Neue Zürcher Zeitung (Швейцария): вызов для державы

На оптовом продовольственном рынке «Фуд-Сити» в Москве ситуация пока спокойная. Армянские торговцы фруктами и овощами с первых дней начала боевых действий в районе Нагорного Карабаха могли беспрепятственно продавать свой товар. «Фуд-Сити», как и многие другие продовольственные рынки и торговые центры в российской столице, принадлежит двум бизнесменам родом из Азербайджана. Удивительным образом и между двумя кавказскими общинами российской столицы — этническими армянами и азербайджанцами — сейчас нет напряженности.

Кремль, похоже, вздохнул с облегчением. Ведь летом, когда на армяно-азербайджанской границе начались столкновения, конфликт на короткое время перекинулся и на московскую диаспору двух кавказских стран. Это показало, что балансирование России в многолетнем конфликте между Арменией и Азербайджаном имеет также внутриполитическое значение. Сейчас, когда идет намного более серьезная война, для Москвы на кону стоит намного большее.

Россия ведет себя странным образом отстраненно. Президент Владимир Путин несколько раз разговаривал по телефону с премьер-министром Армении Николом Пашиняном, страна которого является членом возглавляемой Россией Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — военного союза с обязательством оказания поддержки в случае нападения. Совместно с президентом Франции Эммануэлем Макроном и президентом США Дональдом Трампом Кремль обратился к сторонам конфликта с призывом вернуться за стол переговоров. Министерство иностранных дел и Служба внешней разведки (СВР) выразили обеспокоенность в связи с участием в боевых действиях сирийских наемников.

Нет тех посреднических усилий, благодаря которым в 2016 году удалось сократить боевые действия в районе Нагорного Карабаха до четырех дней. С президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, который стал значимой фигурой в войне, пока что переговоров не было. И освещение войны в российских СМИ не является центральной темой.

Сдержанность России удивительна: ведь это события, в которые вовлечена Армения, формально являющаяся союзником, они разворачиваются на территории бывшего СССР. То есть в пространстве, где Россия нервно реагирует на вмешательство внешних сил. Москва оказалась неподготовленной к новой вспышке войны, или мнимая сдержанность наконец-то покажет всем беспомощность ни на что не способной Москвы? Или внешняя нерешительность — это просто тактика, необходимая в связи с тем, что Россия поддерживает со всеми участниками конфликта хоть и не равноценные отношения, но все-таки не враждебные и, признаемся, никогда не бывшие враждебными?

Вероятно, здесь и эти, и другие, и третьи причины. Полностью неподготовленной Россия к началу войны быть не могла. Также заметно, что более значимую роль хочет сыграть и Турция, на этот раз открыто вставшая на сторону Азербайджана. Карабахский конфликт — другой род конфликта в отличие от территориальных споров в странах бывшего СССР. Он разыгрывается между двумя государствами, и ни одно из них не проявляет однозначного крена в сторону Запада. Политолог Московского центра Карнеги Александр Баунов считает Азербайджан образцовой постсоветской страной, которая, не привлекая особого внимания, искоренила все символы прошлого и избрала собственный внешнеполитический курс, не бросаясь в западные армии и не разрывая отношений с Москвой. Для России управляемая в хорошо знакомом авторитарном стиле страна осталась важным партнером — и не только как покупатель военной техники.

С Арменией ситуация всегда была сложнее. Ереван вошел в союз с Россией только из-за стремления выжить. И довольно далеко идущая экономическая зависимость от России была не желанием Армении, а следствием того, что государство зажато между враждебными соседями, Турцией и Азербайджаном. «Бархатная революция» в Армении в 2018 году существенно обострила и без того отягощенные российско-армянские отношения. Смена власти после успешных уличных процессов, уголовное преследование бывшей элиты, имеющей тесные связи с Москвой, и открытость к западным НПО стали чувствительным ударом для России. Вместе с тем, пришедший к власти Пашинян никогда не отвергал союз с Россией.

Главный редактор российского телеканала иновещания RT Маргарита Симоньян, имеющая армянские корни, летом открыто рассказала об этой горечи. Она перечислила все армянские грехи по отношению к гаранту безопасности — Москве и намекнула, что такая Армения, в общем-то, не заслужила поддержки со стороны России. И сейчас слышны голоса, которые видят в сдержанности Кремля сигнал армянскому руководству — он осознанно позволяет действовать Азербайджану и Турции, заставляя Армению волноваться, чтобы она почувствовала, кому она должна быть благодарна.

Но за просчитанными действиями Эрдогана, задействованием сирийских наемников и грозящей новой интернационализацией конфликта со всеми вытекающими последствиями Путин не может долго безучастно наблюдать. По мнению Александра Баунова, Турция и Россия действуют совместно и в Сирии, и в Ливии, несмотря на противоположные позиции, потому что они прикрывают друг другу спину против американского или европейского вмешательства. Страх перед этим западным вмешательством так силен, что Россия и Турция даже на конфронтацию друг с другом в сирийском Идлибе обращают меньше внимания.

Россия и Турция создают друг для друга пространство для маневров. Но Южный Кавказ — не Сирия. Там Россия со своей военной интервенцией тоже считает себя державой, следящей за порядком. Но на Южном Кавказе претензия на такую роль намного сильнее, она закреплена исторически. Поэтому вмешательство Эрдогана в карабахскую войну на Кавказе внезапно становится новым испытанием для российской внешней политики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.