Forbes (США): почему новейшие китайские истребители превосходят самые современные российские боевые самолеты

Китайский сектор военной авиации находится в огромном долгу перед русским медведем, и это относится ко всему периоду с момента консолидации власти Коммунистической партии на территории континентального Китая в 1949 году. Еще в 1950 году Советский Союз предоставил Пекину весьма эффективные истребители МиГ-15, которые, в конечном счете, вынудили Военно-воздушные силы США сократить количество дневных бомбардировок вдоль реки Ялуцзян в ходе войны в Корее. 

Через некоторое время Китай начал производство у себя на территории клонов советских истребителей МиГ-17, МиГ-19 и МиГ-21 — это были истребители J-5, J-6 и J-7, соответственно, и их производство достигло таких масштабов, что большое количество этих машин стало поставляться на экспорт. 

После развала Советского Союза в 1991 году Россия продала Китаю истребители четвертого поколения Су-27 и Су-30 («Фланкеры») — мощные самолеты со спаренными двигателями, а также с отличными характеристиками в области сверхманевренности. Авиационная корпорация Shenyang Aviation Corporation разработала три клона российского истребителя Су-27 «Фланкер» — это J-11, а также палубный вариант J-15 «Летающая акула» (Fling Shark) и ориентированный на выполнение ударных миссий J-16. 

Однако, согласно докладу, опубликованному Королевским объединенным институтом оборонных исследований (Royal United Service Institute), старейшим исследовательским центром по военным вопросам, ученик, возможно, уже превзошел своего учителя. 

Вот что пишет автор этого исследования аналитик Джастин Бронк (Justin Bronk):

«… Китай, начав с позиции зависимости от российских самолетов и другой военной техники, смог создать свои собственные современные предприятия по производству самолетов, датчиков и систем вооружений, которые превосходят по своим возможностям российские… Китай увеличивает технологический отрыв от России в большинстве направлений, связанных с разработкой боевых самолетов. Более того, российская промышленность вряд ли сможет восстановить утраченные области конкурентного преимущества, а причиной этого может стать глубокие структурные, производственные и бюджетные проблемы в сравнении с ситуацией в китайском оборонном секторе». 

Конечно же, Китай по-прежнему импортирует из России двухконтурные двигатели, но в то же время Пекин продолжает улучшать такие местные альтернативные варианты двигателей как WS-10B и как мощный WS-15. Однако последние по времени китайские истребители все больше оснащаются вооружением и авионикой, которые по своим характеристикам превосходят российские аналоги. 

Вот те факторы, которые меняют соотношение между китайским и российским авиационными секторами:

Ежегодные оборонные расходы Пекина превосходят в два или в три раза военные расходы России (Россия в 2020 году потратит на оборону 70 миллиардов долларов, тогда как Китай — 190 миллиардов долларов). 

Хорошо развитая китайская гражданская электронная промышленность может быть использована для производства продукции двойного назначения, в том числе современной авионики, что позволяет Пекину применять западные по своему стилю компьютеры, сенсоры и каналы передачи информации. 

Желание китайских фирм копировать существующие во всем мире технологии с помощью обратного инжиниринга и промышленного шпионаже (в частности, с помощью компьютерного взлома). 

Западные санкции в отношении России ограничивают ей доступ к компонентам, необходимым для производства высокоэффективных датчиков. 

Это не означает, что в руках китайских военных находятся все преимущества. Прежде всего, следует отметить, что российская военная авиация имеет больше боевого опыта, и, кроме того, большая часть экипажей ее истребителей и бомбардировщиков на основе системы ротации приняли участие в боевых операциях в ходе гражданской войны в Сирии. Китайские военные лишь в течение последнего десятилетия начали применять более реалистичные совместные с другими видами войск варианты боевой подготовки. 

Российские Воздушно-космические силы (ВКС) также имеют в своем распоряжении некоторые специальные виды самолетов, которые не имеют китайских аналогов. Среди них можно назвать истребитель-перехватчик МиГ-31, сверхзвуковые бомбардировщики Ту-160 и Ту-22М, а также штурмовик Су-25. 

Кроме того, Россия более успешно, чем Китай, экспортирует свои истребители четвертого поколения (Китай более успешно продает тренировочные истребители, которые можно использовать и как боевые, а также беспилотники). Однако Бронк считает, что эта динамика изменится:

«По мере того как превосходство в области производства китайских систем вооружений и планера над российскими эквивалентами становится все более очевидным, страны с соответствующей политической ориентацией или с такими бюджетами, которые исключают приобретение западных самолетов, будут все больше смотреть в сторону Пекина, на не на Москву при планировании закупок вооружений, особенно с учетом старение старения боевых самолетов, разработанных в советское время». 

В следующей части этой статьи речь пойдет о тех немногочисленных областях, в которых конструкторы китайских самолетов опережают своих российских коллег. 

Более широкое использование композитных материалов

Один из приемов в области уменьшения веса при проектировании современных самолетов состоит в замене металлических компонентов на облегченные композитные материалы. В свою очередь, сокращение веса позволяет добиться значительных улучшений в области маневренности и увеличения радиуса действия. 

Широкое использование композитных материалов может быть связано с увеличением расходов и повышенными требованиями в области технологий. Бронк считает, что Китай, тем не менее, занял лидирующие позиции и активно использует композитные материалы при создании истребителей J-11B, j-11D и J-16 — все они основаны на российском истребителе «Фланкер». В конечном итоге, эти истребители получили возможность установки дополнительных системы в сравнении с российским оригиналом и одновременно добиться более высокого соотношения тяги к весу (thrust-weight ratio).

Авиационная корпорация Xi осуществила дальнейшее развитие композитных технологий за счет использования изготовленных при помощи 3D-принтеров комплектующих, а также за счет использования новых вариантов использования систем компьютерного проектирования. Все эти передовые технологии используются при производстве транспортных самолетов Y-20, получившие прозвище «Пухленькая девушка» (Chubby Girl). Все эти технологии, конечно же, будут использоваться и при производстве в будущем боевых самолетов. 

Радары с активной фазированной антенной решеткой

Способность обнаруживать врага и занимать выгодную позицию, одновременно лишая такой возможности противника, уже доказала решающее значение этого превосходства в воздушном бою. Вот почему более мощный радар — а также его дискретность — может оказаться более смертоносным преимуществом, чем, скажем, более высокая максимальная скорость. 

На новейших российских истребителях Су-35С устанавливаются очень мощный радар «Ирбис-Э» с пассивной фазированной антенной решеткой (ПФАР), который, как говорят, способен обнаруживать самолеты типа F-16 на расстоянии до 250 миль. Однако радар «Ирбис» является также очень заметным в активном состоянии радара, а это означает, что усиление его возможностей одновременно повышает уязвимость и вероятность того, что его оператор будет обнаружен первым. 

Современным золотым стандартом в области сенсорных технологий является радар с активной фазированной антенной решеткой (АФАР), который обладает большим радиусом действия, и его сложнее обнаружить; он способен производить поиск целей, не обнаруживая своего присутствия. Это является огромным преимуществом, когда речь идет о ситуационной осведомленности. 

Военно-воздушные силы США и Военно-морские силы США используют на своих истребителях радары с активной фазированной антенной решеткой уже в течение почти двух десятилетий. Россия заявляет о том, что радары с активной фазированной решеткой стали, наконец, устанавливаться на малозаметный истребитель Су-57 и на МиГ-35, однако на многих произведенных Су-35С нет радара с активной фазированной антенной решеткой, и пока неясной остается состояние работ над тем радаром, который планируется устанавливать на истребитель Су-57.

Тем временем Китай устанавливает радары с активной фазированной антенной решеткой на истребители J-11B/D, J-15 и J-16 со спаренными двигателями, а также на J-10 с одним двигателем и на малозаметный истребитель J-20.

Следует иметь в виду, что Китай предоставил мало технических данных относительно своего радара АФАР, и пока нет точных данных о том, какие количество таких радаров используется на китайских самолетах в настоящее время. 

Тем не менее, широкое использование радаров АФАР в современных китайских истребителях означает, что они будут использовать такие же мощные сенсоры, как и самые современные западные истребители, тогда как, в лучшем случае, такие радары будут устанавливаться на лишь незначительном количестве российских истребителей. 

Помимо сенсоров, исход боевых действий за пределами видимости (beyond-visual range warfare) зависит от тех ракет, которые может применить враг с более значительной дистанции, от тех ракет, которые обладают более высокой скоростью и большей устойчивостью в случае применения радиолокационных ловушек и систем электронного подавления. 

В течение последнего десятилетия Китай начал поставку своим военным двух очень эффективных ракет, которые могут быть использованы в условиях боевых действий за пределами видимости. Первая ракета — это PL-2, которая по своим характеристикам приближается к американской ракете AIM120C, а также превосходит по радиусу своего действия российскую ракету Р-77.

Однако Китай также разработал ракету PL-15, которая, по имеющимся данным, имеет такой же — или даже больший — радиус действий, как и новейшая американская ракета AIM-120D, предназначенная для поражения целей за пределом видимости. Ракета PL-15 имеет также двухимпульсный двигатель, который позволяет переключиться на вторую, более смертоносную скорость при подлете к цели. 

Тем временем, Россия испытывает сложности с поставкой в части ракеты Р-77-1 в соответствующем количестве. Однако в распоряжение ВКС поступило небольшое количество ракет Р-33 и Р-37М с очень большим радиусом действия (больше 320 километров или 200 миль плюс), которыми оснащаются, в основном, истребители МиГ-35, прямых аналогов которых в настоящее время не имеют ни китайские, ни американские ВВС. 

Российская ракета ближнего радиуса действия Р-73 с тепловой головкой самонаведения имеет, в целом, более солидную репутацию, хотя в докладе Королевского объединенного института оборонных исследований говорится о том, что они не имеют систем формирования инфракрасного изображения, которые лучше отличают самолеты от тепловых ловушек в сравнении с американскими ракетами AIM-9X и китайскими ракетами ближнего радиуса действия PL-10. 

Более совершенные авиационные технологии малозаметности

Китайский истребитель Chengdu J-20, получивший также обозначение «Мощный дракон» (Mighty Dragon), хотя и уступает американскому F-22 по маневренности и по общей малозаметности, считается, в целом, первым заслуживающим доверия малозаметным истребителем пятого поколения, разработанным за пределами Соединенных Штатов. 

В отличие от этого, российский истребитель Су-27 «Преступник» (или Felon по принятой на Западе кодификации), обладает впечатляющей маневренностью, однако в технологическом отношении его нельзя назвать совершенным. Так, например, первый серийный экземпляр этого истребителя разбился всего за несколько дней до официальной передачи его в действующую часть, а причиной этого стала проблема, возникшая в системе управления полетом. 

В докладе Королевского объединенного института оборонных исследований упоминаются также следующие недостатки истребителя Су-57 в области технологий малозаметности: 

Среди важных источников радиолокационного отражения можно назвать необычные и полностью подвижные поверхности корневого наплыва крыла и силовых приводов, конструкцию фонаря кабины пилота, напорные воздухозаборники у основания наклонных вертикальных стабилизаторов, инфракрасный поисково-следящий сенсор перед фонарем кабины пилота, а также лишь частично закрытые выхлопные отверстия турбин реактивных двигателей… Эти особенности, вероятнее всего, являются результатом сравнительно малого опыта России в конструировании и производстве малозаметных самолетов вкупе с бюджетными ограничениями. Перечисленные причины, а также существующие производственные допуски и проблемы контроля качества означают, что эффективная поверхность рассеивания у Су-57 будет, по крайней мере, на порядок больше, чем у F-35 и на несколько порядков больше, чем у F-22. 

Истребитель Су-57, все же, имеет некоторые хорошие качества, и его сложнее обнаружить, чем его предшественников, однако в этом докладе подчеркивается, что он «не является прямым конкурентом американскому F-22 (или китайскому J-20) в качестве малозаметной машины, предназначенной для завоевания превосходства в воздухе». 

Просто Пекин, на самом деле, потратил значительно больше денег на разработку, усовершенствование и производство истребителей J-20. Опубликованные фотографии показывают, что J-20 с годами прошел через многочисленные циклы модернизации, связанные с улучшением двигателей и стелс-технологий. 

Кроме того, Корпорация Shenyang Aircraft Corporation самостоятельно разработала еще один малозаметный истребитель под обозначением FC-31 или J-31 Gyrefalcon «Большой сокол», который напоминает американский F-35. Пока неясно, примут ли китайские военные этот истребитель на вооружение, хотя хотят служи относительно того, что он может быть предназначен для растущего парка китайской палубной авиации. 

Современные военный действия воздух-земля все больше строятся на том, что сбрасывание большого количества бомб на целевую зону является менее эффективным методом, чем всего один или два снаряда, которые попадают точно в цель. Однако переход от ограниченного к широкомасштабному применению высокоточного управляемого оружия связан с колоссальными вызовами. 

Россия разработала множество вариантов высокоточного управляемого оружия, однако его запасы ограничены, и поэтому на практике российские ВКС, в основном, полагаются на неуправляемые бомбы и ракеты при нанесении ударов по целям в Сирии. Составной частью этой проблемы является также ограниченная точность российской спутниковой системы ГЛОНАСС, которая используется для расчета сброса бомб, а также неспособность большинства российских боевых самолетов (за исключением таких специализированных ударных самолетов как Су-24, Су-25 и Су-34) устанавливать на своем борту системы целеуказания для нанесения высокоточных ударов воздух-поверхность. 

Это заставляет российских пилотов прибегать к более сложному и менее точному методу, они используют все системы самолета для подсвечивания цели, полагаются на расположенные на подвеске крыла системы наведения или используют боеприпасы, управляемые по телевизионному каналу оператором в таких двухместных истребителях как Су-30 или Су-34. 

В отличие от этого, система наведения или органическая электронно-оптическая система целеуказания, по имеющимся данным, устанавливаются на новейшие китайские истребители, включая J-10, J-16, и малозаметный истребитель J-20. Кроме того, Китай разрабатывает и экспортирует целый ряд высокоточных ракет и бомб для размещения их на боевых дронах. 

Более совершенные возможности беспилотников

При всем внимании к сравнению высокоэффективных истребителей не следует забывать о том, что беспилотные системы в 21 веке все больше готовятся к тому, чтобы заменить пилотируемые боевые самолеты. Некоторые из этих воздушных воинов будущего могут быть такими же совершенными и дорогостоящими, как малозаметные истребители, однако большинство из них будут значительно более дешевыми и будут обладать меньшим набором возможностей, однако их использование будет связано со значительно меньшим риском из-за того, что они воспринимаются как относительно расходные аппараты. 

В течение последних двух десятилетий Китай разработал широкий спектр как разведывательных, так и ударных дронов, начиная с относительно небольших и дешевых CH-2 и Wing Loong (они активно поставляются на экспорт), до оснащенных реактивным двигателем дронов «Тень облака» (Cloud Shadow), высотных и способные длительное время оставаться в воздухе (HALE) дронов «Божественный орел» (Divine Eagle), а также сверхзвукового разведывательного беспилотника WZ-8. 

Между тем, Россия не имеет на вооружении ударные беспилотники и не экспортирует их, хотя было объявлено о начале поставок в части в 2021 году неназванных ударных БПЛА. Следует признать, что российские сухопутные силы, на самом деле, имеют в своем распоряжении целый ряд тактических разведывательных беспилотников, включая «Орлан-10», которые доказали свою эффективность в небе над Украиной и над Сирией. Кроме того, фирма «Сухой» разрабатывает передовой малозаметный ударный беспилотник Су-70 «Охотник-Б».

Хотя программа по созданию в России беспилотников может, в конечном итоге, оказаться весьма плодотворной, продолжает вызывать удивление тот факт, что Китай, Израиль и Турция сегодня используют сами и экспортируют самые разные боевые дроны, тогда как у российских военных аналогов такого оружия еще нет. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.