Warfare History Network (США): Роза Шанина и советские женщины-снайперы во время Второй мировой войны. Первая часть

Первая часть

Роза Шанина была миловидна, как котенок, однако она была еще и опасна, как сибирский тигр. Эта 20-летняя девушка привлекала к себе внимание многих в Советском Союзе во время Второй мировой войны — голубые глаза, светлая кожа, светлые волосы с рыжим оттенком. Но вот ее репутация была грозной, заработанной на фронте. Эта снайпер-ас выследила и уничтожила, согласно официально подтвержденным данным, 75 немецких офицеров и солдат, включая 12 вражеских снайперов.

Роза была одной из более чем двух тысяч женщин, получивших снайперскую подготовку. Они ликвидировали тысячи человек из немецких «пайковых списков», вселяя ужас в сердца агрессоров. Другие женщины были еще более опасными и более известными. Например, Людмила Павличенко имеет на своем счету 309 официально подтвержденных убитых немецких солдат и офицеров. Она участвовала в визите доброй воли, организованном союзниками по антигитлеровской коалиции во время войны, и в рамках этого визита встречалась с тогдашним президентом США Франклином Рузвельтом в Белом доме.

Первыми женщинами-снайперами были такие люди, как Нина Петрова, которая работала медсестрой на фронте, хотя до войны она была инструктором по физкультуре и тренировала стрелков. Вначале Советы не хотели ее использовать ее из-за пола и возраста, ей было уже 48 лет. Однако эта медсестра проявила настойчивость, получила снайперскую винтовку, а через некоторое время ей разрешили в свободное время «ходить на охоту». Поскольку список убитых ей немцев постоянно увеличивался, она получила разрешение на большее количество «выходов», а также начала участвовать в подготовке фронтовых снайперов.

Другие подразделения тоже ввели такие курсы, и уже в марте 1942 года в поселке Вешняки рядом с Москвой была организована Центральная школа инструкторов-снайперов. Петрова, Павличенко и другие женщины уже зарекомендовали себя на фронте и продемонстрировали выдержку под огнем противника. Поэтому довольно логичным представляется дальнейшие действия советского Верховного командования — разработка в декабре 1942 года отдельной трехмесячной программы для подготовки женщин-снайперов.

За время войны более тысячи снайперов получили подготовку в семи отдельных классах этой школы, а затем были направлены на фронт.

Прошедшие подготовку по этой программе женщины продолжали удивлять офицеров своей самоотверженностью, решительностью и отличным стрелковым мастерством. В конце мая 1943 года эта программа получила новое название — Центральная женская школа снайперской подготовки, а продолжительность обучения была увеличена с трех до семи месяцев. Спустя месяц эта женская школа была переведена в поселок Амерево в Чечне (так в тексте — прим. перев.), а еще через несколько месяцев она переместилась в подмосковный  город Подольск.

Женщины на этих курсах изучали баллистику и маскировку, рассчитывали дистанцию, работали в парах, применяли камуфляж, а также проводили много часов на стрелковом полигоне, тренируя меткость на дистанциях от 200 до 1400 метров. Их учили игнорировать «простых солдат» и фокусировать внимание на офицерах, пулеметчиках и связистах.

Они учились действовать налегке — снайперская винтовка Мосина-Нагана с патронами, лопата и походный набор. Самым важным было то, что им выдавали также две гранаты — одну для немцев, и одну для себя в качестве последнего средства, чтобы не попасть в плен, не быть изнасилованной, не подвергнуться пыткам и не погибнуть от рук врагов. Некоторые женщины в ходе войны предпочитали брать с собой вместо двух гранат трофейный немецкий пистолет, последняя пуля из обоймы которого предназначалась для себя.

Этих женщин учили тому, как важно преследовать и убивать врага с дальней дистанции. Они не участвовали в смертельных массовых наступлениях вместе с мужчинами. А еще они не вели никаких дневников, которые могли бы оказаться полезными для врага в случае пленения.

«Тройка» Розы Шаниной

Большинство женщин-снайперов следовали этим логичным правилам. Однако Роза была верна себе и игнорировала важнейшие директивы относительно дневника и фронтовых наступлений. Ее дневник стал ее «доверенным лицом», как выразился один обозреватель. Ему она доверяла свои самые личные мысли и чувства, даже те, которыми она не делилась с двумя своими самыми близкими своими подругами — Александрой Якимовой и Калерией Петровой. Они были вместе после прохождения подготовки в Подольске и сформировали то, что они называли «тройкой».

Хотя ранний ее военный дневник оказался потерянным для истории, ее второй, более поздний дневник сохранился. В нем содержатся записи обо всех взлетах и падениях в жизни этого 20-летнего снайпера. Иногда она предстает грубоватой молодой женщиной, у которой бывают радостные моменты, но также продолжительные периоды грусти. В своем дневнике Роза признается в том, что она не раз плакала во время конфликтов со своими начальниками. Ее настроение часто менялось, возможно, она страдала от того, что сегодня назвали бы биполярным расстройством.

8 августа 1944 года она по «покинула» свое снайперское подразделение и ушла в самоволку в особой форме — а именно пошла в атаку вместе с остальными мужчинами. Она выполнила задачу — она убивала немцев и даже смогла взять трех пленных, однако была наказана за свои действия. То же самое она повторила через несколько дней и чуть было не заплатила своей жизнью за свою авантюру, когда ее подразделение наткнулось на немецкие танки. Но вновь она осталась в живых и взяла в плен нескольких немцев.

Эти ее действия, а также другие «самовольные» вылазки на линию фронта привели к дальнейшим наказаниям. А также к вспышке гнева с ее стороны, когда политрук отказался разрешить ей участвовать в атаках. Ей необходим был адреналин, и она очень хотела вернуться на линию фронта. «Какая-то сила влечет меня туда, — написала она в своем дневнике. — Скучаю здесь. Некоторые говорят, что я хочу к ребятам, но я же там никого не знаю. Я хочу видеть настоящую войну».

В ходе одной атаки на передовой Роза, как было установлено, убила 54 немца и захватила в плен еще трех. Эти данные не были включены в ее официальный послужной список снайпера, но рассказ об этом попал на первую страницу одного московского журнала. Ее действия заставили советского писателя-пропагандиста Илью Эренбурга «поблагодарить ее 57 раз подряд, тысячи советских людей спасла она».

В конечном счете, она была награждена «Орденом Славы III степени», а также «Орденом Славы» II степени за свою меткую стрельбу. Ее характер и ее поведение способствовали созданию вокруг нее почти мистического статуса, а также появлению новых статей в советской и международной прессе о смертоносном и миловидном снайпере.

Один раз Розе было официально разрешено принять участие в крупном наступлении на фронте. 1 ноября 1944 года она вернулась с линии фронта почти без сил. «Запомнится мне эта война. 4 раза местечко (около Пилькаллена, в Восточной Пруссии) переходило из рук в руки. Я три раза уходила из-под самого носа фашистов. Вообще-то, война на территории врага — дело серьезное», — призналась она.

В начале января 1945 года Роза убедила командующего 1-ым Белорусским фронтом, и он разрешил ей участвовать в наступательной операции в Восточной Пруссии. После этой атаки, 14 января, у нее, судя по всему, возникло предчувствие близкой смерти. Вот что она тогда написала в своем дневнике: «Содержание моего счастья — борьба за счастье других… Если нужно для общего счастья погибнуть, то я готова к этому». Она погибла 27 января, всего за несколько месяцев до своего 21-го дня рождения, а произошло это в жестоком бою в Восточной Пруссии в тот момент, когда она пыталась спасти раненого артиллерийского офицера.

«Может быть, для Розы это хорошо, что она погибла. Как бы она смогла жить после войны? Она убила так много людей», — сказала ее мать.

Продолжение следует…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.