Project Syndicate (США): как YouTube вернул в Россию политику

Москва — В жизни многих поколений в России телевидение всегда занимало особое место. Посмотреть новости, отдыхая после долгого рабочего дня — вот священный ритуал для многих россиян. Можно сколько угодно орать на людей на экране, вы всё равно останетесь приклеенными к нему. В советское время телевещатели могли бесстыдно врать по всем шести каналам, но сегодня они лгут ещё более агрессивно, а число каналов даже увеличилось.

Более того, в России XXI века существует лишь один независимый, либеральный телеканал — это мой работодатель «Дождь ТВ», исключённый под давлением властей из основных пакетов кабельного телевидения. Из-за этого многие россияне не имеют возможности нас смотреть и вынуждены пользоваться тем, что доступно, прекрасно понимания, что нельзя верить ни единому слову, услышанному от «экспертов» и чиновников, которые появляются на экранах. Они смотрят телевизор из-за привычки, инерции и лени и могут делать это ещё очень долго.

Но даже в условиях повсеместной цензуры и неустанной пропаганды в российской журналистике происходят весьма многообещающие события — спасибо Интернету. Страна всё сильнее оказывается разделена на две параллельные реальности — привычную постсоветскую и новую, создаваемую YouTube, где можно посмотреть прямые эфиры митингов и протестов, серьёзные антикоррупционные расследования, интервью с людьми, которые на государственных телеканалах включены в чёрные списки.

Серьёзная журналистка не просто выживает в онлайне, она там процветает, и российские власти постепенно начинают осознавать влияние этого нового виртуального мира на мир реальный. Взгляните на случай Сергея Фургала, который в 2018 году неожиданно выиграл губернаторские выборы в дальневосточном городе Хабаровске, не имея связей с правящей партией «Единая Россия». Через два года Кремль попытался нейтрализовать этого политического «выскочку», обвинив его в нескольких убийствах, совершённых в 2004-2005 годах.

К большому удивлению властей арест Фургала спровоцировал массовые демонстрации в Хабаровске и многих других городах. Хотя эти протесты почти не освещались на государственных каналах, новость о них распространилась как лесной пожар в социальных сетях и YouTube, где аудиторией прямых эфиров стала продвинутая молодёжь. Но в отличие от советской поры, когда журналисты на экране не могли вас услышать, люди, ведущие репортажи с митингов, могут читать комментарии и реагировать на просьбы зрителей. Протестующие в Хабаровске были далеки от других городов страны, но они знали, что на них смотрят — и их поддерживают — миллионы людей по всей России.

До того, как YouTube преобразил российскую политику, многие журналисты в стране стали терять какую-либо надежду найти работу по профессии. Они понимали, что перед ними стоит выбор — либо заниматься производством государственной пропаганды, либо рисковать, занимаясь подлинной журналисткой в интересах общества. Если вы выбирали второе, власти могли сделать всё, что угодно, чтобы уничтожить вас финансово.

Однако с помощью YouTube можно зарабатывать реальные деньги, занимаясь настоящей журналистикой. Бывшая звезда государственного телевидения Алексей Пивоваров решил уйти оттуда в середине 2010-х года, а в 2018 году запустил в YouTube проект «Редакция». Сегодня этот канал отличается серьёзным освещением важнейших для страны тем, соблюдением всех принципов «старомодной» журналистики, высоким качеством картинки, репортажами с мест, интервью с представителями всех сторон, причастных к той или иной проблеме. Такой контент уже давно отсутствовал на российском телевидении, поэтому подобные онлайн-каналы быстро привлекли миллионы зрителей, что помогает им зарабатывать миллионы рублей на рекламе.

Популярность независимых СМИ в YouTube развенчивает мифы о том, что россияне не интересуются политикой. Видные фигуры в YouTube быстро адаптируются с целью охватить более широкую аудиторию. Например, Юрий Дудь, ранее спортивный журналист, привлёк множество интеллектуально любопытных и увлечённых подписчиков. Изначально он выкладывал интервью с рэпперами и ведущими ток-шоу, но затем расширил сферу интересов, приглашая к диалогу политиков и других известных персонажей.

Наибольшего успеха Дудь достиг с сюжетами, которые когда-то могли показаться коммерчески непривлекательными. Например, его программы о ВИЧ в России, о репрессиях при Сталине и о теракте 2004 года в бесланской школе собрали десятки миллионов просмотров. Не менее важно то, что в аудитории Дудя доминирует не городская либеральная интеллигенция, а школьники и студенты. Дудь знает, как увлечь молодёжь в онлайне; он рассказывает россиянам младше 30 лет (которые якобы аполитичны) о том, что реально происходит в их стране.

Наконец, одна из величайших историй успеха, связанных с новыми медиа, принадлежит главному оппозиционному лидеру России Алексею Навальному. Вплоть до недавнего времени российское государственное телевидение вообще никогда не упоминало его по имени. Но в августе Навальный был отравлен нервно-паралитическим веществом «Новичок», а затем экстренно отправлен на самолёте в Берлин на лечение. После этого российские государственные СМИ, наконец-то, признали его существование, называя его «берлинским пациентом», «интернет-хулиганом» и просто «блогером». Навальный уже давно под запретом на гостелевидении, но сегодня это уже не проблема. Недавно он дал Дудю интервью в Берлине, и всего за несколько дней это видео уже набрало более 15 миллионов просмотров.

Больше нет никаких сомнений, что YouTube превратился в главную платформу для политической журналистики в России. И — в отличие от государственного ТВ — здесь ключевые фигуры не могут безнаказанно делать плохую работу или допускать ошибки, ведь иначе они потеряют зрителей (а значит, и свой шанс на богатство и славу).

Есть, конечно, большой вопрос: как долго эти онлайн-каналы могут оставаться открытыми. Пока что постсоветские фактотумы продолжают недооценивать силу YouTube или же понимают, что прямой запрет заставит людей выйти на улицы, причём в совершенно невиданных в современной истории России масштабах.

Россия — это не Северная Корея. Здесь появилось поколение храбрых, свободных людей, которые уже не интересуются государственным ТВ. И всё чаще россияне старшего возраста начинают следовать примеру этого поколения. Этому явлению никак не вредит тот факт, что сегодня большинство телевизоров можно подключить к интернету, где зрителей ожидает новая, основанная на фактах реальность.

Екатерина Котрикадзе — корреспондент и ведущая телеканала «Дождь», единственного в России независимого телеканала.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.