Atlantic Council (США): становление белорусской нации только начинается

Прошло три месяца, как белорусы вышли на улицы с протестами против подлога президентских выборов, и мало кто сомневается в исторической роли демократического восстания. Многие наблюдатели считают, что череда событий, последовавшая за президентскими выборами 9 августа, — не что иное, как полноценное национальное пробуждение.

Можно даже сказать, что в преобразовании своей страны отважные белорусы уже преуспели. Но выстроить демократическое общество еще только предстоит. Сегодняшнее движение протеста сосредоточено на свержении режима Лукашенко, но переход от диктатуры к демократии потребует гораздо более кропотливой работы, ведь процесс национального строительства по-прежнему находится на ранней стадии.

За свое 26-летнее правление президент Белоруссии Александр Лукашенко сильно затормозил эволюцию нации. Из-за его диктаторского режима белорусское общество не пережило даже того идиосинкразического и зачастую противоречивого демократического и национального развития, типичного для постсоветского мира.

Но охват и стойкость протестного движения показали до боли ясно, что сумасбродный режим Лукашенко с его причудливой идеологией не вечен. С этим согласно и большинство наблюдателей — и не важно, сможет ли он удержаться у власти благодаря Москве еще несколько месяцев или даже лет. Настоящий вопрос — что будет дальше.

Массовые протесты против Лукашенко говорят о могучей тяге белорусов к коренному перелому — культурному, экономическому, политическому и общественному. Момент для преобразования Белоруссии назрел уже давно. Возможно, оно должно было начаться еще в начале 1990-х годов, сразу же после распада Советского Союза.

Советский коммунизм как доктрина репрессий мастерски вырывал культурные корни и топтал всякие пережитки гражданского общества вне всемогущего государства. Уничтожение специфики местных культур было механизмом превращения людей в советских подданных.

С приходом к власти в 1994 году Лукашенко со своей постсоветской диктатурой продолжил эту гибельную традицию ради удержания власти. Восстановить утраченное и построить рабочее гражданское общество — это процесс поколений для сегодняшней Белоруссии. Сейчас оно находится в зачаточном состоянии.

К счастью, у белорусского общества есть ряд крайне положительных черт, которые сулят этому начинанию успех. События августа 2020 года и далее подчеркнули склонность белорусов к хорошей организации и компромиссам, готовность к сотрудничеству, а также врожденную способность принимать стратегические решения.

В совокупности эти характеристики представляют собой прекрасную основу для здорового плюрализма в политике. Немало стран, едва вступивших на путь современного национального строительства, начинали с фундамента гораздо более шаткого. И все же формирование национальной политической экосистемы в Белоруссии не будет ни быстрым, ни безболезненным.

Уже более четверти века политическая жизнь Белоруссии тщательно подавляется на всех уровнях общества, а любые следы плюрализма или массового участия в политической жизни искоренялись. Постепенно прибирая власть к своим рукам, Лукашенко опустошил белорусскую партийную систему. Парламент страны, где политическую карьеру некогда начинал сам Лукашенко, давно уже не выполняет никаких функций, лишь удовлетворяя личные прихоти президента.

В Белоруссии нет хоть сколько-нибудь значимых независимых политических партий, как нет и олигархов и влиятельных независимых бизнесменов, нет и независимых профсоюзов, способных послужить противовесом государственной власти. Пожалуй, единственное заметное отличие нынешней ситуации от советской эпохи — это роль различных религиозных конфессий. Различные религиозные группы современного белорусского общества — единственная серьезная сила, у которой есть пространство для маневра вне прямого контроля Лукашенко.

Как уже поняли украинские соседи Белоруссии, свергнуть репрессивный и недемократический режим — лишь первый этап гораздо задачи более масштабной: восстановить общество по демократическим принципам и создать дееспособную, современную европейскую страну. Переход от авторитарного правительства к демократическому подразумевает, что целый ряд необходимых структур политического представительства будет создан с нуля.

Хотя обе страны по-своему уникальны, украинский опыт все же дает некоторые подсказки насчет будущего Белоруссии. После двух постсоветских восстаний за демократию Украина уже достигла значительного прогресса в национальном строительстве. Но весьма колоритная демократическая культура страны по-прежнему строится на личностях и лишена идеологий. Вместо традиционного разделения на правых и левых с жаркими политическими дебатами Украина раскололась на два враждующих лагеря — проевропейский и пророссийский.

В Белоруссии нет и этого грубоватого политического плюрализма. Если стране удастся преодолеть диктатуру Лукашенко, ей предстоит самокритический разговор о структурировании политических партий и целях будущей демократической системы.

Одна из главных движущих сил здоровой демократии — процветающее гражданское общество, где соперничающие группы интересов конкурируют и идут на компромисс в борьбе политических партий за влияние. Поскольку Лукашенко после распада СССР не дал гражданскому обществу опериться, белорусам сейчас приходится восстанавливать социальное доверие, источник жизненной силы всякой политической нации. Страна, которой управляли словно европейским аналогом Северной Кореи, и где за гражданами несколько поколений постоянно шпионили коллеги и соседи, быстро преодолеть нынешний дефицит общественного доверия не сможет.

Хорошая же новость в том, что за последние три месяца борьбы с Лукашенко белорусы продемонстрировали недюжинный талант к импровизации касательно структур гражданского общества. Этот опыт волонтерства и вовлечения общественности бесценен и послужит фундаментом для будущего гражданского общества, когда и если Белоруссия свергнет нынешнюю диктатуру.

Борьба с режимом Лукашенко еще далека от завершения, но белорусы поступят мудро, если подойдут к делу широко и начнут планировать следующую главу национальной жизни своей страны уже сейчас. Вспыхнувшее в начале августа протестное движение застало врасплох почти всех, но с тех пор становится все очевиднее, что мы наблюдаем переломный момент в истории страны. Восстание после десятилетий диктатуры коренным образом изменило самосознание белорусов — причем настолько круто, что ученые поймут это лишь постфактум.

На пути к дееспособному современному европейскому обществу в стране, которую еще недавно называли «последней диктатурой Европы», стоят огромные проблемы. Белорусам предстоит выработать целый ряд новых привычек и создать институциональную основу новой политической жизни в либеральной демократии. Белоруссия — одно из наиболее дисциплинированных и ориентированных на диалог обществ в регионе, но предстоящий переходный период будет нелегким и не произойдет в одночасье.

Владислав Давидзон — приглашенный научный сотрудник Евразийского центра Атлантического совета

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.