VG (Норвегия): русские картинки с обезьянами саботируют вакцины против коронавируса

Вот что случилось: за несколько месяцев до начала избирательной кампании Белый дом проинформировали, что респираторная инфекция, распространяющаяся среди американцев с января, может перерасти в пандемию.

Была спешно разработана вакцина. Опросы общественного мнения начали показывать, что действующий президент проигрывает по сравнению с конкурентом от демократов, и он объявил о плане привить «всех мужчин, женщин и детей США». Важно, чтобы программа массовой вакцинации была реализована до дня выборов. В конце концов, это же политика.

На дворе был 1976 год, и то, как Джеральд Форд (Gerald Ford) обошелся с эпидемией свиного гриппа (которая так и не переросла в пандемию), привело к двум вещам: победе Джимми Картера на выборах и возникновению современного антипрививочного движения.

Из 45 тысяч американцев (а это примерно четверть населения страны), которым в спешке сделали прививки непроверенной вакциной, у нескольких сотен развился синдром Гийена-Барре — редкая аутоимунная невропатия. Около 30 человек умерли.

После этого противников вакцин и скептиков можно было разделить на три группы: истерики, циники и рационалисты.

Истерики связывают вакцины с заговорами: например, у Билла Гейтса есть тайный план внедрить всем людям на земле микрочипы, чтобы следить за ними и контролировать их.

Еще говорят, что вакцины создают, чтобы уничтожить ислам. Поэтому Пакистан и Афганистан — единственные страны в мире, которые так и не избавились от полиомиелита.

Обоснованный скепсис опирается на неприятные инциденты и весьма резонные вопросы, связанные с недоделанными или недостаточно протестированными вакцинами, а также на разумное мнение, что общество не может привиться абсолютно от всего. Человечеству просто придется пережить те или иные испытания, но лучше попытаться сделать так, чтобы до них не дошло. Вот почему мы принимаем меры предосторожности.

Циники подыгрывают истерикам и подливают масла в огонь их паранойи, чтобы достичь своих политических или коммерческих целей.

Одну из самых долгих таких историй в 1998 году срежиссировал ныне уже лишенный лицензии британский врач Эндрю Уэйкфилд (Andrew Wakefield). Ему удалось не просто сфальсифицировать научный доклад о связи между детскими прививками и аутизмом, но еще и опубликовать его в престижном медицинском издании The Lancet, что само по себе сочли профессиональным подтверждением качества исследования.

Из-за этого многие родители резко передумали вакцинировать детей от кори, паротита и краснухи. В следующие десять лет этими болезнями переболело гораздо больше детей, чем раньше, и многие связывают это с так называемым «скандалом Уэйкфилда», или «делом Lancet».

К категории циников можно отнести и русских, которые запустили кампанию против вакцин западного производства. Ее разоблачила крупная британская газета The Times. В программах новостей на государственных телеканалах, в российских СМИ и не в последнюю очередь в «надежных» социальных сетях карикатуры с обезьянами разошлись в таких масштабах, что в непричастность Кремля верится с трудом.

Суть в том, что вакцина против коронавируса, которую вместе с англо-шведским фармацевтическим гигантом AstraZeneca разрабатывают эксперты Оксфордского университета, опасна для человека, поскольку основана на модифицированном вирусе шимпанзе. Это так называемый вирусный вектор, призванный воссоздать менее опасный вирус, похожий на тот, с которым нужно бороться, чтобы организм мог выработать антитела.

Если верить российской пропаганде, люди, сделавшие такую прививку, рискуют стать жертвами генной модификации и откатиться на стадию обезьяны. То есть, сделав укол, они могут стать обезьяной. Чего при этом не говорят, так это того, что российская вакцина основана на точно таком же принципе…

Эти безумные «новости» сопровождались изображениями и видео, настолько явно искаженными с помощью Photoshop и других инструментов визуальных манипуляций, что при иных обстоятельствах над всем этим можно было бы только посмеяться.

Достаточно просвещенный человек понимает, что «фотография» Бориса Джонсона на Даунинг-стрит, на которой британский премьер-министр похож на устрашающего йети, — это просто глупая шутка. Или что кадры с приматами и людьми, перемежающиеся фотографиями лабораторий и шприцов, взяты из научно-фантастических фильмов о Планете обезьян.

Однако хитрость в том, что российская дезинформация не только развлекает аудиторию в собственной стране, но и нацелена на те части мира, где по-прежнему широко распространена неграмотность, никто не анализирует источники, а все, что говорится по телевидению, воспринимается как истина с большой буквы.

Целевая группа — десяток стран Азии, Африки и Южной Америки с общим населением более 2 миллиардов человек. От Индии до Бразилии через Египет, Саудовскую Аравию, Мексику и Вьетнам.

По чистой случайности это еще и основной рынок для собственной вакцины России.

Во многих так называемых просвещенных странах противники вакцин уже смогли взять на вооружение известные теории заговора. Опрос YouGov этим летом показал, что половина постоянных зрителей правого телеканала Fox News в США верят в абсурдные обвинения в адрес Билла Гейтса.

В Великобритании половина населения убеждена, что прививку от covid-19 необходимо делать сразу же, как только появится вакцина. Другая половина настроена скептически, а каждый шестой говорит, что вакцинация не поможет ни при каких обстоятельствах. И этих граждан так много, что, по опасениям британских органов здравоохранения, вакцинация не будет иметь существенного эффекта.

Едва ли когда-то раньше работа в области медицины была настолько политизирована, как сейчас. У России свои амбиции: уже одно название ее вакцины, «Спутник V», очень о многом говорит. Так назывался первый искусственный спутник Земли, благодаря которому Советский Союз выиграл космическую гонку. У Китая и США амбиции другие — и тоже разные.

Но вообще-то у всех должна быть одна цель — взять пандемию под контроль. В центре внимания должна быть борьба с распространением вируса и дезинформацией по поводу вакцин.

Вместо этого Москва действует так, что ее региональная кампания рискует переродиться в глобальный скепсис в адрес вообще всех вакцин.

В том числе ее собственной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.