Open Democracy (Великобритания): активный деятель «узбекской весны» и его сомнительное прошлое

Пока Узбекистан меняет имидж, «UzInvestigations» в своем расследовании поднимает вопросы о прошлом одного из главных инициаторов узбекской пиар-кампании и защитников свободы прессы — государственного деятеля Комила Алламжонова.

Государственные деятели во всем мире все чаще становятся бренд-менеджерами своих стран. К своей новой функции они относятся чем дальше, тем серьезнее, видя, как растет значимость национального брендинга. Полагаясь на собственную команду команды и услуги внешних PR-агентств они, они вырабатывают искусную имиджевую стратегию для коммуникации с гражданами, инвесторами, правозащитными организациями, финансовыми учреждениями и риск-аналитиками.

Авторитарное правительство Узбекистана — проблемный кандидат в кампании по изменению имиджа государства. При Исламе Каримове, первом президенте страны, правительство пользовалось совершенно заслуженной дурной славой: оно было известно своей жестокостью, полной коррумпированностью и политическими репрессиями. Однако в 2016 году, после смерти Каримова, пост президента занял Шавкат Мирзиёев — и государство начало ловко перестраивать свой образ, пытаясь убедить общественность в том, что оно намерено реформировать режим. Основной посыл таков: Узбекистан открыт для бизнеса; теперь во главе страны стоит ответственное правительство с серьезной программой либеральных реформ.

Среди заметных фигур, которые популяризируют этот амбициозный правительственный план, — предприниматель и бывший государственный деятель Комил Алламжонов. Он стал одним из самых громогласных представителей режима, защищающих успехи правительства в области реформ, свободы прессы и прав человека. Ранее в этом году, в своем интервью для Радио «Свобода», говоря об эпохе каримовского правления, Алламжонов заявил, что между тогдашним и нынешним временем «очень большая разница».

Алламжонов, в 2017-2018 годах исполнявший обязанности пресс-секретаря президента, и впоследствии занимавший пост директора Агентства информации и массовых коммуникаций (АИМК), является ценным кадром для мирзиёевского проекта (который, судя по газетным заголовкам и отзывам влиятельных международных организаций, достиг определенных успехов). Однако Ольстерский университет и Узбекский форум по правам человека, совместно изучая бизнес-империю Алламжонова, обнаружили, что основанные им компании процветают за счет незаконной деятельности: государство тайно наделяет их особыми привилегиями, они нарушают права потребителей и получают выгодные заказы без тендера.

Так, в ходе расследования выяснилось, что узбекские налоговые инспекторы заставляли предпринимателей покупать подписку на газету и бухгалтерское программное обеспечение, продаваемые фирмами, которые основал (по его собственному утверждению) Алламжонов, причем эта принудительная продажа имела место в то время, когда Алламжонов руководил информационной службой Государственного налогового комитета Узбекистана. Впрочем, как отмечено в отчете, это еще не доказывает, что Алламжонов знал о принудительных действиях, совершенных данными компаниями с целью наживы. А в 2017 году, за два месяца до того, как Алламжонов был назначен пресс-секретарем президента, основанная им автошкола получила монополию на (обязательную) переподготовку профессиональных водителей — что вызвало понятное возмущение многих граждан. Наконец, в 2020 году компания, тесно связанная с Алламжоновым, без тендера получила выгодный заказ — проект по замене бумажных кадастровых паспортов на пластиковые.

В сентябре 2019 года авторы этой статьи отправили на электронный адрес Алламжонова черновик отчета о расследовании. Отметим, что поначалу — в переписке с одним из авторов — он охотно шел на диалог. Однако, на вопрос о конфликтах интересов, которыми чреваты предоставленные государством коммерческие возможности, мы не получили никакого ответа.

Заведующий свободной прессой

Комил Алламжонов стал глашатаем президентской вести о реформах и либерализации еще на посту пресс-секретаря президента Мирзиёева. Затем, возглавив Агентство информации и массовых коммуникаций АИМК, он отвечал за развитие хрупкой «четвертой власти» Узбекистана и за популяризацию идеи открытого правительства. Его заместительницей в АИМК была Саида Мирзиёева, старшая дочь президента.

Алламжонов заявляет о своей непосредственной причастности к ряду реформ, проведенных во время его работы в АИМК (в частности, был восстановлен доступ к зарубежным новостным ресурсам и веб-сайтам правозащитных организаций; инициирована отмена наказания в виде лишения свободы за клевету и оскорбление; создано более четырехсот пресс-служб в органах государственной власти и управления; принят кодекс этики журналистов Узбекистана). Кроме того, Алламжонов утверждает, что под его руководством успехи Узбекистана в области свободы слова и прессы были признаны на международном уровне.

В январе этого года Алламжонов и Мирзиёева уволились из АИМК, чтобы возглавить «Общественный фонд поддержки и развития национальных масс-медиа», который, по словам его сотрудников, знаменует важную веху развития узбекского медиа-сообщества. Под руководством Алламжонова и Мирзиёевой Общественный фонд будет защищать свободу прессы и обеспечивать подготовку квалифицированных журналистов посредством образовательных грантов и стипендий. Алламжонов сообщил, что главная цель этой неправительственной организации — «создать безопасное рабочее пространство для работников СМИ».

Цели фонда весьма похвальны, его основатели пользуются доверием, однако его зарубежная деятельность вызывает вопрос: так ли уж независим фонд от мирзиёевского правительства?

Вскоре после того, как Алламжонов и Мирзиёева были назначены, соответственно, председателем и заместителем председателя Попечительского совета Фонда, Фонд нанял вашингтонскую компанию по связям с общественностью, Bridgeway Advocacy LLC, с месячным окладом в 30 000 долларов (плюс покрытие издержек).

В документации, представленной согласно Закону США «О регистрации иностранных агентов», сообщается следующее: компания «Bridgeway Advocacy» получила задание сотрудничать с чиновниками из посольства Узбекистана, а также с главой узбекского Агентства по развитию рынка капитала, с целью оповещать представителей американского государственного и частного сектора об успехах мирзиёевского правительства в области прав человека.

Складывается впечатление, что Общественный фонд выполняет роль помощника в пиар-кампании, запущенной членами мирзиёевского правительства: он использует культивируемый ими образ свободного гражданского общества, чтобы усилить их влияние.

Принудительные покупки 

До своего появления на политической арене Узбекистана Алламжонов реализовал ряд успешных проектов в технологической отрасли и СМИ, в то же самое время занимая высокие должности в государственном аппарате.

В 2005 году, в возрасте всего лишь 21 года, Алламжонов оказался в необычном положении. Его назначили и.о. руководителя пресс-службы Государственного налогового комитета. Председатель ГНК всегда был одной из самых влиятельных фигур в узбекском правительстве, наряду с президентом и председателем Службы государственной безопасности. Возглавив пресс-службу ГНК, Алламжонов тем самым занял место в непосредственной близости от верхушки авторитарной власти.

В 2008 и 2009 гг., продолжая работать в Государственном налоговом комитете, Алламжонов запустил несколько коммерческих проектов: сначала он создал газету для налоговых экспертов «Солик Инфо» («Soliq Info»), а затем БЭМ — программу по автоматизации бухгалтерской деятельности.

В августе 2019 года, когда мы проверяли учредительные документы ООО «Soliq Info Tahririyati», в качестве владельца компании была указана Елена Камаловна Алламжонова. В статье Википедии, посвященной Комилу Алламжонову, тоже фигурирует Елена Камаловна Алламжонова — она значится его женой. Владельцами ООО «BEM System» являются ООО «Soliq Info Tahririyati» и ООО «Soliq Info Centre». В базе данных Агентства интеллектуальной собственности при Министерстве юстиции Узбекистана содержатся патенты на программное обеспечение, заявителем которых является ООО «SOLIQ INFO TAHRIRIYATI», а в качестве автора указан Комил Алламжонов.

И «Солик Инфо», и «BEM System» получили серьезную поддержку со стороны Государственного налогового комитета. ГНК и «Солик Инфо» проводили совместные семинары для налоговых специалистов и бухгалтеров; на этих мероприятиях звучали бурные похвалы в адрес БЭМ и «Солик Инфо», участникам предлагали приобрести программное обеспечение и подписку на газету. Эти похвалы и предложения предстали в ином свете, когда в ходе расследование обнаружилось, что узбекские налоговые инспекторы принуждали компании и бухгалтеров покупать «Солик Инфо» и БЭМ.

В мае 2013 года менеджер одной компании поместил на Форуме бухгалтеров и предпринимателей Узбекистана следующее сообщение: «Добрый день! У нас ЧП, вчера налоговик принес и оставил договор и счет фактуру от ООО»SOLIQ INFO SYSTEMS» на доставку электронной газеты Солик Инфо вместе с программой по отправке электронной отчетности. Все это добро на 249000сум, и сказал, чтобы подписали и оплатили» [Стилистика и пунктуация оригинала сохранены. — Прим. переводчика]. Другие участники форума откликнулись на это сообщение аналогичными историями.

В ходе расследования авторы статьи поговорили с несколькими узбекскими бухгалтерами, чтобы проверить, насколько эти обвинения, размещенные в Интернете, соответствуют истине; те подтвердили их правдивость. Один бухгалтер с рабочим стажем более пятнадцати лет сообщил: «Налоговая инспекция сказала нам купить БЭМ и мы не могли отказаться. Тысяча раз налоговый инспектор напоминал, что надо ее купить» [Грамматика оригинала сохранена. — Прим. переводчика]. Другой наш собеседник, опытный предприниматель и налоговый эксперт, вспоминал: «Налоговый комитет заставил меня купить БЭМ и также подписаться на «Солик Инфо»… Ну мы делали как говорят, иначе, вы же знаете, как у нас устроено, они не дадут работать».

Нельзя с уверенностью утверждать, будто Алламжонов или руководство компании знали, что налоговые инспекторы заставляют предприятия покупать их продукцию. Один из авторов статьи попросил Алламжонова прокомментировать сложившуюся ситуацию, но тот не ответил, хотя поначалу охотно шел на диалог.

В 2012 году, будучи руководителем информационной службы Государственного налогового комитета, Алламжонов основал еще одну компанию — ООО «EREPORT SERVICE», которая разработала E-Report — программный продукт и цифровую платформу, позволяющую бухгалтерам и налоговым специалистам сдавать налоговую отчетность онлайн и получать персонализированные ответы от госслужащих.

Эта компания тоже получила значительную поддержку от узбекских государственных органов. На межведомственном заседании, посвященном развитию информационных систем Узбекистана на 2013-2020 гг., было решено, что Государственный налоговый комитет, Государственный комитет по статистике и Государственно-коммерческий Народный банк Республики Узбекистан обязаны «разработать Регламент взаимодействия и принять необходимые меры по интеграции своих информационных систем по приему электронной отчетности с ПО «Ereport»». На практике это означало, что узбекское правительство обещает адаптировать свои методы работы с цифровыми данными под технологию, разработанную новой компанией Алламжонова.

Кроме того, Государственный налоговый комитет, Государственный комитет по статистике и Государственно-коммерческий Народный банк согласились «на постоянной основе совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами проводить широкую разъяснительную работу среди всех субъектов предпринимательства и оказывать содействие ООО «Ereport Service» в заключение договоров на приобретение ПО «Ereport»». В протоколе заседания отмечено, что работники налоговых служб по просьбе государственных органов будут приобретать это ПО «на добровольной основе».

Алламжонов ушел с поста руководителя пресс-службы Государственного налогового комитета в 2013 году. Вышеупомянутое постановление в поддержку ООО «E-report Service» датировано 2014 годом.

Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) — одна из главных антикоррупционных международных организаций — отмечает, что высокопоставленных чиновников следует считать политически значимыми лицами даже после того, как они уходят с государственной должности: всегда остается опасность, что они используют свои старые связи и влияние, чтобы неподобающим образом воздействовать на решения правительства.

Нет доказательств того, что целенаправленная правительственная поддержка, оказанная ООО «Ereport Service» в области продаж и маркетинга, была результатом незаконного политического влияния. Тем не менее, специфический характер этой поддержки вкупе с высоким постом, который незадолго до того занимал Алламжонов, является признаком неблагонадежности и требует, чтобы вовлеченные стороны дали удовлетворительные объяснения (а именно — продемонстрировали, что эта поддержка была оказана должным образом, с соблюдением принципа прозрачности и в соответствии с законом).

Мы обратились за комментариями к «Солик-Инфо», «Ereport Service» и «BEM Systems», но не получили никаких ответов. Их веб-сайтов больше не существует; адреса электронной почты, указанные в регистрационных документах, уже недействительны. Алламжонов не отреагировал на наши просьбы прояснить ситуацию.

Под покровительством Кабинета Министров

После ухода из ГНК Алламжонов продолжил расширять свою медиа-империю: в 2014 году он основал телеканал Milliy TV («Национальное ТВ»). К 2017 году канал начал вещание по всему Узбекистану. На сайте Milliy TV говорится, что он занимает лидирующую позицию на узбекском телевидении, предлагая зрителям лучшие развлекательные шоу, кино- и телесериалы, музыку, культурно-просветительские программы и т.д.

В декабре 2017 года Алламжонов вернулся на государственную службу — его назначили пресс-секретарем президента Шавката Мирзиёева. Работа в правительстве, которое провозгласило кардинальную смену политического курса и развернуло ряд масштабных реформ, означала, что теперь Алламжонов находится в центре национальной и международной кампании по смене имиджа Узбекистана. Поскольку Алламжонов стал заметной публичной фигурой — «лицом» этой кампании — в его прошлом не должно было быть никаких эпизодов, идущих вразрез с идеологией реформ.

Однако здесь налицо проблема. В 2014 году Алламжонов основал компанию «Avtotest Report», разработавшую некое ПО; сами создатели описывали его как инновационную интерактивную программу по обучению водителей. Постепенно компьютерная программа превратилась в сеть автошкол, которая раскинулась по всей стране, заручившись поддержкой правительства — постановление Кабинета Министров Узбекистана от 30 апреля 2015 г. обязало областные администрации передать в безвозмездное пользование ООО «Avtotest Report» неиспользуемые земельные участки под строительство учебных комплексов.

Однако конфликт вызвало не это постановление Кабинета Министров, а другое — от 4 сентября 2017 года. Оно обязало всех водителей автомобилей, принадлежащих юридическим лицам (компаниям), раз в два года проходить переподготовку. И, что самое главное, приложение к постановлению гласило, что ООО «Avtotest Report» становится обладателем «…исключительного права осуществлять в Республике Узбекистан деятельность по повышению квалификации лиц (водителей), управляющих автотранспортными средствами, принадлежащими юридическим лицам».

Два месяца спустя Алламжонова назначили пресс-секретарем президента, что вызвало бурный общественный протест против монополии «Avtotest Report». Это был тот редкий случай, когда мирзиёевское правительство пошло на попятную — в 2018 году официальную монополию отменили. Теперь водители могут пройти переподготовку в любой автошколе, которая имеет соответствующую лицензию.

Ранее в этом году Антимонопольный комитет Узбекистана сообщил, что ни одна другая автошкола еще не получила такую лицензию. В пресс-релизе также говорилось, что Антимонопольный комитет раздумывает над тем, следует ли включить ООО «Avtotest Report» в реестр предприятий Узбекистана, занимающих монопольное положение. Мы обратились к комитету с вопросом, была ли компания «Avtotest» в конечном итоге включена в реестр, но ответа не получили.

Патенты

Вскоре после ухода Алламжонова из Агентства информации и массовых коммуникаций Кабинет Министров Узбекистана принял постановление «О мерах по организации подготовки нового кадастрового паспорта недвижимости». Его нет в Национальной базе данных законодательства Республики Узбекистан, где обычно публикуются нормативные правовые акты. Поэтому, когда его текст по неофициальным каналам был передан в распоряжение «Радио Озодлик» (узбекской службы «Радио Свобода»), то возникло предположение, что правительство держит постановление в секрете.

Авторы статьи ознакомились с этим постановлением, принятым в феврале 2020 года. Оно предоставляет зарегистрированной в Узбекистане компании «GID Systems Tashkent» право на реализацию потенциально прибыльного проекта — замены бумажных кадастровых паспортов на пластиковые смарт-карты — без проведения тендера. При этом Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) подчеркивает, что непрозрачные и бесконкурентные закупки являются одной из важнейших проблем, которую узбекское правительство должно решить, если оно хочет заключать выгодные сделки и ограничивать возможности незаконного влияния.

Согласно постановлению, за внедрение новой кадастровой системы компания GID Systems получает 18% от платы, взимаемой за выдачу паспорта — услугу, которой владельцы недвижимости будут обязаны воспользоваться. Кроме того, постановление гласит, что расходы «GID Systems Tashkent» покроет правительство. Похоже, что это надежная инвестиция, сулящая большую прибыль — и осуществленная без тендера, посредством тайного государственного постановления.

Радио Озодлик первым выразило опасения по поводу этой сделки, но зашло в тупик при попытке доказать ее незаконность. Акции «GID Systems Tashkent» принадлежат оффшорной холдинговой компании «GID FZE», зарегистрированной в Объединенных Арабских Эмиратах. Компания «GID FZE» не обязана указывать имена своих акционеров. Оффшорные зоны — такие, как ОАЭ, Сингапур и Швейцария — приобретают все большую популярность, поскольку компании, зарегистрированные в этих странах, могут скрывать информацию о своих бенефициарных владельцах и акционерах. 

Об организации, зарегистрированной в Эмиратах, деталей выяснить не удалось, однако в Узбекистане были выявлены альтернативные источники информации, которые свидетельствуют о том, что Комил Алламжонов связан с группой компаний GID самым непосредственным и существенным образом. Мы не нашли никаких публичных заявлений, в которых Алламжонов бы добровольно предал гласности эту связь после разоблачительной статьи Радио Озодлик, хотя в своих выступлениях он ратует за гласность и прозрачность.

У компании «GID FZE» есть еще одно дочернее предприятие в Узбекистане, находящееся в полной ее собственности — «GID Tashkent». В 2017 году компания «GID Tashkent» запатентовала в Агентстве интеллектуальной собственности Узбекистана свою смарт-технологию. В качестве автора в патентной заявке указан Комил Алламжонов.

Мы сверили данные компаний «GID Tashkent» и «GID Systems Tashkent», представленные в Единый государственный регистр предприятий и организаций Узбекистана, с теми данными, которые представили в Единый регистр компании, чьим основателем (по его собственному утверждению) является Алламжонов.

В результате сверки обнаружились общие номера телефонов и адреса. К примеру, «GID Systems Tashkent» и «GID Tashkent» в своих регистрационных данных указали тот же самый номер телефона (и тот же самый номер факса), что и компании «Avtotest Report», «E-Report Service» и «Milliy TV».

Отсюда следует, что Комил Алламжонов напрямую связан с группой компаний «GID». Это тревожный знак: мирзиёевское правительство предоставило компании из группы «GID» большие коммерческие возможности посредством непрозрачной сделки.

Алламжонов не ответил на наши просьбы прокомментировать свою связь с группой компаний «GID».

Омрачить исторический момент

В своих публичных речах Комил Алламжонов выступает в защиту свободы, прав человека, открытого правительства и развития предпринимательства в Узбекистане; он — один из ведущих деятелей международной кампании по смене имиджа Узбекистана. Однако существуют свидетельства того, что на протяжении последнего десятилетия бизнес-проекты Алламжонова получали ощутимые привилегии от правительства; есть подозрение, что при этом имели место злоупотребления государственной властью, не попавшие в поле зрения демократического надзора и не задокументорованные в государственной отчетности. Это яркий пример того, почему к правительственным заявлениям о смене политического курс нужно подходить с осторожностью.

На сегодняшний день возможность доступа к международному рынку, доверие инвесторов и политическая легитимность частично зависят от того, сможет ли правительство той или иной страны (даже если это — как ни парадоксально — авторитарное государство) доказать свою приверженность базовым либеральным нормам в области прав человека, частной собственности и демократических реформ. Поэтому смена имиджа — чрезвычайно важный проект для государств, известных своей коррупцией и нарушениями прав человека.

Чтобы смена имиджа сработала в долгосрочной перспективе, ее необходимо доказать на деле. Но за короткий срок, как мы видим, в рамках подобной пиар-кампании создать удается лишь обманчивую международную коалицию либеральных организаций.

Вслед за этим начинается международная эйфория; вместо тщательного анализа и здравой оценки ситуации упор делается на «позитивный настрой» и «надежду». Разумеется, деятельность авторитарных режимов трудно анализировать, поскольку их деловые операции и процедуры принятия решений носят закрытый характер. Однако в такие оптимистичные периоды люди склонны ошибочно принимать отсутствие доказательств мошенничества за доказательство истинности либеральных намерений государства.

Если же обнаруживается свидетельство того, что не все так безоблачно, то от него отмахиваются, называя его ложной тревогой, мелочной придиркой гражданских активистов — либо, что еще хуже, его могут представить как попытку «испортить» или омрачить исторический момент.

И все же, возможно, в такой трудной ситуации ответственность гражданского общества становится еще больше: сейчас, в разгаре пиар-кампании, необходимо под микроскопом разглядывать авторитарный режим, чтобы тщательно отделять вымысел от фактов.

Учитывая значимость Алламжонова для кампании мирзиёевского правительства, обнаруженные нами данные должны заставить людей задуматься — особенно если вспомнить о том, как другие высокопоставленные узбекские деятели участвовали в операциях и сделках, противоречащим ценностям, провозглашаемым новое правительство. Мы не пытаемся омрачить исторический момент. Наша цель — обеспечить критический анализ событий и процессов, чтобы каждая заинтересованная сторона — от гражданина до международной организации, такой как ООН, — располагала достоверной информацией, на основании которой можно судить, насколько искренен авторитарный режим, заявляющий о своем вступлении в новую эпоху демократии и защиты прав человека.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.