Postimees (Эстония): «Он насиловал меня, но был единственным, кто меня любил»

Специалисты полагают, что случаи сексуального насилия, о которых известно полиции, — это лишь вершина айсберга. Детей заманивают деньгами, едой, игрушками и сигаретами. Тем, у кого есть зависимость, предлагают наркотики. Чаще всего в лапы педофилов попадают дети, в семьях у которых не все гладко.

В прошлом году полиции стало известно о 60 случаях покупки секса у несовершеннолетних, 45 из них связаны с одним 15-летним юношей. Ежегодно до прокуратуры доходит полсотни случаев насилия над несовершеннолетними.

Руководитель услуг Центра для детей Департамента социального страхования Анна Франк-Вирон развевает миф о том, что продажа собственного тела имеет отношение к бедности. «Могут быть живы оба родителя, но они заняты работой и другими делами. Большинство проблем детей связаны с их неполноценными отношениями хотя бы с одним из родителей», — говорит Франк-Вирон.

К торговле собственным телом молодого человека могут привести былые травмы, связанные с сексуальным насилием. «Ребенку также может не хватать ласки, если он остался без родительской опеки. Продажа тела может быть формой получения любви», — пояснила Франк-Фирон.

Доверительные отношения

Чаще всего к сексу склоняют на порталах знакомств. Сперва в переписке с детьми устанавливаются доверительные отношения. Иногда возникают виртуальные отношения: ты — моя девушка, я — твой парень. Идет обмен фотографиями в обнаженном виде, а когда отношения портятся, снимки начинают использовать с целью шантажа.

«Был случай, когда привязанный к своему насильнику ребенок рассказал, как попал в его плен. „Да, он насиловал меня, но он был единственным, кто меня любил»», — привела слова жертвы главный специалист Лыунаского детского дома Кай Халлик.

Иногда дети остаются наедине со своими бедами. Халлик привела пример, когда мать обвиняла свою 13-летнюю дочь в том, что она была настолько глупа, что села в машину к незнакомому человеку. Девочка познакомилась в интернете с парнем, в переписке казалось, что он примерно такого же возраста, что и она, но на свидании выяснилось, что «жених» на 20 лет старше. Девочка села в машину, поехала с незнакомцем в лес и сделала все, что он ей приказал.

«Девочка не осмелилась сказать „нет» — она не знала, что с ней будет и останется ли она живой в случае отказа. Об этом инциденте стало известно годом позже, когда оставшаяся один на один со своими переживаниями девочка искала помощи», — рассказала Халлик.

Маленькие дети обычно подвергаются насилию в близком окружении семьи. В большинстве случаев к ребенку прикасаются, также происходят половые акты. Несколько лет назад полиция занималась случаем, когда мужчина годами принуждал к сексу свою дочь и пасынка. Когда об этом стало известно полиции, дочери было семь, а пасынку — 14 лет. Отец показывал пасынку на дочери, что надо делать, вместе они всё и пробовали. Об этом стало известно случайно, когда дочка рассказала о происходящем с ней в школе.

«Дети привыкли к насилию и не понимали, что происходит что-то плохое. Для них отец был хорошим, они очень любили его, — рассказала ведущий следователь Лыунаской группы защиты детей Лийа Килп. — Нельзя сказать, что полиция спасла несчастных детей и теперь с ними все хорошо. Вся их жизнь нуждается в реорганизации».

Насилие скрывается в семье

Изнасилованный ребенок не может понять, что правильно, а что неправильно — это часть его жизни, которую он каждый день проживает, например, со своим отцом. «Поэтому травматические последствия могут проявиться позже», — сказала Килп.

Случаи насилия часто так и остаются в семье. Первое подозрение, что ребенок подвергается сексуальному насилию, должно возникнуть, когда он демонстрирует необычное сексуальное поведение. Например, недавно два ребенка из одной семьи показывали в детском саду свои половые органы и имитировали сексуальный акт. «Выяснилось, что отец несколько раз насиловал их дома», — рассказала Франк-Вирон.

Случается и так, что дети становятся жертвами сексуального насилия со стороны своих сестер и братьев. Недавно десятилетняя девочка перешла все границы в обращении со своим восьмилетним братом и четырехлетней сестрой, в процесс было вовлечено животное. В ходе расследования выяснилось, что десятилетняя девочка с пяти лет подвергалась насилию со стороны отца, детской травмой никто не занимался.

Более серьезная терапия может быть назначена уже в более зрелом возрасте, но прежде необходимо следить, чтобы поведение ребенка не угрожало другим членам семьи.

Некоторые насильники пытаются себя оправдать и свалить всю вину на ребенка. «Я знаю, что ей 12 лет, но у нее уже такая пышная грудь, она казалась мне морально зрелой», — оправдывал себя один педофил.

Часто при подозрениях родители сами начинают расспрашивать детей и фотографировать их повреждения. Если есть доказательства, они могут обратиться в полицию. Родители могут расспрашивать детей с особой настойчивостью, используя наводящие вопросы, поэтому в ходе производства может возникнуть вопрос, действительно ли с ребенком все это произошло. Это бывает, когда одному родителю кажется, что другой обижает ребенка. «Ребенок может понять, чего от него ожидает родитель, и матери рассказывать одно, а отцу — другое», — объяснила Килп.

Беззубый закон

Например, если до опроса полиции ребенка спрашивают, было ли тебе больно и вставляли ли в тебя что-нибудь, — это наводящие вопросы, которые могут повлиять на рассказ гипотетической жертвы насилия. «Это может повредить следствию, когда слова ребенка являются главным доказательством», — отметила Килп.

После одной статьи о сексуальном насилии с детским домом связалась воспитательница детсада, которая рассказала о произошедшей десять лет назад истории, когда она подозревала сексуальное насилие над ребенком. Тогда директор не позволил ей поднимать этот вопрос, так как это внутрисемейные дела, в которые не стоит вмешиваться. Теперь выяснилось, что через несколько лет тот ребенок стал воспитанником этого детского дома. «Если бы десять лет назад ему помогли, то, возможно, у нас было бы на одного человека с поломанной судьбой меньше», — отмечает Халлик.

В Эстонии закон позволяет взрослым заниматься сексом с 14-летними. Франк-Вирон считает, что возрастной порог нужно поднять до 16 лет. «Если мы не позволяем молодежи пить алкоголь или жениться, то почему мы должны разрешать вести половую жизнь?— недоумевает она. — Развитие 14-летнего человека еще не такое, чтобы он мог отвечать за себя и принимать решения относительно половой жизни».

О рисках совершения повторного преступления

В настоящий момент в Тартуской тюрьме отбывают наказание почти 120 человек, совершивших преступления на сексуальной почве. Шестая часть из них в течение года получит психологическую помощь.

По словам психолога Тартуской тюрьмы Маргуса Веэма, сложно поверить, но это миф, что люди, совершившие преступления сексуального характера, после тюрьмы берутся за старое. Риск рецидива у таких преступников составляет около десяти процентов. Практика показывает, что если лечением не занимаются, он может достигнуть 20 процентов.

При оценке риска совершения нового преступления прежде всего отталкиваются от прежних сексуальных преступлений и их количества. Также все зависит от жертвы. Например, в случае, если жертвой стал ребенок, особенно мальчик, риск совершения нового преступления выше и это остается до конца жизни. Среди преступников с очень низким уровнем рецидива, совершивших преступления на сексуальной почве, только один из 130 человек повторяет правонарушение через пять лет. Если риск высок, то к преступлениям возвращается каждый второй.

«Трудно сказать, почему кто-то подвергает сексуальному насилию ребенка. Для некоторых поводом становится эрекция, возникающая при общении с детьми младше 12 лет. Второй причиной может стать то, что человек не способен контролировать свои поведенческие импульсы, также стоит упомянуть о сексуальных проблемах, отсутствии близости и искаженном представлении о своей сексуальной роли», — отметил Веэм.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.