Хуаньцю шибао (Китай): российско-американские отношения сталкиваются с «повторным регулированием»

Хотя результаты президентских выборов в США еще не объявлены официально, судя по мнениям ведущих СМИ и лидеров многих стран, Америка вот-вот вступит в эпоху Джо Байдена. Оглядываясь назад на последние четыре года американо-российских отношений, можно сказать, что обе стороны постоянно стремились к некоторому прорыву. Особенно в начале этого года, когда лидеры США и России вспомнили о «духе Эльбы» и попытались найти новые возможности для улучшения отношений с помощью таких повесток, как энергетика, борьба с эпидемиями и контроль над вооружениями. Но, судя по заявлениям Байдена и прошлой политике Демократической партии в отношении России, «российская угроза» может стать для него и Демократической партии важной опорой для достижения трансатлантического консенсуса. Соединенные Штаты могут вернуться к давлению на Россию, вплоть до возвращения к традиционной стратегии «сдерживания и ослабления». Конкретно говоря, будущие отношения между США и Россией могут претерпеть следующие изменения.

Во-первых, возможность реконструировать «пограничное сдерживание» трансатлантического партнерства станет приоритетом. Хотя за последние четыре года правительство США не меняло рамок санкций против России, оно редко предпринимало какие-либо шаги для «помощи Европе в сопротивлении России» и неоднократно подавало сигналы смягчения отношения к РФ. Однако в то же время они сохраняли бдительность в отношении любого сближения между Европой и Россией и даже ввели новые санкции в отношении проекта газопровода «Северный поток — 2». Этот кажущийся противоречивым подход ухудшил и без того напряженные отношения между США и западными странами. У НАТО, одной из основных организаций Трансатлантического альянса, «диагностировали» «смерть мозга».

Недавно Байден вызвал общественное беспокойство, затронув позицию России в международных отношениях США. Он сказал, что «самая большая угроза для Америки прямо сейчас с точки зрения разрушения нашей безопасности и союзов — это Россия». Многие аналитики считают, что по сравнению с расплывчатой ​​политикой нынешнего правительства в отношении России Байден может изменить позицию администрации Трампа в отношении союзников, согласно которой они считаются «отрицательным капиталом», усилить политическую, экономическую и военную поддержку Украины и стран Балтии, укрепить позиционирование этих стран в качестве «передней линии сопротивления России» и с помощью формирования «общей угрозы» укрепить внутреннюю сплоченность НАТО. В то же время он сможет ослабить политическую и дипломатическую независимость Европы и свяжет европейскую политику касательно России с американо-российскими отношениями.

Во-вторых, может быть сделан акцент на структурные противоречия и конфликты ценностей, чтобы перекроить политическую «красную линию» с Россией. Американские стратегические круги в целом считают, что политика нынешнего правительства США «Америка прежде всего» привела к кризису демократических ценностей во всем мире. В ходе предвыборной кампании Байден неоднократно подчеркивал, что создаст «единый фронт» демократических стран. Бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон также заявила, что восстановление общего понимания демократических ценностей в Соединенных Штатах и ​​странах-союзниках будет одной из главных задач администрации Байдена.

Поэтому, если к власти придет Байден, он, скорее всего, определит американо-российские отношения как противостояние между «демократией и автократией», усилит синхронизацию американских и европейских санкций против России и сделает акцент на украинском вопросе, «линии Путина» и других структурных противоречиях в американо-российских отношениях. Он может воспользоваться ослаблением контроля России над постсоветским пространством для продвижения «новых цветных революций», а демократия и права человека станут движущей силой для сохранения лейтмотива американо-российской конфронтации.

В-третьих, будут приняты ответные меры против так называемого «вмешательства» России в выборы в США. Демократическая партия считает, что кибервойна и медиа-война, которую спровоцировала Россия, привели к тому, что в 2016 году Хиллари Клинтон проиграла выборы с небольшим отставанием. В сентябре этого года директор Федерального бюро расследований США Кристофер Рэй заявил, что поддерживаемая российским правительством хакерская организация с помощью распространения ложной информации «оклеветала» Байдена в попытке ослабить доверие избирателей к Демократической партии. Во время кампании Байден сам просил правительство на основе опытной модели Комитета по делу «11 сентября» провести независимое расследование по поводу вмешательства России в выборы в Соединенных Штатах. Таким образом, не исключено, что Байден в будущем запустит расследование «Рашагейт» 2.0 и на основании «вмешательства в выборы» подавит внутригосударственные призывы к ослаблению санкций против России и смягчению американо-российских отношений.

Помимо субъективных факторов, российско-американские отношения также подвержены множеству объективных условий. Этот цикл ухудшения американо-российских отношений начался с нескольких антиправительственных демонстраций в России в 2011 году, а после украинского кризиса двусторонние отношения еще сильнее ухудшились. «Пустота» сотрудничества — одна из важных причин неоднократных неудач в американо-российских отношениях. Сближение интересов двух стран в традиционных областях, таких как борьба с терроризмом и контроль над вооружениями, непрерывно усиливается, в то время как сотрудничество в областях «низкой политики», таких как экономика, финансы, технологии, образование и культура, долгое время оставалось слабым. Например, объем двусторонней торговли между Соединенными Штатами и Россией в 2019 году составил всего около 27 миллиардов долларов. Хрупкие интересы, заложенные в основе двусторонних отношений, неизбежно быстро развалятся по мере возникновения новых противоречий.

С точки зрения идеологического восприятия, российско-американские отношения до сих пор не могут стереть отпечаток «наследия холодной войны». Некоторые элиты в Соединенных Штатах по-прежнему придерживаются концепции «конца истории» как основного понимания причин холодной войны и распада Советского Союза и рассматривают двусторонние отношения с точки зрения двойственности «победителей» и «проигравших». Бывший президент Америки Барак Обама признавал Россию как «крупную региональную державу», что косвенно создало сильную потребность для России по расширению своего географического пространства, чтобы сохранить свой статус «мировой державы». По мнению России, конец холодной войны — это стратегический выбор, сделанный Советским Союзом по собственной инициативе. Россия должна стать преемницей «наследия авторитета» Советского Союза как мировой державы и в полной мере участвовать в построении мировых политических систем, систем безопасности и экономики. В то же время Россия должна проявлять бдительность по поводу антироссийских действий США и стран Запада в Восточной Европе и Центральной Азии, которые традиционно являлись географической сферой влияния СССР. Всеобъемлющие различия в восприятии между двумя странами распространяются не только на действия правительств, но также на дискурсивную систему их политических элит и общественного мнения.

Однако нам также необходимо обратить внимание на новую потребность в «ограниченном компромиссе» между Соединенными Штатами и ​​Россией в условиях меняющейся международной обстановки. Недавно более сотни бывших политиков и известных ученых, в том числе бывший госсекретарь США Джордж Шульц, бывший министр обороны Уильям Перри и другие, совместно опубликовали открытое письмо «Пора переосмыслить нашу политику в отношении России», призывая американское правительство принять меры для улучшения отношений России и США. Некоторые люди в американских стратегических кругах считают, что необходимо найти путь ограниченного компромисса касательно России, особенно для того, чтобы разрушить китайско-российские «квази-альянсовые» отношения. Например, Джеймс Доббинс, бывший посол США в Европейском союзе, сказал, что Соединенные Штаты могут извлечь уроки из опыта холодной войны, чтобы сдерживать Россию с помощью угроз, информационной войны и систем альянсов, но «с вызовами, которые несет Китай, трудно справиться в одиночку».

Россия, от президента Владимира Путина до министра иностранных дел Сергея Лаврова, ясно дала понять, что она будет сохранять бдительность в отношении провокаций Соединенных Штатов против российско-китайских отношений. Даже в этом случае можно предвидеть, что, если Байден придет к власти, он все еще может воспользоваться потребностью России в продлении «Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений» (СНВ-III) для сотрудничества с ней по ограниченным вопросам, таким как глобальная стратегическая стабильность, сотрудничество в Арктике, снижение рисков военных конфликтов и урегулирование кризисов.

Чжао Лун (赵隆) — научный сотрудник Шанхайского института международных исследований

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.