремля.

Россия продвигает свою вакцину, которая вызывает множество споров. Еще летом Путин заявил, что эта вакцина «безопасна» и готова к применению, хотя в тот момент она еще не прошла финальную стадию клинических испытаний. Власти Москвы надеялись вакцинировать значительную часть населения столицы уже к концу этого года, однако проблемы с ее производством могут отложить ее массовый выпуск до начала 2021 года. 

До того времени власти будут воздерживаться от любых новых мер «до последнего момента», как сказала аналитик Татьяна Становая, добавив, что отсутствие политической оппозиции и свободных СМИ в России приводит к тому, что мало кто решается оспаривать нынешний подход Кремля. «Весной главным «лоббистом локдауна» стал [мэр Москвы] Сергей Собянин, — объяснила она. — Он стал объектом всеобщей критики, и он больше не хочет оказаться на линии огня. Таким образом, сейчас никто не станет призывать к ужесточению мер». 

По словам Становой, такое отсутствие дискуссий означает, что в России «меньше неопределенности» вокруг того, как бороться с вирусом, нежели в Западной Европе. В условиях политической системы, которая опирается прежде всего на видимость стабильности, «власти хотят, чтобы ситуация была как можно спокойнее и нормальнее».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.