The New York Times (США): итак, Россия, ты хочешь испортить наши машины для голосования?

На секунду поставьте себя на место российского или иранского руководства. Почему бы не вмешаться в процесс голосования на американских президентских выборах? Разве это не выгодно — дать толчок острому и продолжительному спору о результатах голосования, имея шанс спровоцировать общественные беспорядки по всей стране? Конечно, может и не получиться. Но если практически нечего терять, а выиграть можно многое, почему бы не попытаться?

Если говорить о вмешательстве в выборы за рубежом, то дезинформация является серьезной угрозой. Но самая подрывная форма посягательства — это кибернетическое вмешательство в избирательный процесс: остановка систем голосования, массовое удаление учетных данных об избирателях, изменение подсчета голосов и так далее. Осуществить такие действия непросто; но если удастся добиться успеха, Соединенные Штаты будут ввергнуты в хаос.

И это не гипотетический риск. Взломав российские компьютерные сети, американские разведывательные службы докладывают, что Россия недавно проникла в некоторые системы для голосования в США. Если она или какая-то другая страна подделает результаты голосования или изменит учетные данные избирателей всего в нескольких колеблющихся штатах, наше доверие к результатам выборов может быть подорвано.

Вот почему на этой неделе Джо Байдену и президенту Трампу следует пригрозить ответными карательными мерами тем, кто может попытаться воспользоваться такими формами вмешательства в избирательный процесс. Кандидаты в президенты должны подчеркнуть, что, говоря о вмешательстве, они имеют в виду не пропаганду и не кампании по оказанию влияния, а прямые атаки на выборы, которые являются посягательством на политическую независимость, а следовательно, являются формой незаконной агрессии. А еще они должны предупредить, что такие атаки приведут к деструктивным последствиям для осуществляющей нападение страны и ее руководства (в рамках международного права).

Сдерживание и устрашение — это стандартная составляющая военной стратегии и внешней политики. Хорошо себя зарекомендовала следующая эффективная формула: четко установить, какие действия запрещены, а также убедительно показать, что в случае их осуществления последует суровое наказание.

Но несмотря на угрозу вмешательства в выборы, Соединенные Штаты не предпринимают такие шаги, по крайней мере, открыто. Да, Байден недавно предупредил, что, если его изберут президентом, Россия заплатит «экономическую цену» за любое вмешательство в выборы 2020 года. Но это слабая угроза, в которой не проводится различие между пропагандой и манипуляциями на выборах, и она вряд ли внесет изменения в расчеты Москвы.

Вместо этого США полагаются на иную стратегию: атаковать атакующего, или «оборона с упреждением». Например, за последние недели Кибернетическое командование США и группа компаний, включая «Майкрософт», предприняли шаги по блокировке сети тайно связанных между собой компьютеров под названием Trickbot. Обоснование: эту сеть можно было использовать для атаки на наши избирательные системы.

Оборона с упреждающими атаками — это хорошая стратегия, и ее следует взять на вооружение. Но ее авторы признают и мирятся с существующим положением вещей — что наши враги наверняка будут продолжать нападки на американские выборы. В отличие от обороны с упреждением, цель сдерживания и устрашения состоит в том, чтобы заставить руководство таких стран, как Россия и Иран, хорошенько подумать, прежде чем пытаться нападать. Нам нужно осуществлять обе стратегии одновременно.

Какая угроза наказания будет достаточно болезненной и в то же время правдоподобной, чтобы убедить иностранное государство отказаться от своих замыслов? (Ни один противник не поверит нам, если мы, скажем, пригрозим ему наземным вторжением.) Эксперты по сдерживанию наверняка порекомендуют США сделать свои угрозы несколько расплывчатыми и неопределенными. Однако президент Трамп и Байден должны четко заявить, что мы ведем речь не об экономических санкциях, не о высылке дипломатов и не о новых обвинительных заключениях. Мы должны вести речь о более решительном ответе.

Если американские выборы подвергнутся атакам, а спецслужбы США определят, кто их проводит, наше руководство должно быть готово к тому, чтобы осуществить свои угрозы. Я не специалист по военной стратегии, но мне кажется, что наказание должно учитывать специфику страны, и только тогда оно будет эффективным (то, что наносит большой вред России, необязательно навредит Ирану). Американское политическое руководство совместно с военными и спецслужбами должно принять решение о надлежащем ответе — будет ли это кибератака или какие-то иные меры, которые они посчитают соразмерными, эффективными и осуществимыми.

Живи мы в идеальном мире, Байден и президент Трамп совместно пригрозили бы возмездием. (В менее поляризованной политической обстановке такие совместные угрозы могли бы даже стать стандартной практикой президентских кампаний.) Однако президент Трамп не очень-то обеспокоен возможностью иностранного вмешательства в выборы. Поэтому выступать с угрозами выпадает на долю Байдена. И эта угроза должна быть более четкой и серьезной, чем те, которые он озвучивал прежде.

Возможно, Байден уже опоздал с такими предостережениями. Возможно также, что мы переоцениваем российских и иранских хакеров. Не исключено, что они намного осторожнее, чем мы думаем, и риск вмешательства незначителен. Необходимо также признать, что возмездие в рамках стратегии устрашения может вызвать встречное возмездие, и тогда эскалация неизбежна.

Но сейчас мы не выставили никаких страшных предупредительных знаков и не провели красных линий. Нет публичных, четких и многозначительных действий, отбивающих охоту дестабилизировать Соединенные Штаты посредством вмешательства в выборы. В будущем мы не должны мириться с постоянными нападками на наш суверенитет и политическую независимость в надежде на то, что они будут безуспешными.

Тим Ву — профессор права в Columbia University, штат Нью-Йорк, колумнист ведущих изданий в США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.