New York Post (США): в электронных письмах и фотографиях Хантера Байдена раскрывается необузданная жизнь и страдающая душа

Электронные письма и сообщения Хантера Байдена (Hunter Biden) раскрывают не только стремление незадачливого сына политика к прибыльным зарубежным соглашениям. Из них также очевидно вырисовывается образ заботливого отца, жизнерадостного друга и человека, которого гнетут утраты, обрушившиеся на его семью.

В переписке 2018 года его старшая дочь Наоми (Naomi) — названная в честь покойной сестры Байдена, погибшей вместе с их матерью в 1972 году в автокатастрофе — умоляла папу срочно перевести ей денег.

«Можешь перевести мне 150 на счет, у меня только что не прошел платеж за такси до аэропорта прости-прости-прости-прости», — писала студентка юридического факультета Колумбийского университета, которой сейчас уже исполнилось 26.

«Могу, но, Наоми, тебе нужно уже наконец осознать, что, если ты вылетишь из университета, твои шансы продолжать вести жизнь дочери папы-миллиардера, который на самом деле уже раздал все свое состояние, — обернутся для тебя некоторым потрясением», — отвечал Хантер.

«Я знаю, я исправлюсь в этом году, честное слово!!!!!!!!!!!! Честное слово», — писала в ответ Наоми.

Наоми на просьбу дать комментарий не отреагировала, но и ни адвокат Хантера Байдена, ни штаб Джо Байдена (Joe Biden) не опровергли данных, полученных нашим изданием после извлечения информации из MacBook Pro. Владелец компьютерной мастерской в Делавэре сказал, что компьютер оставили у него в апреле 2019 года и так и не забрали после этого.

В папке с фотографиями находится около 25 тысяч изображений, содержащих откровенно сексуальные и порнографические селфи (которые «Пост» не публикует), а также детские и отпускные снимки Байдена.

И если электронные письма (а их свыше 11 550) связаны с бывшей должностью Байдена в совете директоров украинской энергетической компании «Бурисма» и его делами с ныне обанкротившейся корпорацией «Си-И-Эф-Си Чайна Энерджи Ко», то большинство его сообщений носит безобидный и личный характер.

В корреспонденции 2019 года Байден общается со своим другом Мехаллом Ледуитом (Mehall Ledwith), праздновавшим День святого Патрика в баре «Челси-Белл» в Манхэттене.

«Интересно. Где это?» — написал Байден.

В другой переписке — 2018 года — Байден приглашал друга в отель «Голливуд Рузвельт» (Hollywood Roosevelt Hotel) в Лос-Анджелесе, написав, что у него «кабана-люкс» и он «зажигает, как дебильная рок-звезда».

«Ха-ха, похоже, это охренительно круто. Может, подъеду попозже», — написал Эндрю Бошоп (Andrew Boshop).

«Со мной ты этот вечер не забудешь, чувак», — ответил Байден.

Ледуит сказал, что не помнит переписки в День святого Патрика, но отметил, что они с Байденом дружат и обменивались сообщениями. Бошоп не ответил на просьбу дать комментарий.

Байден — признававший, что столкнулся с проблемами из-за наркотиков и алкоголя, — также излил душу в длинном электронном письме, отправленном самому себе в 2015 году, спустя три недели после смерти своего брата Бо Байдена (Beau Biden), бывшего генерального прокурора штата Делавэр, от рака мозга.

В сообщении на 800 слов с большим количеством опечаток Байден рассказывает, как он в детстве ходил в церковь со своим отцом и братом «каждое воскресенье», а также о службе, которую посетил на следующий день после смерти Бо.

«Мне не хватало его физического присутствия — я чувствовал, что он где-то там [среди нас], чувствовал его запах, — но его не было, он исчез», — писал Байден.

Байден писал, что, встав на колени у скамьи в церкви, «впервые в жизни [я] молился [не] только о моей погибшей матери и сестре, но и о моем покойном брате».

«И впервые за свою [жизнь я] молился за себя и просил позволения побыть с тобой и послать мне весточку, что ты любишь меня, пожалуйста, дай мне забыть, позволь мне прийти».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.