The Guardian (Великобритания): дочь пережившей холокост женщины подала в суд на преподавателя истории за слова о лесбийской связи своей матери с нацистской надзирательницей

Дочь пережившей Холокост женщины начала судебную тяжбу, чтобы защитить репутацию своей покойной матери, которую обвинили в том, что у нее были лесбийские отношения с эсэсовской надзирательницей.

Ранее в этом году суд Германии постановил, что доктор Анна Хайкова (Anna Hájková), адъюнкт-профессор, преподающая современную историю континентальной Европы в Университете Уорика, нарушила посмертные права женщины, публично заявив, что у той были сексуальные отношения с нацистской надзирательницей во время пребывания в концентрационных лагерях.

Дочь этой женщины сейчас судится с Хайковой, обвиняя ее в пяти случаях предполагаемого нарушения судебного постановления и требуя выплатить ей компенсацию в размере 25 тысяч евро. Преподаватель-историк свою вину отрицает, и во Франкфурте началось новое судебное разбирательство.

Дочь покойной также подала жалобу в Уорикский университет, который начал расследование на предмет того, являются ли действия Хайковой по отношению к покойной нарушением установленных Университетом этических норм при проведении научных исследований.

Как сообщил во Франкфуртском суде адвокат истицы, мать истицы, еврейка, по делу которой ведется судебное разбирательство и которая умерла 10 лет назад, познакомилась с нацистской надзирательницей в 1944 году, когда ее перевели в концентрационный лагерь в Гамбурге.

В суде было заявлено, что эсэсовская надзирательница влюбилась в молодую узницу и вообразила, что после войны они будут жить вместе.

Надзирательница следовала за узницей, когда ту дважды переводили в другие концлагеря, последним из которых был Берген-Бельзен. После освобождения этого лагеря в 1945 году надзирательницу арестовали при попытке спрятаться среди узниц. В 1946 году британский военный суд приговорил ее к двум годам тюремного заключения.

Хайкова, которая изучает историю людей нетрадиционной сексуальной ориентации, ставших жертвами Холокоста, сказала, что на основе показаний выживших узников лагерей и юридических документов из судебного дела надзирательницы она пришла к выводу, что у двух женщин могли быть лесбийские отношения — либо принудительные, либо по обоюдному согласию. Однако она признала, что никаких конкретных доказательств этого нет.

Когда в 2014 году Хайкова связалась с дочерью покойной узницы, гражданкой Австралии, та ей сказала, что интимных отношений между женщинами не было. По ее словам, надзирательница была влюблена в ее мать, а та этим пользовалась, чтобы выжить в лагерях.

Дочь узницы рассказала: «Мы с сестрой знали, что мать пользовалась особыми привилегиями и что она нравилась надзирательнице. Но эти отношения не были физическими. Она особо подчеркивала, что сексуальному или физическому насилию никогда не подвергалась. Я думаю, ей многое сходило с рук, потому что она была очаровательной, красивой и немного хитрой. Женщине, которая наносила ей на руку номер [в виде татуировки] она сказала: „А можно сделать номер чуть меньше, чтобы он хорошо сочетался с моим вечерним платьем?»».

В прошлом году в объявлениях о проведении в Германии и Австрии лекций о своих исследованиях Хайкова назвала имена этих двух женщин и написала, что у них были лесбийские отношения. Об одной из лекций она написала в «Твиттере и разместила фотографию узницы-еврейки. А в другом интернет-объявлении, написанном на немецком языке, говорилось, что „узницы… женского лагеря наблюдали за отношениями между надзирательницей и узницей с восхищением и отвращением»».

Дочь узницы, пришедшая в ужас от этих объявлений, обратилась в суд в Германии, поскольку ее мать была гражданкой Германии, и по конституции страны репутация человека после его смерти защищена от вреда. По словам ее адвоката, такие заявления могут разрушить репутацию и достижения ее матери.

В защиту Хайковой ее адвокат сослался на то, что у нее как у человека и ученого есть право на свободу суждений.

В апреле суд постановил, что заявления Хайковой, содержащиеся в объявлениях, ущемляют достоинство покойной и что она должна воздерживаться от высказываний о сексуальных или лесбийских отношениях бывшей узницы с эсэсовской надзирательницей. Суд также запретил ей называть в этом контексте полное имя женщины или использовать ее фотографию без разрешения ее дочери.

В 2014 году Хайкова пообещала дочери покойной, что не будет использовать в своей работе полное имя ее матери, но, по ее словам, она «просто забыла» об этом обещании.

Дочь недовольна предварительными рекомендациями Уорикского университета, проводящего расследование, согласно которому, по ее словам, Хайкова должна пройти обучение, чтобы соответствовать университетскому этическому кодексу ученого-исследователя.

Дочь узницы, по словам которой, в предварительном отчете не было достаточных доказательств, чтобы сделать вывод о физической связи ее матери с надзирательницей, добавила: «Я хочу, чтобы университет принял в отношении Хайковой более строгие дисциплинарные меры и выплатил компенсацию за причиненные мне крайние страдания. Представителям комиссии, занимавшейся расследованием, я сказала, что была доведена до истерики и слез. Мне крайне необходимо, чтобы такое решение было принято».

В интервью изданию «Гардиан» (The Guardian) Хайкова сказала, что не нарушала требований, изложенных в постановления суда Германии, поскольку говоря о предполагаемых отношениях узницы-еврейки с надзирательницей, она называла покойную не сокращенным именем, а использовала псевдоним.

Хайкова, которая является чешской еврейкой и родственники которой также были жертвами Холокоста, добавила: «То, что я изучаю историю Холокоста по судьбам людей нетрадиционной сексуальной ориентации, позволяет получить представление о более сложном, более человеческом и более реальном обществе, чем об обществе, состоявшем из чудовищ и святых».

Историк добавила, что не может комментировать расследование, проводимое университетом.

Представитель Уорикского университета отказался от комментариев до завершения внутреннего расследования и нового судебного разбирательства в суде Германии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.