Страна (Украина): уроков из карабахского конфликта Украина извлекать не желает

Уроков из карабахского конфликта Украина извлекать не желает. Она остается пешкой в геополитической игре, причем без титульного союзника.

Война в Нагорном Карабахе и возникший геополитический разлом в Закавказье являются уникальным примером для моделирования параметрических данных нашего будущего.

Это очень дорогой геополитический тренажер, который доступен для наших системных расчетов и который оплачивается кровью сотен армян и азербайджанцев. Но так часто бывает в мире: кровавые уроки одних идут в назидание другим. Это урок из серии «смотри, как может быть».

К сожалению, Украина пока не хочет «учиться», ведь последние события по переформатированию минской переговорной группы, включая кадровую ротацию в оной, говорят о том, что нынешняя власть в Украине решила «профанировать» тему достижения мира, прочно войдя в колею своих предшественников, которые все делали для так называемой «заморозки» конфликта.

Президент, который одержал впечатляющую победу на украинских выборах, получив беспрецедентный мандат доверия от избирателей, и который обещал закончить войну за один год в формате «просто надо перестать стрелять», фактически стал эпигоном своего разгромленного в электоральной битве соперника.

И вот уже вице-премьер говорит о 25 годах, необходимых для реинтеграции неподконтрольных территорий.

О «четверти века» на пути к миру было бы более честно и благородно говорить накануне выборов, а не после. Но так устроен украинский политикум, что благородство здесь не к чести и считается вредным рудиментом, «сжирающим» рейтинг. Как копчик у человека — память об отпавшем хвосте.

Такой «позор» приходится скрывать в штанах, почти так же, как «позор несбывшихся надежд» политики скрывают за «видосиками» и пространными речами о том, как они хотели, но не смогли…

Здесь стоит открыть маленький «секрет Полишинеля»: ни нынешняя власть, ни предыдущая никогда не хотела реально достичь реинтеграции неподконтрольных территорий Донецкой и Луганской областей.

Достижение данной стратегической цели подразумевает колоссальное напряжение политических, экономических, финансовых и интеллектуальных ресурсов страны. Это «пот со лба» каждый день.

Инвестиция в процесс восстановления территориальной целостности страны пяти лет своей жизни.

Намного интереснее делать бессмысленные в период пандемии визиты в Вену для поддержки переименования одной из площадей столицы Австрии в Ukraineplatz и получения помощи в миллион евро, хотя эта сумма «оскорбительна для коллектива». Миллион евро… Возможно, именно столько тратят за год обитатели Офиса президента на ресторанные рауты в стиле «перетереть».

Никто на самом деле и не собирался предпринимать решительные шаги для прекращения конфликта. Весь «напряг» минской группы в последнее время был предпринят для проведения встречи «нормандской четверки» накануне местных выборов в Украине.

Если бы это произошло — это была бы самая крутая политическая реклама в нашей стране: Меркель и Макрон еще не выступали «на заднике» выборов в украинские ОТГ.

Кроме того, наша власть любит инвестировать в те проекты, которые приносят политические дивиденды. В этом контексте возврат неподконтрольных территорий является для них «бессмысленным делом» — приобретением электората численностью в несколько миллионов человек, который никогда за таких политиков не проголосует.

Столь безответная филантропия для нынешнего политического бомонда сродни смене пола и облачения в белые одежды «матери Терезы». Поэтому единственная стратегия власти — заморозить конфликт, чтобы как в «бритве Оккама» — отсечь «лишнее». На оставшихся территориях еще так много ресурсов.

Но нынешний конфликт между Арменией и Азербайджаном наглядно показал, что «замороженных войн» не бывает. Любой «замороженный» конфликт — это как быстрый ужин из полуфабрикатов — всегда под рукой и готов для «разогревания». В качестве дефростера используется ТОС-1А «Солнцепек» — новая огнеметная установка, для которой цель — это «квадрат», а не точка.

Кроме того, данный конфликт продемонстрировал всю иллюзорность военных блоков. Что толку, что Армения является членом ОДКБ. Пока ни Казахстан, ни Таджикистан, ни Киргизстан, ни Беларусь не спешат ей на помощь. Единственный, кто может оказать действенную поддержку, — это Россия, но для этого ей особо не нужно никакое ОДКБ.

Не стоит тешить себя иллюзиями, что в НАТО как-то по-другому. Литва и Эстония не спешили на помощь Турции, когда она оказалась на грани военного конфликта с РФ.

В «размороженных» конфликтах уверенно чувствуют себя те страны, у которых есть «титульный союзник», как Турция у Азербайджана, которая заявляет, что готова стоять с Баку и на поле боя, и на поле дипломатии.

Без «титульного союзника» любая «малая» страна рискует стать очень быстрой добычей более крупных хищников. Если такого союзника нет, единственный выход войти в состояние геополитического гомеостаза.

В данном случае геополитический гомеостаз — это способность государства-системы поддерживать свой баланс и динамическое равновесие при соприкосновении с внешней средой.

Так, как это делала Финляндия в послевоенное время, «не отсвечивая» на глобальной шахматной карте мира и купив себе благодаря этому 40 лет динамичного экономического и социального развития.

В результате сейчас эта страна — один из мировых лидеров по показателям социального капитала и качеству стандартов жизни. Эту модель в свое время на Западе назвали «финляндизацией» политики.

Кстати, именно эта стратегия и подарила финнам «входной билет» в Евросоюз без членства в НАТО, когда для этого сложились геополитические предпосылки.

«Размороженные» конфликты происходят на территории «малых стран». И речь не о численности населения или площади территории, речь об экономическом и военном потенциале страны.

В этом плане небольшой Сингапур, размером с Киев, в геополитическом ранжире значительно «больше», чем мы, что и позволило в свое время Ли Куан Ю разговаривать на равных с Индонезией, Малайзией и даже с Китаем.

На большой геополитической «шахматной доске» Украина такая же «малая страна», как и Азербайджан или Армения, то есть и у нас в любой момент может произойти дефрост — «разморозка» конфликта, с той лишь разницей, что у нас нет титульного союзника-сюзерена. А американские B-52 улетели, но не обещали вернуться, если конфликт на Донбассе начнет «размораживаться». 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.